Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Кшиштоф Кесьлевский

Krzysztof Kieslowski
Кшиштоф Кесьлевский
Профессии: Режиссёр, Сценарист, Актёр, Играл себя
Пол: Мужской
Брак: Maria Cautillo (00.00.1967) (детей: 1)
Рост: 184
Родился: 27 июня 1941, Рак (76 лет назад)
Умер:: 13 марта 1996 (54 лет)
Последний фильм: 2009
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Кшиштоф Кесьлевский известен по фильмам


Фото: Кшиштоф Кесьлевский

Фото Кшиштоф Кесьлевский Фото Кшиштоф Кесьлевский Фото Кшиштоф Кесьлевский

Новости: Кшиштоф Кесьлевский

03.02.2017 19:33

В чужой монастырь. Рецензия на «Молчание»

Вопросы веры, религии — это то, от чего авторскому кино, как и вообще человеческой мысли, так или иначе никуда не деться. Об этом Ингмар Бергман снял свою «трилогию веры», Кшиштоф Кеслевский — десятисерийный «Декалог», об этом повествуют и лучшие картины Андрея Тарковского, Ларса фон Триера... Перечислять можно очень долго. Чтобы вопрошать, необязательно быть воцерковленным или вообще верующим. Оттого поистине глубокие фильмы на данную тематику, хоть и посвященные определенной конфессии, не кажутся ни однозначными, ни односторонними.

У великого многоопытного Мартина Скорсезе есть личный интерес к религии и более всего к католицизму. Он рос набожным ребенком, а в юности вообще собирался принять сан священника. При всей живости, ироничности, порой жестокости и хулиганской природе многих своих картин режиссер иногда задумчиво обращается к вопросам на первый взгляд сугубо религиозным, выбирая для этого весьма академичную и строгую форму повествования. Его вымученный и скандальный, по мнению некоторых, фильм «Последнее искушение Христа» затрагивал щекотливый вопрос соединения в Иисусе человеческой и божественной природы, выходя тем самым за рамки дозволенного для законсервированной во многих вопросах Церкви. Следующим «религиозным» произведением мастера был «Кундун» — о подвиге Далай-Ламы XIV.
Читать полностью
Поделиться:

16.01.2015 17:00

Анатомия интимного единства. Рецензия на «Еще один год»

Трогательный в своей простоте и доступности отечественный ромком «Еще один год» может показаться скучным и необязательным для просмотра тем, кто не настроен на определенную волну. Влюбленным — слишком обыденным, хипстерам — недостаточно модным, поклонникам радикального артхауса — чересчур прямолинейным и недостойным глубоко анализа с привлечением всех мощностей эрудиции.

Но этот фильм станет истинной находкой для тех, кто истосковался по уютному кино о том самом «интимном единстве», про которое вещал герой Робина Уильямса герою Мэтта Дэймона в гениальной ленте «Умница Уилл Хантинг». Пожалуй, чего-то подобного мы ждали от отечественных киноделов (и уже почти отчаялись дождаться) аж со времен выхода «Неадекватных людей»...
Читать полностью
Рубрика: Рецензия
Поделиться:

01.05.2014 18:10

Ян Харлан: «Стэнли Кубрик — небывалый перфекционист»

Ретроспектива — идеальная машина времени, хоть и движется она исключительно назад, в прошлое. Только представьте — у вас появилась возможность увидеть на большом экране фильм, который годами лежал в домашней коллекции. И тут вдруг уютный диван, привычный руке пульт и компания близких людей сменяются гвалтом незнакомцев и сладким предвкушением у закрытых дверей зала...

В Санкт-Петербурге с 24 по 27 апреля состоялась ретроспектива картин Стэнли Кубрика, в рамках которой киноманы смогли увидеть на большом экране ленты «2001 год: Космическая одиссея», «Цельнометаллическая оболочка», «Сияние», «Заводной апельсин» и «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил бомбу». Машина времени сработала: фильмы Кубрика не потеряли актуальности, а их техническая составляющая все еще способна удивлять.
Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 6.85

Все | Актёр | Режиссёр | Сценарист | Главные роли

Фильмография: Кшиштоф Кесьлевский

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Режиссёр [ скрыть ]


Три цвета: красный
Три цвета: красный (1994)

Trois couleurs: Rouge (8.10)

Три цвета: Белый
Три цвета: Белый (1994)

Trzy kolory: Bialy (7.70)

Три цвета: Синий
Три цвета: Синий (1993)

Trois couleurs: Bleu (7.90)

