Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Чарльз МакКоуэн

Charles McKeown
Чарльз МакКоуэн
Профессии: Сценарист, Актёр, Играл себя
Пол: Мужской
Родился: 00 1946 (71 лет)
Первый фильм: 1979
Последний фильм: 2009
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Чарльз МакКоуэн известен по фильмам


Новости: Чарльз МакКоуэн

22.11.2015 18:10

Капитан Хаос и «гиллиамески»

Пожалуй, из всех современных режиссеров сложно выделить хотя бы одного настолько же культового, как старина Терри Гиллиам, которого с одинаковой силой обожали бы зрители и прессовали бы продюсеры. На счету этого англичанина американского происхождения — самые рискованные, дерзкие и вызывающие проекты, ни один из которых не имел безоговорочного успеха сразу по выходу на экраны. Каждый выпущенный хулиганом Терри фильм так или иначе встречал возражения, будь то мрачная антиутопия, выносящая приговор обществу потребления («Бразилия»), или гротескная притча о современной Алисе, необъяснимым образом занесенной на территорию хичкоковского «Психо» («Страна приливов»).

Этот интеллектуальный маргинал, в чьей голове роятся миллионы образов, рождаются фантастические типажи и возводятся целые города, то и дело принимает на себя роль самого болезненного нарыва Голливуда. И хотя ему поклоняются синефилы со всего мира, Гиллиам периодически становится мишенью для критиков и студийных боссов. Их раздражает его наплевательство на общественные запреты и безудержная фантазия, плоды которой иногда оказываются настолько уродливыми, что могут существовать лишь на грани фола. После выхода на экраны «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» профессиональная тусовка вообще задалась целью раз и навсегда потопить выскочку, который производит на свет «фальшивку, выданную за авторское кино».
Читать полностью
Поделиться:

18.03.2014 12:01

Терри Гилльям: «Я работаю только с друзьями»

В рамках промокампании картины «Теорема Зеро» режиссер Терри Гилльям ответил на вопросы поклонников о комик-группе Монти Пайтон, Хите Леджере, «Хранителях» и планах на будущее.

Кто принял решение заменить Хита Леджера в «Воображариуме доктора Парнаса» с помощью Джонни Деппа, Джуда Лоу и Колина Фаррелла?
Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 7.03

Все | Актёр | Сценарист | Главные роли

Фильмография: Чарльз МакКоуэн

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Сценарист [ скрыть ]


Воображариум доктора Парнаса
Воображариум доктора Парнаса (2009)

The Imaginarium of Doctor Parnassus (6.80)

Новые уловки
Новые уловки (сериал) (2003)

New Tricks (7.90)

Игра Рипли
Игра Рипли (2002)

Ripley's Game (6.70)

Планкетт и Маклейн
Планкетт и Маклейн (1999)

Plunkett & Macleane (6.10)

Приключения барона Мюнхаузена
Приключения барона Мюнхаузена (1988)

The Adventures of Baron Munchausen (7.00)

Бразилия
Бразилия (1985)

Brazil (8.00)


Актёр [ скрыть ]


Воображариум доктора Парнаса
Воображариум доктора Парнаса (2009)

The Imaginarium of Doctor Parnassus (6.80)
Fairground's Inspector (scenes deleted)

Приключения молодого Индианы Джонса: Шпионские игры
Приключения молодого Индианы Джонса: Шпионские игры (2007)

The Adventures of Young Indiana Jones: Espionage Escapades (7.20)
Charles (хроника)

N7
N7 (1995)
(0.00)
Denis

Charles (2 episodes, 1992-1993)

Американские друзья
Американские друзья (1991)

American Friends (6.20)
Maynard

Эрик Викинг
Эрик Викинг (1989)

Erik the Viking (5.90)
Sven's Dad

Приключения барона Мюнхаузена
Приключения барона Мюнхаузена (1988)

The Adventures of Baron Munchausen (7.00)
Rupert / Adolphus

East of Ipswich
East of Ipswich (1987)
(7.10)
Mr. Hargreaves

Навострите свои ушки
Навострите свои ушки (1987)

