Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Андрей Тарковский

Andrei Tarkovsky
Андрей Тарковский
Профессии: Режиссёр, Сценарист, Актёр, Играл себя
Пол: Мужской
Брак: Larisa Tarkovskya (00.00.1964) (детей: 1), Ирма Рауш (00.00.1960) (детей: 1)
Рост: 171
Родился: 04 апреля 1932, Овен (85 лет назад)
Умер:: 29 декабря 1986 (54 лет)
Первый фильм: 1956
Последний фильм: 1986
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Андрей Тарковский известен по фильмам


Фото: Андрей Тарковский

Фото Андрей Тарковский Фото Андрей Тарковский

Новости: Андрей Тарковский

03.02.2017 19:33

В чужой монастырь. Рецензия на «Молчание»

Вопросы веры, религии — это то, от чего авторскому кино, как и вообще человеческой мысли, так или иначе никуда не деться. Об этом Ингмар Бергман снял свою «трилогию веры», Кшиштоф Кеслевский — десятисерийный «Декалог», об этом повествуют и лучшие картины Андрея Тарковского, Ларса фон Триера... Перечислять можно очень долго. Чтобы вопрошать, необязательно быть воцерковленным или вообще верующим. Оттого поистине глубокие фильмы на данную тематику, хоть и посвященные определенной конфессии, не кажутся ни однозначными, ни односторонними.

У великого многоопытного Мартина Скорсезе есть личный интерес к религии и более всего к католицизму. Он рос набожным ребенком, а в юности вообще собирался принять сан священника. При всей живости, ироничности, порой жестокости и хулиганской природе многих своих картин режиссер иногда задумчиво обращается к вопросам на первый взгляд сугубо религиозным, выбирая для этого весьма академичную и строгую форму повествования. Его вымученный и скандальный, по мнению некоторых, фильм «Последнее искушение Христа» затрагивал щекотливый вопрос соединения в Иисусе человеческой и божественной природы, выходя тем самым за рамки дозволенного для законсервированной во многих вопросах Церкви. Следующим «религиозным» произведением мастера был «Кундун» — о подвиге Далай-Ламы XIV.
Читать полностью
Поделиться:

28.06.2016 13:42

Звезда «Хранителей» устроит пикник на обочине

Канал WGN America, в прошлом году анонсировавший начало работы над телевизионной версией «Пикника на обочине», завершил поиски актера на главную роль в проекте. По информации сайта Deadline, центрального персонажа в пилотном эпизоде сериала сыграет Мэттью Гуд.

Адаптацией романа Аркадия и Бориса Стругацких занимался Джек ПэгленПревосходство»), а режиссером пилота выступит Алан ТэйлорТерминатор: Генезис»).
Читать полностью
Поделиться:

14.06.2016 18:43

Александр Сокуров: 65 лет признанному гению

К своему 65-летнему юбилею Александр Сокуров подошел в ранге одного из самых титулованных и признанных российских режиссеров. Перечень его наград, почетных званий и фестивальных призов вряд ли можно уместить в один абзац. Но главное, что удалось Александру Николаевичу за эти годы, — отстоять свое особое видение мира и покорить им буквально весь земной шар. Хотя, как и многим, тогда еще советским, режиссерам, ему пришлось преодолеть для этого немало трудностей.

Например, история с первым игровым фильмом Сокурова уже стала хрестоматийной. Для своей дипломной работы во ВГИКе Александр Николаевич решил снять картину по мотивам «Реки Потудань» Андрея Платонова. Получившийся результат вызвал бурю негодования среди преподавательского состава, разразился огромный скандал, который даже вышел за пределы института. Работу не засчитали и должны были уничтожить, но Сокуров вместе со своим другом и сценаристом Юрием Арабовым выкрали пленку и заменили ее другими материалами. «Одинокий голос человека» смог выйти на экраны только через десять лет, когда в стране началась перестройка.
Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 7.8

Все | Актёр | Режиссёр | Сценарист | Главные роли

Фильмография: Андрей Тарковский

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Режиссёр [ скрыть ]


Жертвоприношение
Жертвоприношение (1986)

Offret (8.00)

Ностальгия
Ностальгия (1983)

Nostalghia (8.00)

Сталкер
Сталкер (1979)

Stalker (8.10)

Зеркало
Зеркало (1975)

Zerkalo (8.00)

Солярис
Солярис (1972)

Solyaris (8.00)

Андрей Рублев
Андрей Рублев (1966)

Andrey Rublyov (8.20)

