Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Андрей Тарковский

Andrei Tarkovsky
Андрей Тарковский
Профессии: Режиссёр, Сценарист, Актёр, Играл себя
Пол: Мужской
Брак: Larisa Tarkovskya (00.00.1964) (детей: 1), Ирма Рауш (00.00.1960) (детей: 1)
Рост: 171
Родился: 04 апреля 1932, Овен (86 лет назад)
Умер:: 29 декабря 1986 (54 лет)
Первый фильм: 1956
Последний фильм: 1986
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Андрей Тарковский известен по фильмам


Фото: Андрей Тарковский

Фото Андрей Тарковский Фото Андрей Тарковский

Новости: Андрей Тарковский

16.01.2018 17:17

Десять фильмов, вдохновленных творчеством Карпентера

Значимость многих событий, явлений и людей начинаешь понимать уже на расстоянии, по истечении какого-то времени. И кинематограф не исключение. Казалось бы, иконостас режиссеров, влияющих на умы и творческие почерки современных постановщиков, уже давно сформировался такими глыбами, как Альфред Хичкок, Федерико Феллини и Андрей Тарковский. Однако в последние годы все более весомым источником вдохновения становятся работы Джона Карпентера — гуру хоррора, мастера на все руки (в титрах он фигурирует не только как режиссер, но и как сценарист, продюсер и даже композитор) и просто человека, не лишенного самоиронии (достаточно вспомнить его напутственную речь молодым киношникам со словами «Если уж я снимаю, то и у вас получится»).

Сегодня создателю «Хэллоуина» и «Нечто» исполняется 70 лет, в связи с чем мы решили провести ревизию недавних фильмов с очевидным влиянием Карпентера.
Читать полностью
Поделиться:

20.10.2017 18:28

Русское сверхновое. Рецензия на «Аритмию»

Разговоры о русском кино — всегда разговоры о стране, а это ахиллесова пята размером от Калининграда до Владивостока. Заговоришь и не заметишь, как сам станешь карикатурным персонажем из ток-шоу Владимира Соловьева. Неизбежно свернешь в политику, миропорядок и полемику о том, наш или не наш этот полуостров. Так что обсуждать русское кино — своего рода моветон, и человек приличный старается избегать этой темы так же, как и ток-шоу Соловьева. Разве что в Сети, спрятавшись за никнеймом и аватаркой с Железным человеком, можно изредка позволить себе лишнее. Разверзнуть, так сказать, душевные хляби. Фильм «Аритмия» Бориса Хлебникова — то редкое исключение, о котором говорить не только пристойно, но и чертовски приятно.

Для режиссера это уже шестой игровой фильм, но первый сумевший привлечь к себе столько внимания критиков и обычных зрителей. Был еще в начале нулевых «Коктебель», роуд-муви по русскому бездорожью, но после него громких премьер не последовало. Пока не случилась «Аритмия». И случилась она внезапно, как рождение сверхновой. Фестивальный зритель фильм, конечно, ждал, но вот массовому о нем заранее не сообщали. Не суетились рекламисты, не было танцев на костях, как с «Матильдой». Это тот случай, когда качественным оказался сам продукт. А история между тем изначально была совсем другой. Фильм задумывался как романтическая комедия. Крутой вираж в сценарии произошел, когда главных героев решили сделать медиками. Тогда Наталия Мещанинова, соавтор Хлебникова, стала собирать материал, ездить на рейды с врачами скорой помощи — слушать, смотреть, записывать. Так фильм расщепился на две самостоятельные сильные темы, и от первоначальной версии остались лишь семейные неурядицы главных героев.
Читать полностью
Поделиться:

27.07.2017 21:29

Бомба незамедлительного действия. Рецензия на «Взрывную блондинку»

Фильм «Шпион, выйди вон!», несколько лет назад поставленный Томасом Альфредсоном по книге Джона ле Карре, вернул интерес зрителей к жанру шпионского триллера. С тех пор ленты, касающиеся международных заговоров и двойных агентов, но не касающиеся «смешать, но не взбалтывать», выходят с завидным постоянством. Дэвид Литч решил не оставаться в стороне и выпустил шпионский экшен «Взрывная блондинка».