Prick Up Your Ears (7.20)
Mr. Cunliffe

Бразилия
Бразилия (1985)

Brazil (8.00)
Harvey Lime

Family Ties Vacation
Family Ties Vacation (1985)
(4.80)
Frederick Weiss

Шпионы как мы
Шпионы как мы (1985)

Spies Like Us (5.90)
Jerry Hadley


Частное торжество
Частное торжество (1984)

A Private Function (6.40)
Medcalf a Butcher



Миссионер
Миссионер (1982)

The Missionary (6.10)
Leicester, second friend of Raggy Masterson

Бандиты во времени
Бандиты во времени (1981)

Time Bandits (6.90)
Theatre Manager

The Box
The Box (1981)
(6.10)
(голос)



False Prophet / Blind Man / Giggling Guard / Stig

2nd native / ... (4 episodes, 1977-1979)



Charlie (1 episode, 1976)


Играл себя [ скрыть ]




What Is Brazil?
What Is Brazil? (1985)
(6.80)
Himself

Премьеры
26.10
Матильда
Matilda
26.10
Мы — монстры
Happy Family
26.10
Сеть
Geumul
26.10
Завуалируй это
Cherchez la femme
26.10
Последний богатырь
The Last Warrior
все премьеры

Топ 250
212
Пипец
Kick-Ass (7.80)
214
Гарри Поттер и узник Азкабана
Harry Potter and the Prisoner of Azkaban (7.80)
215
Хищник
Predator (7.80)
216
Звёздные войны: Эпизод 3 - Месть ситхов
Star Wars: Episode III - Revenge of the Sith (7.80)
217
Столкновение
Crash (7.80)
219
Джуно
Juno (7.80)
220
Машинист
The Machinist (7.80)
221
Ральф
Wreck-It Ralph (7.80)
весь топ
22.11.2015
Капитан Хаос и «гиллиамески»