Двойная жизнь Вероники
Двойная жизнь Вероники (1991)

La double vie de Véronique (7.80)

Городская жизнь
Городская жизнь (1990)

City Life (7.30)

Декалог
Декалог (сериал) (1989)

Dekalog (9.20)

Короткий фильм о любви
Короткий фильм о любви (1988)

Krótki film o milosci (8.30)

Krótki film o zabijaniu
Krótki film o zabijaniu (1988)
(8.20)

Siedem dni w tygodniu
Siedem dni w tygodniu (1988)
(7.00)

Przypadek
Przypadek (1987)
(7.90)

Bez konca
Bez konca (1985)
(7.50)

Короткий рабочий день
Короткий рабочий день (1981)

Krótki dzien pracy (7.00)

Spokój
Spokój (1980)
(8.20)

Вокзал
Вокзал (1980)

Dworzec (6.50)

Говорящие головы
Говорящие головы (1980)

Gadajace glowy (7.80)


Кинолюбитель
Кинолюбитель (1979)

Amator (7.90)

Семь женщин в разном возрасте
Семь женщин в разном возрасте (1979)

Siedem kobiet w róznym wieku (6.70)

Больница
Больница (1977)

Szpital (7.00)

Не знаю
Не знаю (1977)

Nie wiem (7.00)

Personel
Personel (1976)
(7.00)

Шлепок
Шлепок (1976)

Klaps (6.10)

Шрам
Шрам (1976)

Blizna (6.80)

Биография
Биография (1975)

Zyciorys (7.20)

Przejscie podziemne
Przejscie podziemne (1974)
(5.20)

Первая любовь
Первая любовь (1974)

Pierwsza milosc (6.60)

Просвечивание
Просвечивание (1974)

Przeswietlenie (5.80)

Каменщик
Каменщик (1973)

Murarz (6.50)

Основы охраны труда на медном руднике
Основы охраны труда на медном руднике (1972)

Podstawy BHP w kopalni miedzi (4.80)

Припев
Припев (1972)

Refren (6.30)

Между Вроцлавом и Зелёной Гурой
Между Вроцлавом и Зелёной Гурой (1972)

Miedzy Wroclawiem a Zielona Gora (4.20)

Fabryka
Fabryka (1971)
(6.00)

Я был солдатом
Я был солдатом (1971)

Bylem zolnierzem (7.40)

Перед ралли
Перед ралли (1971)

Przed rajdem (4.70)

Рабочие 1971 - Ничего о нас без нас
Рабочие 1971 - Ничего о нас без нас (1971)

Robotnicy 1971 - Nic o nas bez nas (5.10)

Z miasta Lodzi
Z miasta Lodzi (1968)
(6.80)

Снимки
Снимки (1968)

Zdjecie (4.50)

Концерт по заявкам
Концерт по заявкам (1967)

Koncert zyczen (5.60)

Отдел
Отдел (1966)

Urzad (6.40)

Трамвай
Трамвай (1966)

Tramwaj (6.20)

Kartoteka
Kartoteka (0)
(0.00)

Сценарист [ скрыть ]


Uit Zicht
Uit Zicht (2009)
(0.00)

Надежда
Надежда (2007)

Nadzieja (6.00)

Ад
Ад (2005)

L'enfer (6.90)

Рай
Рай (2002)

Heaven (7.20)

Большой зверь
Большой зверь (2000)

Duze zwierze (7.10)

100 лет в кино
100 лет в кино (1995)

100 lat w kinie (6.60)

Три цвета: красный
Три цвета: красный (1994)

Trois couleurs: Rouge (8.10)

Три цвета: Белый
Три цвета: Белый (1994)

Trzy kolory: Bialy (7.70)

Три цвета: Синий
Три цвета: Синий (1993)

Trois couleurs: Bleu (7.90)

Двойная жизнь Вероники
Двойная жизнь Вероники (1991)

La double vie de Véronique (7.80)

Декалог
Декалог (сериал) (1989)

Dekalog (9.20)

Короткий фильм о любви
Короткий фильм о любви (1988)

Krótki film o milosci (8.30)

Krótki film o zabijaniu
Krótki film o zabijaniu (1988)
(8.20)

Przypadek
Przypadek (1987)
(7.90)

Bez konca
Bez konca (1985)
(7.50)

Короткий рабочий день
Короткий рабочий день (1981)

Krótki dzien pracy (7.00)

Spokój
Spokój (1980)
(8.20)

Кинолюбитель
Кинолюбитель (1979)

Amator (7.90)


Шрам
Шрам (1976)

Blizna (6.80)