1989 год. В штаб-квартире МИ6 допрашивают агента Лоррэйн Броутон, которая только что вернулась с задания в Берлине. Ее миссия состояла в поиске некого списка, где перечислены все действующие агенты нескольких разведок, и выявлении нечистого на руку коллеги, который работает сразу на две стороны. Учитывая, что в ходе выполнения операции пострадал не один человек, руководство намерено услышать от Лоррэйн подробный отчет…
Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 7.8

Все | Актёр | Режиссёр | Сценарист | Главные роли

Фильмография: Андрей Тарковский

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Режиссёр [ скрыть ]


Жертвоприношение
Жертвоприношение (1986)

Offret (8.00)

Ностальгия
Ностальгия (1983)

Nostalghia (8.00)

Сталкер
Сталкер (1979)

Stalker (8.10)

Зеркало
Зеркало (1975)

Zerkalo (8.00)

Солярис
Солярис (1972)

Solyaris (8.00)

Андрей Рублев
Андрей Рублев (1966)

Andrey Rublyov (8.20)

Иваново детство
Иваново детство (1962)

Ivanovo detstvo (8.00)

Каток и скрипка
Каток и скрипка (1961)

Katok i skripka (7.40)

Ubiytsy
Ubiytsy (1956)
(7.00)

Сценарист [ скрыть ]


Жертвоприношение
Жертвоприношение (1986)

Offret (8.00)

Ностальгия
Ностальгия (1983)

Nostalghia (8.00)

Время путешествия
Время путешествия (1983)

Tempo di viaggio (7.40)

Берегись, змей!
Берегись, змей! (1982)

Beregis, zmey! (8.40)

Сталкер
Сталкер (1979)

Stalker (8.10)

Зеркало
Зеркало (1975)

Zerkalo (8.00)

Лютый
Лютый (1974)

Lyutyy (7.50)

Хндзан
Хндзан (1974)

Hndzan (8.10)

Солярис
Солярис (1972)

Solyaris (8.00)

Сергей Лазо
Сергей Лазо (1968)

Sergey Lazo (8.00)

Андрей Рублев
Андрей Рублев (1966)

Andrey Rublyov (8.20)

Иваново детство
Иваново детство (1962)

Ivanovo detstvo (8.00)

Каток и скрипка
Каток и скрипка (1961)

Katok i skripka (7.40)

Сегодня увольнения не будет
Сегодня увольнения не будет (1959)

Segodnya uvolneniya ne budet (7.20)

Ubiytsy
Ubiytsy (1956)
(7.00)

Актёр [ скрыть ]


Сергей Лазо
Сергей Лазо (1968)

Sergey Lazo (8.00)
Bochkarev-White Guard officer (в титрах отсутствует)

Мне двадцать лет
Мне двадцать лет (1964)

Mne dvadtsat let (7.70)
'Turnip' Jerk Guest at Anya's Party

Ubiytsy
Ubiytsy (1956)
(7.00)
2nd Customer

Играл себя [ скрыть ]



Himself (хроника)

Испытание артистов
Испытание артистов (2004)

Épreuves d'artistes (3.90)
Себя (хроника)

Андреи Тарковский. Воспоминание
Андреи Тарковский. Воспоминание (1996)

Andrey Tarkovskiy. Vospominanie (8.60)
Себя (хроника)

Кино сохраняет время
Кино сохраняет время (1991)

Elokuva vangitsee aikaa (7.10)
Себя (хроника)

Режиссер: Андрей Тарковский
Режиссер: Андрей Тарковский (1988)

Regi Andrej Tarkovskij (7.90)
Себя

В поисках потерянного времени: Изгнание и смерть Андрея Тарковского
В поисках потерянного времени: Изгнание и смерть Андрея Тарковского (1988)

Auf der Suche nach der verlorenen Zeit. Andrej Tarkowskijs Exil und Tod (7.40)
Себя

Московская элегия
Московская элегия (1987)

Moskovskaya elegiya (7.60)
Себя (хроника)