Пожалуй, из всех современных режиссеров сложно выделить хотя бы одного настолько же культового, как старина Терри Гиллиам, которого с одинаковой силой обожали бы зрители и прессовали бы продюсеры. На счету этого англичанина американского происхождения — самые рискованные, дерзкие и вызывающие проекты, ни один из которых не имел безоговорочного успеха сразу по выходу на экраны. Каждый выпущенный хулиганом Терри фильм так или иначе встречал возражения, будь то мрачная антиутопия, выносящая приговор обществу потребления («Бразилия»), или гротескная притча о современной Алисе, необъяснимым образом занесенной на территорию хичкоковского «Психо» («Страна приливов»). Этот интеллектуальный маргинал, в чьей голове роятся миллионы образов, рождаются фантастические типажи и возводятся целые города, то и дело принимает на себя роль самого болезненного нарыва Голливуда. И хотя ему поклоняются синефилы со всего мира, Гиллиам периодически становится мишенью для критиков и студийных боссов. Их раздражает его наплевательство на общественные запреты и безудержная фантазия, плоды которой иногда оказываются настолько уродливыми, что могут существовать лишь на грани фола. После выхода на экраны «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» профессиональная тусовка вообще задалась целью раз и навсегда потопить выскочку, который производит на свет «фальшивку, выданную за авторское кино». Соревнуясь в остроумии, критиканы доказывали, что увлеченность Гиллиама стилистикой выявляет в нем недостаток драматургического таланта, а его капризы и несговорчивость — лишь последствия скудности мышления. И это, возможно, сошло бы им с рук, если бы фильмы Терри не вызывали таких сильных эмоций, каких не дождешься от современного кинопродукта. Продюсеры, в свою очередь, боятся этого опасного, неконтролируемого режиссера с идеями, которые, согласно их маркетинговым схемам, плохо продаются. Так Капитан Хаос вечно оказывается чужим среди своих. По степени раскрутки его картин, привлечения к съемкам топовых актеров и вниманию прессы он определенно считается постановщиком высшей категории. При этом, будучи все-таки более мейнстримовым, нежели артхаусным, Терри зачастую остается в меньшинстве. Гиллиама ценят в профессиональной среде. Киношные «технари» — операторы, дизайнеры, художники — почитают за честь поработать со смелым выдумщиком. Перед ним благоговеют и актеры: уже прославленные Брюс Уиллис и Брэд Питт в свое время готовы были потакать любой прихоти визионера, лишь бы пройти кастинг в «Двенадцать обезьян». Однако Терри по сей день — самый феерический неудачник на Фабрике грез. Еще в юности испытав нежелание состыковываться с абсурдной американской бизнес-стратегией, Гиллиам переехал в Британию. Молодой парень родом из Миннеаполиса, «самого скучного места на Земле», к этому времени успел поработать в относительно свободных от официальщины лос-анджелесских журналах Help! и Mad. Там он был человеком-оркестром, хотя большинство знакомых считали трудягу легкомысленным бездельником. Не желающий никому ничего доказывать Гиллиам работал сутками напролет. Способности к рисованию у дипломированного политолога позже вылились в страсть к анимации. Вообще, воображению Терри всегда завидовали даже самые мощные художники — оно у будущего режиссера раскочегарилось с детства, в котором не было даже телевизора, не говоря о походах в кино. К фильмам Акиры Куросавы, Федерико Феллини, Сергея Эйзенштейна и, конечно, Стэнли Кубрика он пристрастился уже в студенчестве, хотя по сей день больше вдохновляется мальчишескими впечатлениями (например, собственными фокусами). Свобода мышления и способность к соображению пригодились американцу, когда он начал работать в Лондоне, который в конце 60-х считался богемной столицей мира. Почти сразу после прибытия он познакомился с будущими «пайтонами» — прародителями британского телевизионного юмора. Роль Гиллиама в процессе создания комедийного проекта «Монти Пайтон: Летающий цирк» (Monty Python's Flying Circus), казалось, сводилась к минимуму — в основном он рисовал сюрреалистические анимационные вставки, созданные в духе поп-абсурдизма. Порой даже члены комик-группы не могли дать