Иваново детство
Иваново детство (1962)

Ivanovo detstvo (8.00)

Каток и скрипка
Каток и скрипка (1961)

Katok i skripka (7.40)

Ubiytsy
Ubiytsy (1956)
(7.00)

Сценарист [ скрыть ]


Жертвоприношение
Жертвоприношение (1986)

Offret (8.00)

Ностальгия
Ностальгия (1983)

Nostalghia (8.00)

Время путешествия
Время путешествия (1983)

Tempo di viaggio (7.40)

Берегись, змей!
Берегись, змей! (1982)

Beregis, zmey! (8.40)

Сталкер
Сталкер (1979)

Stalker (8.10)

Зеркало
Зеркало (1975)

Zerkalo (8.00)

Лютый
Лютый (1974)

Lyutyy (7.50)

Хндзан
Хндзан (1974)

Hndzan (8.10)

Солярис
Солярис (1972)

Solyaris (8.00)

Сергей Лазо
Сергей Лазо (1968)

Sergey Lazo (8.00)

Андрей Рублев
Андрей Рублев (1966)

Andrey Rublyov (8.20)

Иваново детство
Иваново детство (1962)

Ivanovo detstvo (8.00)

Каток и скрипка
Каток и скрипка (1961)

Katok i skripka (7.40)

Сегодня увольнения не будет
Сегодня увольнения не будет (1959)

Segodnya uvolneniya ne budet (7.20)

Ubiytsy
Ubiytsy (1956)
(7.00)

Актёр [ скрыть ]


Сергей Лазо
Сергей Лазо (1968)

Sergey Lazo (8.00)
Bochkarev-White Guard officer (в титрах отсутствует)

Мне двадцать лет
Мне двадцать лет (1964)

Mne dvadtsat let (7.70)
'Turnip' Jerk Guest at Anya's Party

Ubiytsy
Ubiytsy (1956)
(7.00)
2nd Customer

Играл себя [ скрыть ]



Himself (хроника)

Испытание артистов
Испытание артистов (2004)

Épreuves d'artistes (3.90)
Себя (хроника)

Андреи Тарковский. Воспоминание
Андреи Тарковский. Воспоминание (1996)

Andrey Tarkovskiy. Vospominanie (8.60)
Себя (хроника)

Кино сохраняет время
Кино сохраняет время (1991)

Elokuva vangitsee aikaa (7.10)
Себя (хроника)

Режиссер: Андрей Тарковский
Режиссер: Андрей Тарковский (1988)

Regi Andrej Tarkovskij (7.90)
Себя

В поисках потерянного времени: Изгнание и смерть Андрея Тарковского
В поисках потерянного времени: Изгнание и смерть Андрея Тарковского (1988)

Auf der Suche nach der verlorenen Zeit. Andrej Tarkowskijs Exil und Tod (7.40)
Себя

Московская элегия
Московская элегия (1987)

Moskovskaya elegiya (7.60)
Себя (хроника)

Kghziner
Kghziner (1987)
(5.20)
Himself (хроника)

Путь к Брессону
Путь к Брессону (1984)

De weg naar Bresson (7.90)
Себя

Поэт кино: Андрей Тарковский
Поэт кино: Андрей Тарковский (1984)

Un poeta nel Cinema: Andreij Tarkovskij (7.50)
Себя

Время путешествия
Время путешествия (1983)

Tempo di viaggio (7.40)
Себя

Премьеры
03.08
Теснота
Tesnota
10.08
Валериан и город тысячи планет
Valérian and the City of a Thousand Planets
10.08
Кто эти люди?
Loro chi?
все премьеры
Топ 250
203
Железная хватка
True Grit (7.90)
204
Офисное пространство
Office Space (7.90)
205
Перекресток Миллера
Miller's Crossing (7.90)
206
Выходной день Ферриса Бьюллера
Ferris Bueller's Day Off (7.90)
207
21 грамм
21 Grams (7.90)
208
300 спартанцев
300 (7.80)
209
Мальчишник в Вегасе
The Hangover (7.80)
211
Люди Икс: Первый класс
X-Men: First Class (7.80)
212
Социальная сеть
The Social Network (7.80)
весь топ
03.02.2017
В чужой монастырь. Рецензия на «Молчание»