Kghziner
Kghziner (1987)
(5.20)
Himself (хроника)

Путь к Брессону
Путь к Брессону (1984)

De weg naar Bresson (7.90)
Себя

Поэт кино: Андрей Тарковский
Поэт кино: Андрей Тарковский (1984)

Un poeta nel Cinema: Andreij Tarkovskij (7.50)
Себя

Время путешествия
Время путешествия (1983)

Tempo di viaggio (7.40)
Себя


Топ 250
44
Джанго освобожденный
Django Unchained (8.50)
45
Отступники
The Departed (8.50)
46
Терминатор 2: Судный день
Terminator 2: Judgment Day (8.50)
47
Назад в будущее
Back to the Future (8.50)
48
Престиж
The Prestige (8.50)
49
Сияние
The Shining (8.50)
50
Король Лев
The Lion King (8.50)
51
Чужой
Alien (8.50)
52
Спасти рядового Райана
Saving Private Ryan (8.50)
53
Амели
Le fabuleux destin d'Amélie Poulain (8.50)
весь топ
16.01.2018
Десять фильмов, вдохновленных творчеством Карпентера

Значимость многих событий, явлений и людей начинаешь понимать уже на расстоянии, по истечении какого-то времени. И кинематограф не исключение. Казалось бы, иконостас режиссеров, влияющих на умы и творческие почерки современных постановщиков, уже давно сформировался такими глыбами, как Альфред Хичкок, Федерико Феллини и Андрей Тарковский. Однако в последние годы все более весомым источником вдохновения становятся работы Джона Карпентера — гуру хоррора, мастера на все руки (в титрах он фигурирует не только как режиссер, но и как сценарист, продюсер и даже композитор) и просто человека, не лишенного самоиронии (достаточно вспомнить его напутственную речь молодым киношникам со словами «Если уж я снимаю, то и у вас получится»). Сегодня создателю «Хэллоуина» и «Нечто» исполняется 70 лет, в связи с чем мы решили провести ревизию недавних фильмов с очевидным влиянием Карпентера. «Напролом» (Джеймс Мэтер, Стивен Ст. Леджер) Редкий экшен-выход Гая Пирса в образе спецагента Сноу, который, засучив рукава, отправляется в самую неприступную тюрьму во вселенной, чтобы обелить свое незаслуженно запятнанное доброе имя, практически пошагово дублирует «Побег из Нью-Йорка». Вот только выглядит творение режиссерского тандема Мэтера и Леджера как списанная подслеповатым троечником контрольная. Причем, как выяснилось позднее, автор исходной пятерочной работы согласия на списывание не давал и даже отсудил у создателей фильма «Напролом», включая продюсера Люка Бессона, 450 тысяч евро за плагиат. Не будьте такими, как Джеймс Мэтер и Стивен Ст.Леджер. Знайте грань между оммажем и бездумным копированием. «Гость» (Адам Вингард) А вот у Адама Вингарда никаких проблем с определением границ дозволенного заимствования не возникло. Свежий и незаезженный маршрут следования от сюжетной отправной точки «появляется таинственный незнакомец» до непредсказуемого, но обязательно некомфортного финала выстроен им под воздействием франшизы «Хэллоуин», о чем постановщик неоднократно заявлял в интервью. Помимо драматургических и визуальных решений, Вингард почерпнул у Карпентера понимание идеально цепляющего, именно по комплексному восприятию, саундтрека. Главным же актом снятия цилиндра перед маэстро стала финальная сцена сражения во флюоресцирующем школьном актовом зале, украшенном, кстати, по случаю Хэллоуина, которая пробуждает в памяти погоню Майка Майерса за Лори по темным коридорам. «Холод в июле» (Джим Микл) На сей раз придется немного прищуриться, поскольку точки пересечения душного маскулинного криминального триллера