Personel
Personel (1976)
(7.00)

Биография
Биография (1975)

Zyciorys (7.20)

Первая любовь
Первая любовь (1974)

Pierwsza milosc (6.60)

Przejscie podziemne
Przejscie podziemne (1974)
(5.20)

Основы охраны труда на медном руднике
Основы охраны труда на медном руднике (1972)

Podstawy BHP w kopalni miedzi (4.80)

Между Вроцлавом и Зелёной Гурой
Между Вроцлавом и Зелёной Гурой (1972)

Miedzy Wroclawiem a Zielona Gora (4.20)

Я был солдатом
Я был солдатом (1971)

Bylem zolnierzem (7.40)

Снимки
Снимки (1968)

Zdjecie (4.50)

Концерт по заявкам
Концерт по заявкам (1967)

Koncert zyczen (5.60)

Трамвай
Трамвай (1966)

Tramwaj (6.20)

Актёр [ скрыть ]


Suojaviiva
Suojaviiva (1995)
(0.00)

Man on the Street (в титрах отсутствует)

Лицо
Лицо (1966)

Twarz (6.60)
The Artist

Играл себя [ скрыть ]


Himself (хроника)

Испытание артистов
Испытание артистов (2004)

Épreuves d'artistes (3.90)
Себя (хроника)

Кшиштоф Кесьлевский: я так себе...
Кшиштоф Кесьлевский: я так себе... (1998)

Krzysztof Kieslowski: I'm So-So... (7.30)
Себя

69-я церемония вручения премии «Оскар»
69-я церемония вручения премии «Оскар» (1997)

The 69th Annual Academy Awards (6.50)
Себя - Memorial Tribute


67-я церемония вручения премии «Оскар»
67-я церемония вручения премии «Оскар» (1995)

The 67th Annual Academy Awards (6.20)
Себя (хроника)



Премьеры
05.10
Тело налево
L'un dans l'autre
12.10
Иностранец
The Foreigner
12.10
Сделано в Америке
American Made
12.10
Безбашенные
Renegades
все премьеры

Топ 250
31
Помни
Memento (8.60)
32
Красота по-американски
American Beauty (8.60)
33
Американская история Х
American History X (8.60)
34
1+1
Intouchables (8.60)
35
Леон
Léon (8.60)
37
Апокалипсис сегодня
Apocalypse Now (8.60)
38
Гражданин Кейн
Citizen Kane (8.60)
39
Волк с Уолл-стрит
The Wolf of Wall Street (8.60)
весь топ
03.02.2017
В чужой монастырь. Рецензия на «Молчание»