Вопросы веры, религии — это то, от чего авторскому кино, как и вообще человеческой мысли, так или иначе никуда не деться. Об этом Ингмар Бергман снял свою «трилогию веры», Кшиштоф Кеслевский — десятисерийный «Декалог», об этом повествуют и лучшие картины Андрея Тарковского, Ларса фон Триера... Перечислять можно очень долго. Чтобы вопрошать, необязательно быть воцерковленным или вообще верующим. Оттого поистине глубокие фильмы на данную тематику, хоть и посвященные определенной конфессии, не кажутся ни однозначными, ни односторонними. У великого многоопытного Мартина Скорсезе есть личный интерес к религии и более всего к католицизму. Он рос набожным ребенком, а в юности вообще собирался принять сан священника. При всей живости, ироничности, порой жестокости и хулиганской природе многих своих картин режиссер иногда задумчиво обращается к вопросам на первый взгляд сугубо религиозным, выбирая для этого весьма академичную и строгую форму повествования. Его вымученный и скандальный, по мнению некоторых, фильм «Последнее искушение Христа» затрагивал щекотливый вопрос соединения в Иисусе человеческой и божественной природы, выходя тем самым за рамки дозволенного для законсервированной во многих вопросах Церкви. Следующим «религиозным» произведением мастера был «Кундун» — о подвиге Далай-Ламы XIV. Эти картины, надо думать, не представляют собой авангард фильмографии Скорсезе, не пользуются наибольшим спросом у публики. Но если копнуть глубже, становится ясно, что и для многих «современных» героев постановщика — Чарли Каппы в «Злых улицах», Трэвиса Бикла в «Таксисте» или Тэдди Дэниэлса в «Острове проклятых» — особо остро стоит вполне христианский вопрос: как продолжать жить среди земных грехов и страданий, при этом сохранив веру, выработав моральный кодекс. Вера в этом случае подразумевается даже не в конкретного Бога, а в справедливость, в некий смысл, в человечность. И для этих героев, как, видимо, и для самого Скорсезе, причиной гнетущей раздвоенности, неудовлетворенности и постоянных размышлений становится сомнение — главное испытание на пути веры. Так случилось и с героями его последнего на данный момент, очень долгожданного фильма. Едва прочитав одноименный роман японского писателя и тоже, кстати, католика Сюсаку Эндо, Скорсезе пообещал себе, что непременно снимет экранизацию. Ранее, еще в 1971 году, Масахиро Шинода представил свою адаптацию, которая в ключевых моментах расходилась с идеями романа. А «Молчание» Скорсезе рождалось в течение аж 30 лет. Мучительно, с постоянными отменами, отказами, ожиданием и все равно с уверенностью, что не воплотить это на экране нельзя. Менялись актеры, сдвигались сроки, съемки вместо Японии были проведены в Тайване. Продюсеры картины уже назвали работу над этой драмой самой тягостной за всю фильмографию режиссера. Сейчас это представляется закономерным и предопределенным — чтобы проработать такой материал и представить его на суд зрителя, кажется, может потребоваться и вся жизнь. Только одной своей тематикой, затрагивающей проблемы мученичества, миссионерства и силы веры, картина Мартина Скорсезе становится в один ряд с увенчанной Пальмовой ветвью «Миссией» Роланда Жоффе и лучшими «христианскими» фильмами Мэла Гибсона. Неслучайно Мартина Скорсезе с недавно вернувшимся в режиссерское кресло Гибсоном называют одними из последних консерваторов Америки. Уже один только хронометраж «Молчания» — почти три часа — может стать испытанием для неусидчивого зрителя. Несмотря на широкий контекст темы и множество киноработ, ей посвященных, детище Скорсезе от первого кадра до последнего — его, авторское и неповторимое. С первого взгляда история одноименной книги Эндо достаточно проста: XVII век, в Японии продолжают радикальными мерами искоренять завезенное туда и сначала положительно принятое христианство. В папство поступает страшная новость: один из самых надежных служителей иезуитов падре Феррейра (Лиам Нисон) якобы отрекся от веры и «ассимилировался» с местными — взял в жены японку и проповедует буддизм. Двое его учеников — отец Родригес (Эндрю Гарфилд) и отец Гаррпе (Адам Драйвер) — решают отправиться с миссией на далекие японские острова, чтобы опровергнуть гнусные слухи и заодно прояснить масштабы сложившегося в стране террора. Разворачиваемая далее история во всех красках рисует противоборство и порой несопоставимость миров и истин, но, что самое главное, задает вопросы, на которые, наверное, невозможно дать однозначный ответ. Как можно проповедовать ту или иную религию, жертвуя ради этого невинными людьми? Как можно нести веру в Бога, в самые тяжелые моменты не получая никакого отклика от него? Молчание, тишина — это тот мир, в который оказываются погружены несчастные мученики за веру. Ни безмолвное темное море, ни пустые небеса не дадут ответа — в чем смысл этой борьбы, и почему должны погибнуть самые сильные души? Так, из трагического эпизода истории собственной страны Эндо, для которого, по его собственному признанию, католицизм стал «плохо пригнанным костюмом западного покроя», вывел масштабное философское произведение, смыслы которого словно поднимаются над первоначальной фактической основой и оказываются намного объемнее, чем разговор о религии или противостоянии двух миров. Вместо примитивного «кто прав, а кто виноват?» здесь выступает целый ряд вопросов, и многие из них просто повисают в воздухе. Конфликт мировоззрений, Запада и Востока мог бы стать ключевым в этой истории, но он лишь выполняет роль фона. Безусловно, исторический контекст оказывается здесь важен — легко догадаться, что для японских властей главная цель угнетений заключалась в отмене надвигающейся западной колонизации. Именно с того момента Cтрана восходящего солнца погрузилась в полную изоляцию. Как бы это кощунственно ни звучало, но геноцид христиан в Японии XV-XVII веков на фоне совершенных за всю историю этой религии деяний «за Христа», пожалуй, немного блекнет. Ну что мы там не видели? «Водяные кресты», «ямы», пытки... Даже не особо изощренные, а просто жестокие и хитрые. Но уже первой сценой распятия неугодных Скорсезе вызывает уважение к мученикам и трепетный страх. Нельзя сказать, что представленные эпизоды насилия как-то