однозначной трактовки этим мультяшным связкам. Пока Джон Клиз, Эрик Айдл, Терри Джоунс, Майкл Пэйлин и Грэхам Чэпмен собирались вместе, чтобы обсудить будущие скетчи, Гиллиам был предоставлен самому себе. Но отщепенец тратил свободное от мозговых штурмов время с пользой — под шумок стал продвигать идею собственного полнометражного фильма под брендом «Монти Пайтон». К проекту о поисках королем Артуром и его рыцарями священного Грааля охотно присоединились остальные члены группы, а Терри Джоунс по факту стал сорежиссером своего тезки. На базе этого во всех смыслах экспериментального фильма выросла одна полезная, но нервирующая продюсеров рабочая черта Терри: Гиллиам просто обожает, когда съемки начинают идти не по плану или вообще грозят быть сорванными. При работе над малобюджетным «Священным Граалем» беды валились на команду одна за другой. В первый же день съемок сломалась камера, «пайтонов» под предлогом неблаговидности их намерений не пустили ни в один из прописанных в сценарии старинных замков, возникли проблемы с массовкой. Все эти трудности лишь подстегнули Терри на поиск неожиданных визуальных и концептуальных ходов, дав возможность поупражняться в смекалке. К примеру, нехватка финансирования спасла режиссеров от перспективы скатиться в банальность: в каком еще фильме рыцари обозначают езду на лошади клацаньем кокосовых скорлупок? С тех пор даже на крупных студийных проектах Терри молится о том, чтобы случился аврал. Это заставляет его выкручиваться, используя всю изворотливость и пробивной характер, пришпоривая фанатазию, которая порождает такие неожиданные решения, какие ни за что не пришли бы в голову режиссера, помещенного в тепличные условия. Несмотря на то, что созданные «пайтонами» образы были до нелепости карикатурными, а более осмысленно связанные скетчи оставались эклектичным набором тонких и едких каламбуров, уважение авторов к исторической эпохе и «поразительно осмысленная визуализация Средневековья» позволили им заявить о себе как о серьезных киноделах. Однако продолжать создавать фильмы под «пайтоновским» соусом Гиллиам не хотел — он стал специалистом в деле постановки кадров, поиска нужных локаций и работы с актерами, что порождало конфликты с тем же строптивым Джоунсом. Так что в последующие годы Гиллиам самостоятельно выпустил ленты «Джабервоки» и «Бандиты во времени», которые не имели большого успеха в странах, где ценилось творчество «Монти Пайтон». Люди жаждали очередного «Священного Грааля» или «Смысла жизни», а Терри все еще воспринимали как перебежчика из стана «пайтонов». Такая ситуация продлилась вплоть до выхода антиутопии «Бразилия», потрясшей зрителей своей бескомпромиссностью, красноречивостью изобразительных элементов и мрачной красотой. Ловко подхваченная атмосфера «1984» Джорджа Оруэлла и «Замка» Франца Кафки воцарилась в этой ленте с поправкой на склонность режиссера к фантазерству и сатире. Конечно, в фильмах Терри на общее дело начинает работать каждая деталь. Критики и коллеги по цеху ругают его за то, что форма у него частенько доминирует над содержанием и задает тон всему повествованию. Однако в «Бразилии» все пришло в идеальный баланс. По сути, 45-летний Терри собрал фильм по правилам искусства реди-мэйд: вторую жизнь у него обрели телетайпы, превращенные в компьютеры будущего, и военные агитплакаты. Главную роль в визуальном плане сыграли водосточные трубы, которые в реальности поражали Гиллиама тем, что могли быть проложены в самых неподходящих местах — прямо поверх ценной лепнины. Англичане были готовы принести искусство в жертву удобствам цивилизации. Однако Терри не положил проект на алтарь своей визионерской находчивости. Честно признав, что у него не очень хорошо выходят диалоги, он привлек к написанию сценария Тома Стоппарда и Чарльза МакКоуэна. Вместе они создали целую галерею харизматичных персонажей, во главе которой стоит типичный для Гиллиама средненький человечек, который получает то, чего не заслуживает, толком не успев осознать, о чем же он в принципе мечтает. Середнячка Сэма Лаури, на плечах которого лежит даже больший груз вины за происходящее, чем кажется на первый взгляд, по настоянию режиссера сыграл