Вопросы веры, религии — это то, от чего авторскому кино, как и вообще человеческой мысли, так или иначе никуда не деться. Об этом Ингмар Бергман снял свою «трилогию веры», Кшиштоф Кеслевский — десятисерийный «Декалог», об этом повествуют и лучшие картины Андрея Тарковского, Ларса фон Триера... Перечислять можно очень долго. Чтобы вопрошать, необязательно быть воцерковленным или вообще верующим. Оттого поистине глубокие фильмы на данную тематику, хоть и посвященные определенной конфессии, не кажутся ни однозначными, ни односторонними. У великого многоопытного Мартина Скорсезе есть личный интерес к религии и более всего к католицизму. Он рос набожным ребенком, а в юности вообще собирался принять сан священника. При всей живости, ироничности, порой жестокости и хулиганской природе многих своих картин режиссер иногда задумчиво обращается к вопросам на первый взгляд сугубо религиозным, выбирая для этого весьма академичную и строгую форму повествования. Его вымученный и скандальный, по мнению некоторых, фильм «Последнее искушение Христа» затрагивал щекотливый вопрос соединения в Иисусе человеческой и божественной природы, выходя тем самым за рамки дозволенного для законсервированной во многих вопросах Церкви. Следующим «религиозным» произведением мастера был «Кундун» — о подвиге Далай-Ламы XIV. Эти картины, надо думать, не представляют собой авангард фильмографии Скорсезе, не пользуются наибольшим спросом у публики. Но если копнуть глубже, становится ясно, что и для многих «современных» героев постановщика — Чарли Каппы в «Злых улицах», Трэвиса Бикла в «Таксисте» или Тэдди Дэниэлса в «Острове проклятых» — особо остро стоит вполне христианский вопрос: как продолжать жить среди земных грехов и страданий, при этом сохранив веру, выработав моральный кодекс. Вера в этом случае подразумевается даже не в конкретного Бога, а в справедливость, в некий смысл, в человечность. И для этих героев, как, видимо, и для самого Скорсезе, причиной гнетущей раздвоенности, неудовлетворенности и постоянных размышлений становится сомнение — главное испытание на пути веры. Так случилось и с героями его последнего на данный момент, очень долгожданного фильма. Едва прочитав одноименный роман японского писателя и тоже, кстати, католика Сюсаку Эндо, Скорсезе пообещал себе, что непременно снимет экранизацию. Ранее, еще в 1971 году, Масахиро Шинода представил свою адаптацию, которая в ключевых моментах расходилась с идеями романа. А «Молчание» Скорсезе рождалось в течение аж 30 лет. Мучительно, с постоянными отменами, отказами, ожиданием и все равно с уверенностью, что не воплотить это на экране нельзя. Менялись актеры, сдвигались сроки, съемки вместо Японии были проведены в Тайване. Продюсеры картины уже назвали работу над этой драмой самой тягостной за всю фильмографию режиссера. Сейчас это представляется закономерным и предопределенным — чтобы проработать такой материал и представить его на суд зрителя, кажется, может потребоваться и вся жизнь. Только одной своей тематикой, затрагивающей проблемы мученичества, миссионерства и силы веры, картина Мартина Скорсезе становится в один ряд с увенчанной Пальмовой ветвью «Миссией» Роланда Жоффе и лучшими «христианскими» фильмами Мэла Гибсона. Неслучайно Мартина Скорсезе с недавно вернувшимся в режиссерское кресло Гибсоном называют одними из последних консерваторов Америки. Уже один только хронометраж «Молчания» — почти три часа — может стать испытанием для неусидчивого зрителя. Несмотря на широкий контекст темы и множество киноработ, ей посвященных, детище Скорсезе от первого кадра до последнего — его, авторское и неповторимое. С первого взгляда история одноименной книги Эндо достаточно проста: XVII век, в Японии продолжают радикальными мерами искоренять завезенное туда и сначала положительно принятое христианство. В папство поступает страшная новость: один из самых надежных служителей иезуитов падре Феррейра (Лиам Нисон) якобы отрекся от веры и «ассимилировался» с местными — взял в жены японку и проповедует буддизм. Двое его учеников — отец Родригес (Эндрю Гарфилд) и отец Гаррпе (Адам Драйвер) — решают отправиться с