спекулируют на пресловутой японской жестокости. Наоборот, национальный и культурный колорит здесь отображен скуповато, но за счет этого срабатывает общий механизм картины: перед зрителем в первую очередь предстают не культурно-религиозные дебаты, а простые люди, не социальные или национальные группы, а отдельные личности со своими убеждениями и слабостями. Именно так Скорсезе, посвящая «Молчание» погибшим японским христианам, приравнивает их ко всем погибшим за большую идею, всем, кто не согласился на позорный компромисс. Собственно, именно компромисс является одной из проблемных точек фильма, а истории трех падре — разными вариантами выхода из сложной и неоднозначной ситуации. По мнению самого Эндо, «христианство [в Японии] умерло, потому что не может здесь выжить». Им была подобрана и удачная метафора: Япония — это болото, в котором ростки христианства вязнут и не могут прорасти. Сказывается различие менталитета и мировоззрений. Некоторые местные крестьяне даже не разграничивали буддизм и христианство, сливая их в одно целое. Дело еще, конечно, и в методах самих просветителей — это у Скорсезе намечено лишь пунктиром, а у Эндо объясняется в полном объеме. Среди миссионеров-иезуитов было вполне привычным пренебрежение японской культурой и менталитетом, граничащее порой с жестокостью и высокомерием по отношению к «язычникам». Это в некоторой степени парадокс, что фильм посвящен божественному присутствию или отсутствию, то есть тому, чего нельзя изобразить. Оттого визуальный язык здесь изначально берет на себя очень важную миссию, пытаясь выразить невыразимое. Единственная номинация на «Оскар» у драмы как раз за операторскую работу, и здесь даже нечего добавить: камера Родриго Прието иногда заставляет просто задержать дыхание. Несмотря на это, «Молчание» со всеми его паузами и замедленными пассажами фильм разговорный и дискуссионный. Безусловно, здесь сказывается литературная основа — книга Эндо построена в форме исповедальных писем брата Родригеса. Закадровый голос Эндрю Гарфилда иногда напрямую цитирует печатный оригинал. Хотя традиционно такая форма уже давно устарела и вообще редко когда отправляется в копилку мастерства постановщика, здесь она смотрится гармонично и позволяет зрителю лучше понять главного персонажа, погрузиться в его мучительные переживания. Эндрю Гарфилд и его игра — одна из жемчужин драмы Скорсезе. Уже в который раз молодой актер удивляет какими-то внезапными зрелостью и проникновенностью. И если поначалу он и его напарник Адам Драйвер слегка диссонировали с происходящим на экране, то оставшись со зрителем практически наедине, Гарфилд отыграл свое соло очень глубоко и правдиво. Собственно, его персонаж — это центр драматургии всего фильма, тот, чьими глазами мы видим происходящее, чей внутренний конфликт переживаем. Достоинство тут не только в мастерстве актера, но и в прорисовке самого героя — отца Родригеса, сначала постоянно мысленно сравнивающего себя с Христом и его приближением к кресту. Такие сравнения себя с Иисусом чисто внешне вполне уместны, но внутренне, конечно, происходят из гордыни. И если, только попав на остров, Родригес предстает перед зрителем твердо убежденным священником, говорящим цитатами из Евангелия, то дальше, шаг за шагом, он переживает самое главное испытание религиозного человека — тяжелое испытание своей веры. Оказывается, мученики идут на смерть отнюдь не с восторженными криками и хвалой Господа, их смерть ужасно страшна и неприглядна, — несовпадение привычных библейских сюжетов с жизнью становится для падре откровением. Отец должен отвечать за свою паству и спуститься на землю, к людям, или же ждать знака от Господа и бездействовать? Для понимания отца Родригеса весьма полезно будет вспомнить Библию, хотя основное здесь лежит на поверхности. Герой Гарфилда переживает и свое искушение дьяволом в пустыне, и очевидное предательство Иуды, и свой Гефсиманский сад. Распятие оказывается для него метафорическим, выраженным в необходимости самого сложного выбора. Истина христианства абсолютна и универсальна — именно от этого не может отказаться отец Родригес, и именно это лежит в основе его личности, несогласной на подлые уступки. Пришлись к месту и актеры второго плана — и Лиам Нисон, за десять минут своего пребывания на экране одними глазами сказавший все, и Иссэй Огата в роли инквизитора, иронично-инфернального персонажа, кажется, единственного, кто хладнокровно осознает, что вообще происходит. Центр всего смыслового ядра картины как раз и можно уловить из диалогов святых отцов и особенно разговоров Родригеса с инквизитором, шутками и аллегориями объясняющим, почему Японии не нужна навязчивая любовь. Молчание — это объемная метафора, символизирующая собой не только отсутствие Бога или ответа от него, но и одну из возможных реакций на происходящее в мире зло. Именно в такой ситуации оказывается главный герой, поставленный перед выбором — смотреть на чужие страдания и молчать или нет; думать иначе, но подчиняться или нет. В молчании может быть скрыто сокровище, а может — пустота. Фильм Скорсезе не погружен в тишину, его наполнением становятся естественные звуки природы — щебетание птиц, шорох листьев, шум прибоя. В этих звуках нельзя найти какую-то оценку происходящему или смысловое содержание. Так и молчание Бога во всей своей экзистенциальной трагичности оказывается в то же время фактом и моментом его присутствия. Скорсезе не дает на это прямого ответа, хоть и в последнем, пусть и изящном кадре не удерживается и все-таки слегка клонится в очевидность. За исключением финала, вся выстраданная за десятилетия картина пронизана мудростью и тягостными вопросами без ответов. Когда мысленно обращаешься к коллизиям «Молчания», все больше кажется, что раз за разом обнаружишь новую символику и смыслы, берясь за эту словно неисчерпаемую чашу. Духовный путь, проделанный героями, невозможно пережить лишь с посещением кинотеатра. У каждого так и остается свое испытание, свой диалог в форме односторонних реплик и свой уровень пустоты и молчания, который порой хочется заполнить надеждой, смыслом и непоколебимыми убеждениями в самом главном.... подробнее
28.06.2016
Звезда «Хранителей» устроит пикник на обочине