Джима Микла с произведениями Джона Карпентера не бросаются в глаза. Каких-то существенных концептуальных заимствований здесь действительно нет, однако если по соседству с «Холодом в июле» на вашей зрительской багажной полке находится «Большой переполох в маленьком Китае», то трудно не заметить сходства между Джимом Бобом в исполнении Дона Джонсона и Джеком Бертоном в исполнении Курта Рассела. Оба являют собой некий гипертрофированный образ современного ковбоя: самоуверенные, мачоподобные, не принимающие отказов. Саундтрек к «Холоду в июле» также писался с оглядкой на Джона Карпентера. Перед началом звукотворчества Джим Микл сообщил композитору Джеффу Грэйсу, что для этой работы от него потребуется «найти внутреннего Карпентера». Сам же Карпентер результат их усилий Микла и Грэйса наверняка оценил по достоинству. «Судная ночь 2» (Джеймс ДеМонако) Некоторые картины Джона Карпентера, такие как «Побег из Нью-Йорка» и «Чужие среди нас», содержат ярко выраженный антиправительственный и антикапиталистический посыл. Джеймс ДеМонако подхватил этот настрой в хоррор-хите «Судная ночь» об идеальном мире будущего без преступности и войн, где один день в году можно все, и развил его в сиквеле, выведя на больший масштаб. Как и Карпентер, ДеМонако делает упор на то, что первые и наиболее хлесткие удары кнута тоталитарного режима достаются бедным и маргинализированным слоям общества. Кстати, Джеймс ДеМонако признавался, что во время написания сценария «Судной ночи 2» он постоянно слушал звуковую дорожку к «Нечто» за авторством Эннио Морриконе. «Оно» (Дэвид Роберт Митчелл) Один из самых толковых, самобытных и умных фильмов ужасов в XXI веке подцепил от Джона Карпентера способность пугать зрителя не только тем, что происходит непосредственно на экране, но и тем, что за его пределами. Ведь неизвестность страшит гораздо сильнее любого монстра. Если же попытаться проследить прямую кровную связь по части визуального стиля и атмосферы, то выяснится, что «Оно» является наследником «Хэллоуина». В прошлом году один YouTube-энтузиаст смонтировал ролик (представлен выше), в котором сопоставлял сцены из обеих лент. И, надо признать, ложатся они друг на друга идеально, без стыков, создавая впечатление, будто действие происходит в рамках одной киновселенной. В довершение ко всему главную героиню «Оно» зовут Джей — в честь Джейми Ли Кертис. «Зеленая комната» (Джереми Солнье) Хотя первым жанром, ассоциирующимся с Джоном Карпентером, всегда будет оставаться хоррор, нельзя не отметить его солидный вклад в развитие экшена — взять хотя бы уже неоднократно упомянутый «Побег из Нью-Йорка» или же «Нападение на 13-й участок». Тень последнего фильма явственно легла на «Зеленую комнату» — брутальный и тревожный триллер о молодых панк-рокерах, вынужденных расплачиваться за излишнюю глазастость в гримерке клуба для скинхедов. Старое доброе ультранасилие щедро и разнообразно сыпется по экрану, будто содержимое стойки со специями, где у каждой баночки сорвало дозатор. Тем, чьи вкусовые рецепторы заточены под умеренность, наверняка захочется брезгливо сплюнуть, а вот Карпентер, основательно посмаковав, попросил бы повторить. «Омерзительная восьмерка» (Квентин Тарантино) Второй заход Квентина Тарантино на территорию вестерна, в отличие от более развязного и водевильного первого, оказался жестким, леденящим и пронизанным