миссией на далекие японские острова, чтобы опровергнуть гнусные слухи и заодно прояснить масштабы сложившегося в стране террора. Разворачиваемая далее история во всех красках рисует противоборство и порой несопоставимость миров и истин, но, что самое главное, задает вопросы, на которые, наверное, невозможно дать однозначный ответ. Как можно проповедовать ту или иную религию, жертвуя ради этого невинными людьми? Как можно нести веру в Бога, в самые тяжелые моменты не получая никакого отклика от него? Молчание, тишина — это тот мир, в который оказываются погружены несчастные мученики за веру. Ни безмолвное темное море, ни пустые небеса не дадут ответа — в чем смысл этой борьбы, и почему должны погибнуть самые сильные души? Так, из трагического эпизода истории собственной страны Эндо, для которого, по его собственному признанию, католицизм стал «плохо пригнанным костюмом западного покроя», вывел масштабное философское произведение, смыслы которого словно поднимаются над первоначальной фактической основой и оказываются намного объемнее, чем разговор о религии или противостоянии двух миров. Вместо примитивного «кто прав, а кто виноват?» здесь выступает целый ряд вопросов, и многие из них просто повисают в воздухе. Конфликт мировоззрений, Запада и Востока мог бы стать ключевым в этой истории, но он лишь выполняет роль фона. Безусловно, исторический контекст оказывается здесь важен — легко догадаться, что для японских властей главная цель угнетений заключалась в отмене надвигающейся западной колонизации. Именно с того момента Cтрана восходящего солнца погрузилась в полную изоляцию. Как бы это кощунственно ни звучало, но геноцид христиан в Японии XV-XVII веков на фоне совершенных за всю историю этой религии деяний «за Христа», пожалуй, немного блекнет. Ну что мы там не видели? «Водяные кресты», «ямы», пытки... Даже не особо изощренные, а просто жестокие и хитрые. Но уже первой сценой распятия неугодных Скорсезе вызывает уважение к мученикам и трепетный страх. Нельзя сказать, что представленные эпизоды насилия как-то спекулируют на пресловутой японской жестокости. Наоборот, национальный и культурный колорит здесь отображен скуповато, но за счет этого срабатывает общий механизм картины: перед зрителем в первую очередь предстают не культурно-религиозные дебаты, а простые люди, не социальные или национальные группы, а отдельные личности со своими убеждениями и слабостями. Именно так Скорсезе, посвящая «Молчание» погибшим японским христианам, приравнивает их ко всем погибшим за большую идею, всем, кто не согласился на позорный компромисс. Собственно, именно компромисс является одной из проблемных точек фильма, а истории трех падре — разными вариантами выхода из сложной и неоднозначной ситуации. По мнению самого Эндо, «христианство [в Японии] умерло, потому что не может здесь выжить». Им была подобрана и удачная метафора: Япония — это болото, в котором ростки христианства вязнут и не могут прорасти. Сказывается различие менталитета и мировоззрений. Некоторые местные крестьяне даже не разграничивали буддизм и христианство, сливая их в одно целое. Дело еще, конечно, и в методах самих просветителей — это у Скорсезе намечено лишь пунктиром, а у Эндо объясняется в полном объеме. Среди миссионеров-иезуитов было вполне привычным пренебрежение японской культурой и менталитетом, граничащее порой с жестокостью и высокомерием по отношению к «язычникам». Это в некоторой степени парадокс, что фильм посвящен божественному присутствию или отсутствию, то есть тому, чего нельзя изобразить. Оттого визуальный язык здесь изначально берет на себя очень важную миссию, пытаясь выразить невыразимое. Единственная номинация на «Оскар» у драмы как раз за операторскую работу, и здесь даже нечего добавить: камера Родриго Прието иногда заставляет просто задержать дыхание. Несмотря на это, «Молчание» со всеми его паузами и замедленными пассажами фильм разговорный и дискуссионный. Безусловно, здесь сказывается литературная основа — книга Эндо построена в форме исповедальных писем брата Родригеса. Закадровый голос Эндрю Гарфилда иногда напрямую цитирует печатный оригинал. Хотя