Канал WGN America, в прошлом году анонсировавший начало работы над телевизионной версией «Пикника на обочине», завершил поиски актера на главную роль в проекте. По информации сайта Deadline, центрального персонажа в пилотном эпизоде сериала сыграет Мэттью Гуд. Адаптацией романа Аркадия и Бориса Стругацких занимался Джек ПэгленПревосходство»), а режиссером пилота выступит Алан ТэйлорТерминатор: Генезис»). Действие оригинала разворачивается в городке Хармонт, недалеко от которого находится так называемая Зона — аномальная территория, где не действуют привычные законы физики. Мэттью Гуд сыграет Рэда — опытного сталкера, промышляющего поиском артефактов в Зоне для их продажи на черном рынке. Рэд описывается создателями сериала как загадочный человек, способный в один момент быть образцом вежливости, а уже через мгновение проявить невиданную жестокость. Роман Стругацких уже был экранизирован — он лег в основу картины «Сталкер», снятой Андреем Тарковским в 1979 году. Мэттью Гуда киноманы наверняка помнят по роли Адриана Вейдта из экранизации графического романа «Хранители». Также актер известен по картинам «Игра в имитацию» и «Вне/себя», а уже в этом году его можно будет увидеть в драме Роберта Земекиса «5 секунд тишины».... подробнее
14.06.2016
Александр Сокуров: 65 лет признанному гению