первоначально не подходивший на эту роль, но здорово преобразовавший ее Джонатан Прайс. К фильму проявил немалый интерес сам Роберт Де Ниро, специально приезжавший в Англию, чтобы сыграть небольшую, но важную с точки зрения центрального конфликта роль инженера Таттла. И хотя звездный актер извел всю съемочную группу, которая не привыкла работать в его размеренно-самокритичном стиле, он впоследствии стал чуть ли не самым важным бойцом в битве за «Бразилию». Война разгорелась между Терри Гиллиамом и студией Universal, владеющей правами на прокат ленты в Штатах. Главы кинокомпании никак не желали мириться с жестокой концовкой европейской версии картины, а постановщик не считал нужным уступать. В итоге обиженные продюсеры после длительных пререканий все-таки выпустили слегка видоизмененную «Бразилию» на экраны, обиженный же мастер хоть и отстоял свое творение по основным позициям, все же пострадал от нервов — на несколько месяцев утратил возможность ходить. Однако скандальная слава «Бразилии», вошедшая в историю кино наравне с самой антиутопией, оказалась по прошествии времени далеко не самым болезненным испытанием для этого провокатора с улыбкой Чеширского Кота. Неудачи следующего проекта выбили Терри из колеи. При том, что «Приключения барона Мюнхгаузена» собрали четыре технические номинации на «Оскар» в 1990 году, в обществе они были восприняты без особого энтузиазма. С некоторым разочарованием в киноиндустрии Гиллиам вошел в один из лучших периодов своей творческой биографии. Мы не говорим «в карьере», потому что, очевидно, Терри до старости не умел ею заниматься — с трудом шел на компромиссы, не понимал голливудской машинерии, отказывался от фильмов типа «Кто подставил кролика Роджера?», стремясь снимать только то, что было интересно ему. Это сейчас режиссер научился необходимому раздвоению сознания, сумел примирить в себе Терри-озорника и Терри-отличника, пришел к мысли о том, что интеллектуальный мейнстрим — меньшая из зол. А тогда, в начале 90-х, он в сердцах решил переложить ответственность за будущие проекты на плечи другого человека, придержать своих фирменных «гиллиамесок» (у режиссера к тому моменту окончательно сложился собственный стиль, который поклонники наградили термином “gilliamesque”). На деле же его энергия никуда не делась, а только обогатила фильмы так называемой Большой тройки — «Король-рыбак», «Двенадцать обезьян», «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Сценарий первой картины за авторством Ричарда ла Гравенеса Гиллиам получил по почте вместе с текстом к «Семейке Аддамс». Историю о клане жутковатых фриков Терри сразу же отправил в измельчитель, а вот «Король-рыбак» заинтриговал его настолько, что режиссер, готовый было отойти ко сну, так и остался сидеть на кухне в одном халате и махровых носках. С вмешательством Терри легкая мелодрама превратилась в красивый терапевтический миф, который оказывал такое же чудодейственное влияние на зрителей, как и Грааль на героя Робина Уильямса. Проживший лучшие творческие годы в Англии и испытывающий смешанные чувства к родине, Терри умудрился заставить нью-йоркцев увидеть истинную магию их города, населить шумные кварталы Манхэттена благородными рыцарями и наделить его душой. Именно благодаря Гиллиаму кинематограф получил одну из самых трогательных сцен в своей истории — вальс на Центральном вокзале. Также Терри впервые позволил себе идти вслед за актерами и не стал выстраивать громоздкие, убивающие искренность этой картины декорации, тем самым доказав, что может развить богатый сюжет и без визуальных подпорок. В результате поучительная и добрая история покорила сердца киноманов и собрала хорошие отзывы прессы. И это, пожалуй, единственное исключение за всю гиллиамовскую фильмографию. Впрочем, это не совсем справедливое резюме, ведь грандиозный фурор произвел также фантастический триллер «Двенадцать обезьян», снятый по сценарию Дэвида и Джанет Пипплз и основанный на короткометражке Криса Маркера «Взлетная полоса». Со временем лента получила культовый статус, а ее загадки до сих пор многим не дают покоя. Однако весь успех картины руководство Universal списало на участие в ней звезд уровня Питта, не