паранойей и клаустрофобией. Часть ответственности за столь резкую смену курса лежит на карпентеровском «Нечто». Как рассказывал сам Тарантино, это был единственный фильм, который он показал своей актерской команде перед началом съемок. Наибольший энтузиазм совместный кинопросмотр ожидаемо вызвал у Курта Рассела. Для тех же, кто считает, что «Омерзительной восьмеркой» Квентин Тарантино самоцитирует «Бешеных псов», приводим еще одно изречение режиссера, которое многое объясняет: «На самом деле, “Бешеные псы” сняты под влиянием “Нечто”. Так что у меня давние отношения с этой картиной». «Специальный полуночный выпуск» (Джефф Николс) Не стоит думать, что все творчество Джона Карпентера зиждется на крови и жестокости. Есть в его фильмографии и серебристые лучики надежды, например, лента «Человек со звезды», повествующая о пришельце, который, попав на Землю, узнает, что такое любовь. Именно она послужила ориентиром для Джеффа Николса, когда он задался целью снять трогательный и душевный сай-фай, интересный зрителям всех возрастов. Его «Специальный полуночный выпуск» получился более динамичным и богатым в визуальном плане, однако настроенчески они с «Человеком со звезды» — самые настоящие сводные братья. К слову, судьба у обоих фильмов также оказалась схожей: высокие оценки зрителей и критиков при слабом выступлении в прокате и отсутствию окупаемости. «Тор: Рагнарек» (Тайка Вайтити) Думаете, у асгардского бога и водителя грузовика не может быть ничего общего? Глубоко ошибаетесь. Постановщик самой хулиганской и отвязной части франшизы о Торе Тайка Вайтити поведал в одном из интервью, что главным сосудом с комедийным вдохновением, куда он постоянно нырял большой ложкой, был «Большой переполох в маленьком Китае». По словам Вайтити, он хотел, чтобы в «Рагнареке» Тор был похож на Джека Бертона, то есть выглядел этаким обаятельным и харизматичным шутом, за которого публика болеет в каждой сцене. Учитывая, что в предыдущих частях заглавный герой представлялся серьезным насупленным воином, столь резкая трансформация в мире девятизначных бюджетов была делом рисковым. Но внушительно подскочившие показатели бокс-офиса доказали, что зрительский запрос на таких персонажей, как Джек Бертон, все еще высок. «Веном» (Рубен Фляйшер) Поскольку это единственный фильм из нашего списка, который еще не вышел в прокат, судить приходится не по готовому продукту, а по обещаниям президента Columbia Pictures Санфорда Панича. Студийный босс заявил, что долгострой об одном из главных антигероев вселенной Marvel будет опираться на работы Дэвида Кроненберга и Джона Карпентера. Обоих постановщиков Панич величает не иначе как «хоррор-иконами». И уточняет, что Кроненберг для создателей блокбастера об инопланетном симбиоте, которому для выживания обязательно нужен человек, является главным авторитетом в так называемом боди-хорроре. Карпентер же — мастер более широкого профиля, то есть жанра ужасов в целом. Образцы для подражания выбраны действительно достойнейшие, а вот каким получится сам «Веном», пока предположить трудно. Как видите, влияние Джона Карпентера распространяется на кинематографистов разных возрастов и проекты разных жанров и бюджетов. Думается, что в ближайшие годы мы увидим еще немало картин, вдохновленных творчеством сегодняшнего юбиляра.... подробнее
20.10.2017
Русское сверхновое. Рецензия на «Аритмию»