традиционно такая форма уже давно устарела и вообще редко когда отправляется в копилку мастерства постановщика, здесь она смотрится гармонично и позволяет зрителю лучше понять главного персонажа, погрузиться в его мучительные переживания. Эндрю Гарфилд и его игра — одна из жемчужин драмы Скорсезе. Уже в который раз молодой актер удивляет какими-то внезапными зрелостью и проникновенностью. И если поначалу он и его напарник Адам Драйвер слегка диссонировали с происходящим на экране, то оставшись со зрителем практически наедине, Гарфилд отыграл свое соло очень глубоко и правдиво. Собственно, его персонаж — это центр драматургии всего фильма, тот, чьими глазами мы видим происходящее, чей внутренний конфликт переживаем. Достоинство тут не только в мастерстве актера, но и в прорисовке самого героя — отца Родригеса, сначала постоянно мысленно сравнивающего себя с Христом и его приближением к кресту. Такие сравнения себя с Иисусом чисто внешне вполне уместны, но внутренне, конечно, происходят из гордыни. И если, только попав на остров, Родригес предстает перед зрителем твердо убежденным священником, говорящим цитатами из Евангелия, то дальше, шаг за шагом, он переживает самое главное испытание религиозного человека — тяжелое испытание своей веры. Оказывается, мученики идут на смерть отнюдь не с восторженными криками и хвалой Господа, их смерть ужасно страшна и неприглядна, — несовпадение привычных библейских сюжетов с жизнью становится для падре откровением. Отец должен отвечать за свою паству и спуститься на землю, к людям, или же ждать знака от Господа и бездействовать? Для понимания отца Родригеса весьма полезно будет вспомнить Библию, хотя основное здесь лежит на поверхности. Герой Гарфилда переживает и свое искушение дьяволом в пустыне, и очевидное предательство Иуды, и свой Гефсиманский сад. Распятие оказывается для него метафорическим, выраженным в необходимости самого сложного выбора. Истина христианства абсолютна и универсальна — именно от этого не может отказаться отец Родригес, и именно это лежит в основе его личности, несогласной на подлые уступки. Пришлись к месту и актеры второго плана — и Лиам Нисон, за десять минут своего пребывания на экране одними глазами сказавший все, и Иссэй Огата в роли инквизитора, иронично-инфернального персонажа, кажется, единственного, кто хладнокровно осознает, что вообще происходит. Центр всего смыслового ядра картины как раз и можно уловить из диалогов святых отцов и особенно разговоров Родригеса с инквизитором, шутками и аллегориями объясняющим, почему Японии не нужна навязчивая любовь. Молчание — это объемная метафора, символизирующая собой не только отсутствие Бога или ответа от него, но и одну из возможных реакций на происходящее в мире зло. Именно в такой ситуации оказывается главный герой, поставленный перед выбором — смотреть на чужие страдания и молчать или нет; думать иначе, но подчиняться или нет. В молчании может быть скрыто сокровище, а может — пустота. Фильм Скорсезе не погружен в тишину, его наполнением становятся естественные звуки природы — щебетание птиц, шорох листьев, шум прибоя. В этих звуках нельзя найти какую-то оценку происходящему или смысловое содержание. Так и молчание Бога во всей своей экзистенциальной трагичности оказывается в то же время фактом и моментом его присутствия. Скорсезе не дает на это прямого ответа, хоть и в последнем, пусть и изящном кадре не удерживается и все-таки слегка клонится в очевидность. За исключением финала, вся выстраданная за десятилетия картина пронизана мудростью и тягостными вопросами без ответов. Когда мысленно обращаешься к коллизиям «Молчания», все больше кажется, что раз за разом обнаружишь новую символику и смыслы, берясь за эту словно неисчерпаемую чашу. Духовный путь, проделанный героями, невозможно пережить лишь с посещением кинотеатра. У каждого так и остается свое испытание, свой диалог в форме односторонних реплик и свой уровень пустоты и молчания, который порой хочется заполнить надеждой, смыслом и непоколебимыми убеждениями в самом главном.... подробнее
16.01.2015
Анатомия интимного единства. Рецензия на «Еще один год»