ведая, что сам Терри дал роль красавчику, страстно желавшему избавиться от приевшегося амплуа, в качестве большого аванса. Другое дело «Страх и ненависть» — фильм, которым Гиллиам хотел открыть для себя 90-е, а по факту весьма символично их закрыл. Многие идеи романа Хантера С. Томпсона в то время витали в воздухе, и кинематограф просто обязан был разродиться его экранизацией. Взошедший на борт проекта Терри с большим уважением к тогда еще живому, эмоционально неустойчивому и потенциально опасному автору доработал материал, сместив все расставленные до него акценты. У режиссера получилась современная версия дантевского ада и письма с передовой в одном флаконе. По сути, Томпсон действительно вел заметки с поля боя, вот только ареной военных событий был его собственный, погибающий под наркотическими бомбардировками мозг. Сочившаяся желчью критика тут же разнесла Гиллиама за чересчур эпатажные трипы героя Джонни Деппа, дьявольский образ Бенисио дель Торо, сцены со скрытой педофилией и за ощущение краха американской мечты. Произошло именно то, что предрекал Хантер, — в свои права вступила ханжеская, живущая по законам тотальной самоцензуры Америка, не простившая режиссеру того, что он вытащил на обозрение один из самых сомнительных и даже позорных периодов ее истории. Однако «Страх и ненависть» повторил судьбу «Бойцовского клуба», став хитом через годы после своего официального релиза. А дальше постановщик замолчал на семь лет. В муках вынашивались, но так пока и не появились на свет его давние проекты — «Дефективный детектив», «Повесть о двух городах» и «Человек, который убил Дон Кихота». Ненавидящий стагнацию Гиллиам в середине нулевых ввязался в очередную производственную канитель — на сей раз с Вайнштейнами и семейным фэнтези «Братья Гримм». Кульминацией постоянных вмешательств продюсеров стал эпизод с накладным носом для Мэтта Дэймона: режиссер хотел, чтобы Вильгельм сломал нос, заступаясь в детских драках за младшего брата, Боб же испугался, что со сломанным носом зрители не узнают актера на постерах. После этого Терри, кажется, стал проще относиться к дорогостоящему студийному детищу. Фильм получился масштабным и затейливым, но совершенно неповоротливым и бесхарактерным. В кинотеатрах он прошел очень ровно, что, по мнению Терри, является самым худшим результатом в его профессии — упаси боже любого режиссера угодить в трясину усредненности. Стремясь доказать свою независимость Голливуду и всему киномиру, Гиллиам в образовавшийся между съемками «Братьев Гримм» пятимесячный перерыв снял чудную малозатратную вещицу, фэнтези «Страна приливов». Фильм, большая часть сюжета которого разыгрывается над разлагающимся трупом отца маленькой девочки, вышел излишне демонстративным и отталкивающим даже для Терри. Он открылся в тот же год, что и принятые без нареканий и страстей «Гриммы», и вызвал сомнения относительно того, действительно ли две эти ленты сняты одним постановщиком. «Шизофрения — это проще, чем кажется», — отшучивался Гиллиам. Как бы то ни было, «Страна приливов» — последний на данный момент впечатляющий фильм 75-летнего чудака Гиллиама. Хорошо раскрученный «Воображариум доктора Парнаса» оказался яркой пустышкой, а добравшаяся до экранов этим летом «Теорема Зеро» хоть и блистала в частностях, сводилась к каким-то уж очень прямолинейным тривиальностям, когда дело доходило до обобщений. Собственно, у Терри внезапно получилась вариация его же «Бразилии», если бы ее переделали сиблинги Вачовски. Что ждет режиссера, празднующего сегодня свой юбилей и никак не желающего рифмоваться с сединой в волосах, сложно предугадать. «В моем возрасте уже неплохо бы впасть в детство», — комментирует ситуацию неутомимый борец с системой. Что ж, мы поняли, что путешествие за край фантазии всегда оборачивается для Терри Гиллиама самыми немыслимыми экспериментами, которые кто-то назовет дичью, другие же — откровением. Главное, чтобы фильммейкер поскорее возвращался из своей творческой отлучки, дабы снова нагло и невозмутимо, как только он умеет, потрясти красной тряпкой перед носом очередного бюрократического дурака.... подробнее
18.03.2014
Терри Гилльям: «Я работаю только с друзьями»