Разговоры о русском кино — всегда разговоры о стране, а это ахиллесова пята размером от Калининграда до Владивостока. Заговоришь и не заметишь, как сам станешь карикатурным персонажем из ток-шоу Владимира Соловьева. Неизбежно свернешь в политику, миропорядок и полемику о том, наш или не наш этот полуостров. Так что обсуждать русское кино — своего рода моветон, и человек приличный старается избегать этой темы так же, как и ток-шоу Соловьева. Разве что в Сети, спрятавшись за никнеймом и аватаркой с Железным человеком, можно изредка позволить себе лишнее. Разверзнуть, так сказать, душевные хляби. Фильм «Аритмия» Бориса Хлебникова — то редкое исключение, о котором говорить не только пристойно, но и чертовски приятно. Для режиссера это уже шестой игровой фильм, но первый сумевший привлечь к себе столько внимания критиков и обычных зрителей. Был еще в начале нулевых «Коктебель», роуд-муви по русскому бездорожью, но после него громких премьер не последовало. Пока не случилась «Аритмия». И случилась она внезапно, как рождение сверхновой. Фестивальный зритель фильм, конечно, ждал, но вот массовому о нем заранее не сообщали. Не суетились рекламисты, не было танцев на костях, как с «Матильдой». Это тот случай, когда качественным оказался сам продукт. А история между тем изначально была совсем другой. Фильм задумывался как романтическая комедия. Крутой вираж в сценарии произошел, когда главных героев решили сделать медиками. Тогда Наталия Мещанинова, соавтор Хлебникова, стала собирать материал, ездить на рейды с врачами скорой помощи — слушать, смотреть, записывать. Так фильм расщепился на две самостоятельные сильные темы, и от первоначальной версии остались лишь семейные неурядицы главных героев. Первая — остросоциальная, вторая — вечная. Их режиссер решил показать максимально честно. Взявшись за отечественную медицину, Хлебников по-своему вскрыл гнойник. Слишком много недовольных с обеих сторон баррикады. У нашего общества всегда есть «мы» и отдельно — «они». Две аморфные, обезличенные массы. «Они» — это врачи-изверги, чиновники-воры, продавцы-хамы. Между прочим, и народ-быдло — это тоже «они». А «мы» — всегда праведники, обруганные, недолеченные, обманутые системой. Даже в толпе, идущей к метро, чувствуется социальная сегрегация, которую мы лелеем и взращиваем. Она как приобретенный рефлекс. Если навешать ярлыки, то нет надобности каждый раз встречаться с равными себе, что требует несоизмеримо больше душевных сил и времени. Легче отгородиться от них — страшных, чужих и пустых, изредка выглядывая, воюя и прячась обратно. Может, пресловутый человеческий фактор, витающий над страной, как бабайка, оттого и вездесущ, что Человека в простом смертном с пульсом, болью, желаниями и, упаси бог, мечтами у нас массово репрессируют. И речь не о правительстве, богачах, элите. Обычному человеку наплевать на такого же, как он бедолагу, валящегося с ног от усталости, с больными детьми, кредитами и прыщом на причинном месте. Вот и рвется там, где тонко, трещит по швам безликое общество. Чем еще объяснить мотивацию водителя, не пропускающего машину скорой помощи с умирающим пациентом, или диспетчера, который отказывается отправить бригаду к сильно пьющему человеку? Потому что «они» не «мы», а «мы» не «они». Хлебников показал далекому от медицины зрителю изнанку, при этом постаравшись ничего не утаить. И оказалось, что под белыми халатами скрываются обычные люди. Они жарят яичницу с сосисками, потому что им некогда думать о правильном питании, пьют пакетированное вино, потому что это быстро, и нужно запить горечь после рабочей смены. Они страдают от отчуждения дома. Но самое главное, что показал Хлебников — участие. Его врач Олег, роль которого блестяще сыграл один из любимых актеров режиссера, Александр Яценко, почти ницшеанский. Он, словно сверхчеловек, рассекает на машине по улицам маленького городка, движимый одной целью — помочь. Но делает это без пафоса или выражения лица