Трогательный в своей простоте и доступности отечественный ромком «Еще один год» может показаться скучным и необязательным для просмотра тем, кто не настроен на определенную волну. Влюбленным — слишком обыденным, хипстерам — недостаточно модным, поклонникам радикального артхауса — чересчур прямолинейным и недостойным глубоко анализа с привлечением всех мощностей эрудиции. Но этот фильм станет истинной находкой для тех, кто истосковался по уютному кино о том самом «интимном единстве», про которое вещал герой Робина Уильямса герою Мэтта Дэймона в гениальной ленте «Умница Уилл Хантинг». Пожалуй, чего-то подобного мы ждали от отечественных киноделов (и уже почти отчаялись дождаться) аж со времен выхода «Неадекватных людей»... Оксана Бычкова, известная как режиссер другого приятного фильма «Питер FM», для своей новой работы взяла за основу пьесу Александра Володина «С любимыми не расставайтесь». В ней речь шла о паре, разбежавшейся из-за ерунды. Из-за ерунды разводятся и герои «Еще одного года»Егор (Алексей Филимонов) и Женя (Надежда Лумпова). То ли они слишком молоды, а их любовь, соответственно, пока еще не совсем любовь и зиждется на сексе. То ли быт заел, вдребезги разбил любовную лодку, и не спасли ни новые обои, ни совместный просмотр кинолент Кшиштофа Кеслевского. Неважно, почему они расстались, и что было дальше. Важно то, что эти двое не заметили, как впустили в свое интимное единство внешний мир со всеми его условностями: кому в семье зарабатывать, на что тратить совместный бюджет и так далее. То есть их брак на момент развития этой истории находился на той стадии, когда уже отгремели салюты эндорфинов, но еще не хватает мудрости принять новую форму любви. Плюс молодость, амбиции, эго и в конце концов отсутствие опыта. Бычковой с ее по-хорошему наивной манерой сторителлинга удалось очень точно уловить и передать именно это переходное состояние, когда одно неосторожное слово может перечеркнуть все старания и запустить необратимые механизмы расставания. Незамыленность лиц актеров вкупе с легкой, но при этом слегка нервной игрой, больше напоминающей поведение людей под взглядом камеры реалити-шоу, сделали свое дело в плане идентификации зрителя. Благодаря Надежде и Алексею все здесь очень знакомо и понятно. Старый матрас, это набитое воспоминаниями ложе любви — на помойку! Заносчивых ухажеров с их незатейливыми подкатами — лесом! Корпоративы псевдобогемы, уязвленное самолюбие юного бомбилы, обильное застолье у родственников с требухой на закусь — мы все это проходили в том или ином виде, в тот или иной период жизни. Как бы в противопоставление застолью нам показывают молодежные посиделки с непременными разговорами о современном искусстве. Но выясняется, что никакое это не противопоставление, а передача эстафеты. Бычкова ненавязчиво дает понять, что ужасной, непоправимой разницы между героями нет. То, из-за чего они решили разводиться, — чушь и мишура. Требуха жизни. Ценно лишь интимное единство и его неприкосновенность. Даже кодовые слова и выражения, которые Женя и Егор придумали для использования в своем мире — это те же «коти» и «заи» поклонников требухи, но на новый лад. У современного зрителя язык отношений главных героев рифмуется с чем-то чертовски приятным из того, что когда-то приключалось с ним на любовном фронте или приключается прямо сейчас. А он перестал это замечать... «Жека, верни ж*пу» и «Дай подмышку поцелую» — это своего рода заклинания, которые при правильном использовании отгоняют злых духов бытовухи и возвращают вещам их имена. В общем, конечно, это фильм о любви. Но не о любви как о каком-то абсолюте из фильмов и книг, который бывает только до свадьбы, а после нее превращается в линялый симулякр. «Еще один год» — это картина о любви, которая после свадьбы никуда не исчезает, а просто перестает концентрироваться возле половых органов и начинает обживать другое пространство. И в это время главное не дать ей утечь сквозь пальцы, не растранжирить на ерунду. А как это делается — фильм ответов не дает. Чтобы понять, нужен не еще один год, а гораздо, гораздо больше...... подробнее
01.05.2014
Ян Харлан: «Стэнли Кубрик — небывалый перфекционист»