В рамках промокампании картины «Теорема Зеро» режиссер Терри Гилльям ответил на вопросы поклонников о комик-группе Монти Пайтон, Хите Леджере, «Хранителях» и планах на будущее. Кто принял решение заменить Хита Леджера в «Воображариуме доктора Парнаса» с помощью Джонни Деппа, Джуда Лоу и Колина Фаррелла? Это был единственный способ закончить работу над фильмом. После смерти Хита я позвонил Джонни, который ответил, что готов помочь. Колин и Джуд тоже оказались друзьями Леджера. Я хотел, чтобы работу над этим проектом продолжили только самые близкие ему люди. Все трое согласились сниматься совершенно бесплатно. Они сошлись на том, что гонорар Хита должен достаться его дочери. Так и произошло. Какие воспоминания у Вас остались о Хите? Хит был гением. Замечательный, очень умный человек. Между дублями он веселил всю команду. Мы прекрасно проводили время на съемках. Расскажите о разногласиях со студией при монтаже «Бразилии». Это была настоящая схватка. Если вам в руки попадет книга «Битва за “Бразилию”», не упустите шанса ее прочитать. Сражение между мной и студией затянулось настолько, что мы просто ждали, кто первый выбросит белый флаг. Я не сдавался, а потому на экраны вышла моя версия фильма. Затем студия продала свой вариант картины на телевидение. И я, признаться честно, был даже рад, потому что зрители могли сами решить, какая версия им нравится больше. Мне повезло, потому что мой вариант не прерывался на рекламу каждые пять минут. Некоторым кажется, что пара сцен мультфильма «Вверх» очень похожа на кадры из «Бразилии» и «Приключений барона Мюнхаузена»... Я знаю, что ребята из Pixar являются большими поклонниками этих картин. Возможно, они украли эти сцены у меня, а я, в свою очередь, своровал их еще раньше у других режиссеров. Я точно знаю, что в трейлере «ВАЛЛ-И» звучала музыка из «Бразилии». С кем из актеров Вам работалось легче всего? Я очень ответственно подхожу к выбору актеров, а потому всегда отлично провожу время на съемках. Я был рад сотрудничать с Джеффом Бриджесом, Робином Уильямсом, Амандой Пламмер, Брэдом Питтом... Можно сказать, что я работаю только с друзьями. Изначально ли Вы планировали пригласить на главные роли в картине «Двенадцать обезьян» Брюса Уиллиса и Брэда Питта? Я видел в качестве исполнителя главной роли Джеффа Бриджеса. Глава студии Universal ответил мне отказом. Он заявил, что с Джеффом наш фильм ждет кассовый провал. Хорошо, что этого парня потом выгнали с работы. Брэда я тоже не видел в роли Джеффри. Этот герой не должен был умолкать ни на секунду, а я не думал, что Питт способен говорить с такой энергией. Но Брэд прилетел в Лондон, сумев убедить меня в том, что он справится с этой ролью. Мы пошли на риск, и он, на мой взгляд, сыграл просто блестяще. Какой у Вас любимый телесериал? В настоящий момент это «Во все тяжкие» (Breaking Bad). Смотрите ли Вы британские сериалы? Из последних я видел только «Шерлока» (Sherlock). Блестящее шоу. Насколько важна для Вас оказалась работа в Монти Пайтоне? Если бы не Монти Пайтон, я бы никогда не получил возможность снимать фильмы. Это был самый важный этап в мой жизни. Вы были единственным американцем в составе знаменитой комик-группы. Считаете ли Англию своим вторым домом? Я уже не американец, потому что отказался от гражданства лет восемь назад. Теперь я на сто процентов британец. Я сорок лет платил налоги в Америке, хотя сам жил в Англии. Мне кажется, что на мои деньги за это время было создано слишком много бомб... Уж лучше я буду поддерживать британскую военную промышленность. Как Вы относитесь к словам Зака Снайдера о том, что он спас «Хранителей» от «Терри Гилльямов»? Я написал сценарий «Хранителей» вместе с Чарлзом МакКоуэном. Мне казалось, что эту историю было просто невозможно сжать в формат полнометражного фильма. Мы создали интересную адаптацию графической новеллы, но было очевидно, что двух с половиной часов хронометража будет недостаточно. Фильм Зака получился любопытным, но он пострадал из-за многих проблем, которых я, отказавшись от идеи экранизировать «Хранителей», сумел избежать. Какие фильмы Вы считаете недооцененными? Мне, например, очень понравились «Семь психопатов». Жаль, что их не оценили по достоинству. Что же касается своих картин, то «Воображариум доктора Парнаса» мог бы выступить в США гораздо лучше. Студия плохо организовала промокампанию, а потому люди просто пропустили этот фильм. Хотели бы Вы снять ремейк какой-нибудь картины? Я не верю в то, что ремейки могут быть успешны. Особенно это касается хороших фильмов. Какие три фильма Вы бы взяли с собой на необитаемый остров? А проектор и DVD-плеер на этом острове будут? А то получится, что у меня с собой есть три фильма, которые я не смогу посмотреть... Удастся ли Вам снять фильм «Человек, который убил Дон Кихота»? Я планирую наконец-то начать работу в этом году. Почему зрителям стоит посмотреть картину «Теорема Зеро»? Это прекрасный фильм, который может открыть вам глаза на тот мир, в котором мы живем. Источник: Reddit... подробнее