в стиле доктора Хауса. Вся его жизнь будничная и серая. И даже из разрыва с женой не выходит скандала с битьем посуды и рыданиями. В «Аритмии» все именно так, как обычно бывает, без режиссерских прикрас и киношной пыли. Он просто надувает синий матрас и втискивает его между кухонным столом и холодильником. И весь фильм — словно подсмотренная чужая жизнь. Ни для кого не секрет, что наше кино сильно прихрамывает. Если попытаться говорить о нем в целом, то напоминает оно трехглавого Змея Горыныча, что, конечно, символично. Одна голова с тоской смотрит на Запад и под субсидии, дарованные свыше, изо всех сил старается сделать ленту не хуже голливудской. Для второй головы киносюжеты придумывают комики-стахановцы, и куда она смотрит — известно. Голова третья — интроверт, взор которой обращен сугубо внутрь, и воспевает она невзгоды сограждан. Голова-интроверт — кино фестивальное, которое по задумке должно находить отклик у населения, но на выходе получается элитарным. У Бориса Хлебникова картина тоже вышла фестивальной, как у Звягинцева или Ивана Вырыпаева. Но оказалось, что про нашу жизнь можно снять фильм без привкуса безысходности. Кино, которое не вызовет чувства глубокого отвращения к окружающим, а, наоборот, пробудит сострадание. Ведь почти все люди, по сути, хотят одного и того же: прожить свою такую короткую жизнь и быть в ней хоть изредка счастливыми. Как писал Буковски в своем последнем романе: «...жизнь изнашивает человека, изнашивает его до дыр». И поэтому любовь главных героев — вторая мощная тема в фильме. Это не пестики-тычинки, а жизненная необходимость, как кислород и Н2О. Нет Ромео и нет Джульетты — это истории пубертата. Есть зрелые люди, спасающие друг друга в мясорубке жизни. Для этого им порой достаточно просто обняться. А если и есть на экране близость, то далекая от эротизма и в чем-то даже неприглядная, когда хочется отвести глаза, потому что увидел больше, чем пресловутое соитие. Увидел кульминацию одиночества, непреодолимое желание двоих стать платоновским гибридом, четырехруким, двухголовым существом с одним бьющимся сердцем. Этого и жаждет главная героиня. В исполнении Ирины Горбачевой она вышла цельной и красивой. К слову, сама актриса, несмотря на более чем скромный список ролей, по-своему известна даже больше, чем партнеры по фильму. Она — очень успешный инстаграм-блогер. Но для зрителя, свободного от соцсетей, Горбачева стала безусловным открытием. Да и вся актерская команда слаженно и достоверно отыграла режиссерский замысел. У героев «Аритмии» и у зрителей оказался один генетический код: их судьбы созвучны судьбам большинства. Такие далекие, но похожие. И как это бывает в жизни, смерть, секс, пьяные танцы, драки, скука — лишь кадры в длинной киноленте. Они актуальны, пока происходят. Время бережно стирает, убаюкивает, чтобы было не голо и не чувствовалась такая острая боль. «Аритмия» доказала, что будучи даже сильно хворающим, наше кино встало на путь исцеления. У нас принято оглядываться назад и ностальгировать по советским картинам, вздыхать по «Девчатам» и ронять слезу в новогоднее оливье от Эльдара Рязанова. Но мало кто любит вспоминать царивший тогда уровень цензуры, когда неугодные фильмы хоронили на пыльных полках киностудий. Сколько мог снять, например, Тарковский? И это не риторический вопрос. В работе у режиссера осталось более десяти проектов. Сегодня даже в отечественном кино можно показать намного больше правды. А чтобы понравиться зрителю, надо просто выбрать правильную тональность. И Хлебников с ней угадал. Кстати, еще у фильма очень точное название. Эскулапы назвали аритмией несогласованность в работе сердца. Такое заключение подходит нам как ни одно другое: живем на разрыв аорты, мечтаем о высоком, лучшем или просто о теплом доме, да чтобы прыщ на причинном месте наконец-то прошел. И у всех нас один диагноз — аритмия.... подробнее
27.07.2017
Бомба незамедлительного действия. Рецензия на «Взрывную блондинку»