Ретроспектива — идеальная машина времени, хоть и движется она исключительно назад, в прошлое. Только представьте — у вас появилась возможность увидеть на большом экране фильм, который годами лежал в домашней коллекции. И тут вдруг уютный диван, привычный руке пульт и компания близких людей сменяются гвалтом незнакомцев и сладким предвкушением у закрытых дверей зала... В Санкт-Петербурге с 24 по 27 апреля состоялась ретроспектива картин Стэнли Кубрика, в рамках которой киноманы смогли увидеть на большом экране ленты «2001 год: Космическая одиссея», «Цельнометаллическая оболочка», «Сияние», «Заводной апельсин» и «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил бомбу». Машина времени сработала: фильмы Кубрика не потеряли актуальности, а их техническая составляющая все еще способна удивлять. Но главным сюрпризом мероприятия стало появление исполнительного продюсера четырех последних лент Кубрика, шурина культового режиссера — Яна Харлана. Ян так поразил окружающих харизмой и энергетикой, что оказался для посетителей ретроспективы подарком сам по себе. Кроме того, насколько смог, он приоткрыл завесу тайны над личностью одного из главных затворников кинематографа. Харлан привез в Петербург документальный фильм «Стэнли Кубрик: жизнь в кино», а также с радостью ответил на вопросы LostFilm.INFO. Был ли Стэнли Кубрик перфекционистом? Перфекционист — то слово, которое чаще всего употребляется применительно к Стэнли. Да, он был очень скрупулезным и самокритичным, требовательным к себе и другим. Но применительно к Стэнли я воспринимаю слово «перфекционист» исключительно как комплимент. При этом в общении он был очень веселым и жизнерадостным человеком. Ян Харлан. Продюсер, близкий друг и шурин Стэнли Кубрика. Как возник образ затворника? Этот набивший оскомину образ страшного затворника родился в последние годы жизни Стэнли. Узнав о скором выходе фильма «С широко закрытыми глазами», в котором голливудская пара Том Круз и Николь Кидман сыграла супругов на экране, пресса вдруг обратила внимание и на режиссера. Точнее, на то, что этот режиссер в последние десять лет не дал ни одного интервью и не снял ни одного фильма. Образ этакого гражданина Кейна за высоким забором возник моментально и раздувался журналистами очень старательно. В своем документальном фильме о Стэнли я постарался развеять этот миф. Правда ли, что для съемок падения главного героя из окна в «Заводном апельсине» было разбито шесть камер? Ни одной. Мы пользовались специальной камерой на механическом заводе. Она была значительно меньше и легче обычных камер. Мы заворачивали ее в подушку и заряжали в нее всего 30 метров пленки. Так и был снят этот эпизод. Повлиял ли сюжет и съемки картины «С широко закрытыми глазами» на развод Круза и Кидман? Нет, мы тут были ни при чем. Развод случился через несколько лет после окончания съемок. Правда ли, что во время съемок «Сияния» Джек Николсон действительно был слегка не в себе и наводил ужас на съемочную группу? Ничего такого не было. Джек вел себя как профессионал высочайшего класса. Он мог безупречно изображать безумие в кадре, но за пределами съемочной площадки вел себя абсолютно нормально. Кстати, многие считают, что в «Сиянии» Николсон переигрывает, что так играть нельзя... Так это или нет, каждый решит сам для себя, но по-моему, это чушь. Правда ли, что «Сияние» содержит множество скрытых символов, в том числе относящихся к съемкам Кубриком высадки американцев на Луну? Я, кажется, понимаю, на основании какого фильма Вы сейчас делаете выводы. «Комната 237»? Я могу рассказать, откуда все это пошло. В России знают День дурака? Так вот, один французский канал подготовил к первому апреля фильм о том, что Стэнли Кубрика якобы попросили снять поддельную высадку американцев на Луну на случай, если настоящая провалится. Фильм так и не вышел вовремя, но позднее был обнаружен и принят за чистую монету. Хотя все, что в нем рассказывается — всего лишь шутка. У создателей «Комнаты 237» было 25 лет, чтобы снять свой фильм при жизни Стэнли, но сделан он был только после его смерти. Я считаю, что снимать такое, когда человек уже не может постоять за себя, — подлость. Как вообще стоит воспринимать фильм «Сияние»? На самом деле, «Сияние» — очень легкий фильм. Все, что в нем делалось, было для развлечения. Не стоит искать скрытых смыслов. В фильмах про призраков вообще нет никакой логики. Если Вы посмотрите на общий план отеля «Оверлук» в первой сцене, то увидите, что рядом с ним вообще нет зеленого лабиринта. Стэнли знал об этом, но сказал: «Ну что ж, это ведь фильм про призраков, в нем всякое может быть». Как Кубрик относился к дубляжу собственных картин? Кубрик, как и я, считал, что это мошенничество. Только представьте, что в каком-нибудь русском фильме актеры начнут говорить по-французски, по-итальянски или по-английски. Это же абсурд. Дубляж фильмов — настоящая форма цензуры, которая способна от целого поколения скрыть, что есть другие прекрасные языки и культуры. Актерские работы — особая тема, когда речь идет о фильмах Кубрика. Как происходил подбор актеров для его проектов? Подбор актеров — это второй главный аспект в создании фильма. Первый — любовь к своему сценарию. Именно бережное отношение к материалу генерирует энергию, которая движет все остальное. В том числе, и кастинг. Я расскажу вам пару историй подбора актеров к нескольким фильмам. Для «Заводного апельсина» Стэнли искал юношу, который был бы способен вытащить на себе всю картину, ведь он там абсолютно в каждой сцене. Малкольм Макдауэлл оказался идеален для этой задачи, и Стэнли ни разу не пожалел, что взял именно его. «Сияние» — развлекательный фильм, поэтому мы сразу решили, что нам нужна суперзвезда. Джек Николсон был единственной кандидатурой с самого начала. Большие проблемы возникли при работе над «Цельнометаллической оболочкой». Для первой части фильма нам нужны были семь актеров в возрасте от 17 до 19 лет. Мы дали объявление в газету и получили множество откликов. Записали 2,5 тысячи кассет с пробами, но так и не смогли выбрать семь человек. Понимаете, юноши в этом возрасте совершенно не годятся в актеры. Именно поэтому они идеальны для морской пехоты. В итоге нам пришлось искать кандидатов среди уже состоявшихся 25-летних актеров. Принципиально ли для Вас было взять состоявшуюся пару на роли супругов в фильм «С широко закрытыми глазами»? Наоборот, мы не хотели брать пару, нам нужен был только Том. Николь приглянулась Стэнли после картины «Умереть во имя». Но его смущало, что они с Крузом были женаты. Тогда мы пошли к Тому и спросили его, что он думает по этому поводу. На что он саркастично ответил: «О, это отличная мысль, будет здорово!». За четыре дня невысокий улыбчивый продюсер, некогда разделивший столько важных рабочих и личных моментов с классиком кинематографа, успел рассказать еще о многом. Например, о том, что Кубрик вдохновлялся Кшиштофом Кеслевским и Карлосом Саурой, что безумно любил вальсы и что, конечно, был большим моралистом. Во всем, что делал и говорил Ян Харлан, была искренность и открытость, но сквозила и грусть по ушедшему другу и родному человеку. Когда ретроспектива закончилась, многим особенно преданным поклонникам впору было вздохнуть, что теперь так уже и не снимают. Однако здесь им стоит прислушаться к Яну, который между пленкой и цифрой однозначно выбирает цифру. «За ней и за технологиями вообще — будущее. Стэнли не упустил бы возможности использовать их по полной. Он бы принял цифровую революцию», — уверяет Харлан. Также Ян Харлан утверждает, что в каждом поколении есть свои великие художники. Надо только внимательно присмотреться...... подробнее