К своему 65-летнему юбилею Александр Сокуров подошел в ранге одного из самых титулованных и признанных российских режиссеров. Перечень его наград, почетных званий и фестивальных призов вряд ли можно уместить в один абзац. Но главное, что удалось Александру Николаевичу за эти годы, — отстоять свое особое видение мира и покорить им буквально весь земной шар. Хотя, как и многим, тогда еще советским, режиссерам, ему пришлось преодолеть для этого немало трудностей. Например, история с первым игровым фильмом Сокурова уже стала хрестоматийной. Для своей дипломной работы во ВГИКе Александр Николаевич решил снять картину по мотивам «Реки Потудань» Андрея Платонова. Получившийся результат вызвал бурю негодования среди преподавательского состава, разразился огромный скандал, который даже вышел за пределы института. Работу не засчитали и должны были уничтожить, но Сокуров вместе со своим другом и сценаристом Юрием Арабовым выкрали пленку и заменили ее другими материалами. «Одинокий голос человека» смог выйти на экраны только через десять лет, когда в стране началась перестройка. Несмотря на этот случай, язык не поворачивается назвать Александра Николаевича бунтарем в современном понимании этого слова. Бунтари того времени спивались, эмигрировали, сидели — что угодно, в то время как Сокуров работал. Десять лет его ленты не попадали в прокат, другой человек за это время уже перестал бы и пытаться, но Александр Николаевич не останавливался, снимая по несколько проектов в год. Андрей Тарковский дважды предлагал ему уехать из страны, но Сокуров отказывался, объясняя это тем, что на родине его удерживают русский язык и духовные сокровища Эрмитажа: «Россия для меня — родина ­моего родного языка. Для меня родина — мой русский язык. Никогда не перестану это ­говорить». Зимнему дворцу в 2002 году он посвятит картину «Русский ковчег» — невероятно сложный фильм со множеством перемещений во времени и пространстве, снятый за один дубль и без единой монтажной склейки. В России он вышел всего на двух экранах, зато в американском прокате стал хитом. Еще одному легендарному музею — Лувру — посвящен последний на данный момент фильма Сокурова «Франкофония», действие которого также развивается в разных временных отрезках. Правда, если «Русский ковчег» был признанием в любви к отечественному искусству, то «Франкофония» — это уже большой философский трактат обо всем: о природе войны, родственных связях, искусстве, которое может или не может быть дороже человеческой жизни. Интересно и то, какой популярностью Сокуров пользуется в Японии. И дело не в высказываниях или позициях, а в том, что режиссер искренне восхищается Страной восходящего солнца и, кажется, совпадает с ней по внутреннему мировосприятию — порой иррациональной работоспособностью, уважением к своим корням и умением созерцать, не вмешиваясь в суть вещей. Идеальным было бы совпадение, по которому в японской транскрипции «Сокуров» звучало бы как «Саккуров». Признание пришло к Александру Николаевичу вроде бы с запозданием, но каждая из его работ, даже пролежавшая десятилетие на полке, получила именно то внимание, которого заслуживала. Картина «Дни затмения», снятая по мотивам произведения «За миллиард лет до конца света» братьев Стругацких, в 2000 году была включена в список ста лучших отечественных фильмов всех времен по версии гильдии кинокритиков. В 1999-м Сокуров начал свою знаменитую тетралогию власти: «Молох» — «Телец» — «Солнце» — «Фауст», итогом которой стал Золотой лев Венецианского кинофестиваля в 2011 году. Вручая награду за «Фауста», председатель жюри Даррен Аронофски отметил, что «это фильм, который способен изменить жизнь каждого, кто его увидит», поэтому решение было единогласным. Всего же Александр Сокуров 67 раз номинировался на призы самых престижных конкурсов и смотров, из которых 38 раз одерживал победу, а в 1995 году по решению Европейской Киноакадемии его имя было включено в число сотни лучших режиссеров мирового кино. При всех этих регалиях Александр Сокуров остается человеком искусства, а не исключительно кинематографа: «Кино никогда не являлось для меня ценностью. Оно — вторичное искусство. Кинематографическая среда для меня чужая: я почти никого не знаю из своих коллег. Кино просто дает мне возможность создавать какие-то вещи».... подробнее