Фильм «Шпион, выйди вон!», несколько лет назад поставленный Томасом Альфредсоном по книге Джона ле Карре, вернул интерес зрителей к жанру шпионского триллера. С тех пор ленты, касающиеся международных заговоров и двойных агентов, но не касающиеся «смешать, но не взбалтывать», выходят с завидным постоянством. Дэвид Литч решил не оставаться в стороне и выпустил шпионский экшен «Взрывная блондинка». 1989 год. В штаб-квартире МИ6 допрашивают агента Лоррэйн Броутон, которая только что вернулась с задания в Берлине. Ее миссия состояла в поиске некого списка, где перечислены все действующие агенты нескольких разведок, и выявлении нечистого на руку коллеги, который работает сразу на две стороны. Учитывая, что в ходе выполнения операции пострадал не один человек, руководство намерено услышать от Лоррэйн подробный отчет… «Взрывная блондинка» — первая самостоятельная режиссерская работа Дэвида Литча, который в 2014 году в тандеме с Чадом Стахелски представил миру Джона Уика. Главную роль исполнила роскошная Шарлиз Терон. Ее партнерами по площадке стали Джеймс МакЭвой, София Бутелла, Эдди Марсан, Джон Гудман, Билл Скарсгард и Тоби Джонс. В нескольких эпизодах внушительно молчал Тиль Швайгер. В первой сцене фильма один секретный агент убивает другого, а во второй обнаженная Шарлиз Терон пьет «Столичную» со льдом и собирается на беседу с руководством. С самого начала Литч выводит на передний план провокационный контраст, который сохраняется до финальных титров. Цитирование Никколо Макиавелли идет после обсуждения порнографа Ларри Флинта, Терон сражается с мужчинами и занимается любовью с женщиной, а экшен-сцена может идти как на фоне «Сталкера» Тарковского, так и под "Коней привередливых" Владимира Семеновича. К слову об экшене. Дэвид Литч по первой профессии каскадер и постановщик трюков, и во «Взрывной блондинке» он продемонстрировал свои навыки и умения в полной мере. Причем он не выкладывает все карты в начале, а приберегает самое интересное на последнюю четверть фильма. Дорогого стоит и снятая одним дублем четырехминутная экшен-сцена, во время которой Терон дерется, стреляет, пропускает пару дюжин ударов и кровоточит. Операторское мастерство, слаженная работа статистов и отточенная постановка делают сцену насыщенной и запоминающейся. После увиденного становится ясно, что трюки и драки, показанные в «Джоне Уике», — далеко не предел режиссерского потенциала Литча, а Голливуд стал на шаг ближе к зашкаливающему реализму индонезийской дилогии «Рейд». В перерывах между эпизодами мордобоя зритель тоже не будет скучать. Несмотря на очевидную ставку на экшен, режиссер и про сюжет не забывает. Главная героиня следует только одному правилу — «не доверять никому» — и это правило во многом определяет развитие событий. Авторы показывают зрителю, что в любой ситуации можно двигаться в нескольких направлениях, и каждое приведет к нужному исходу. Правда, в одном можно обмануться насчет того, кто находится рядом, в другом и вовсе провалить задание, а в третьем выяснить, что задание вообще не в приоритете. Тот самый случай, когда считаешь себя королем ситуации, потому что собрал роял-флеш, а тебе объявляют мат. Не ле Карре, но тоже очень прилично. Если говорить об актерах, то после съемок в «Безумном Максе» Шарлиз Терон воспринимается многими как потенциальная звезда экшен-фильмов. Несколько месяцев назад в восьмом «Форсаже» актриса тоже немного подралась и постреляла, а во «Взрывной блондинке» ее потенциал в данном амплуа раскрылся в полной мере. И если экшен-ленты с ее участием начнут выходить регулярно, удивительного в этом ничего не будет. Чувствуется, что Терон подошла к работе над ролью очень серьезно. Причем физической подготовке она уделила максимум внимания. Остальные же актеры на своих местах, но ничего оригинального в их лицедействе нет. Образ МакЭвоя в этом фильме — эксплуатация граней его же героя из «Грязи». Швайгер многозначительно молчит и поджимает губы. Прекрасные Джонс и Гудман натурально изображают детекторы лжи, а Эдди Марсан отвечает за беспокойство. Учитывая, что действие картины происходит в 1989 году, главным помощником Литча при передаче духа эпохи становится музыка. Queen, Джордж Майкл, Дэвид Боуи, Depeche Mode, Duran Duran — далеко не полный список исполнителей, композиции которых звучат в «Блондинке». И музыка вкупе с кислотными неоновыми вывесками на фоне серого и неприветливого Берлина, в котором людей убивают на улицах, полицейский произвол встречается на каждом шагу, а жители вот-вот снесут знаменитую стену, — еще одно проявление контраста. Проявление, которое оставляет отпечаток после просмотра. Таким вниманием к созданию атмосферы может похвастаться не каждый постановщик. Подводя итог, можно сказать, что и без напарника Стахелски режиссер Дэвид Литч не теряется, а чувствует себя очень даже уверенно. И следующую работу постановщика однозначно ждем. Вне зависимости от того, будет ли это продолжение «Взрывной блондинки» или проект, никак с ней не связанный.... подробнее