Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Илья Ильф

Ilya Ilf
Илья Ильф
Профессии: Сценарист
Пол: Мужской
Родился: 15 октября 1897, Весы (123 лет назад)
Умер:: 13 апреля 1937 (39 лет)
Первый фильм: 1933
Последний фильм: 2010
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Фильмы


Новости

23.10.2020 19:43

Первая неудача Гайдая? Комедии «Не может быть!» — 45

С юбилеями почти как с похоронами — о виновнике события либо хорошо, либо никак. Картине «Не может быть!» сегодня исполняется 45 лет, но назвать ее кинематографической удачей режиссера в полной мере, увы, не получается. Фильм стал тем рубежом в творчестве Гайдая, после которого уже все откровенно пошло под откос. Но что случилось с великим комедиографом? И в чем вина Михаила Зощенко?

К съемкам фильма «Не может быть!» Гайдай подошел уже маститым режиссером. Позади остались шестидесятые и такие успешные картины, как «Операция Ы и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука» и другие. Эксцентрика Гайдая была созвучна настроениям эпохи «оттепели», впрочем, она и сама стала ее неотъемлемой частью. Игра с формой, движением, эмоциями — в этом режиссеру не было равных. Никаких замысловатых характеров и сложных диалогов.
Читать полностью
Поделиться:

10.11.2019 18:41

Призрак отеля на холме. Рецензия на фильм «Доктор Сон»

Тягучая история о противостоянии двух сверхъестественных сил — «сияющих» людей и зловещих пожирателей этого сияния, объединившихся в группу под названием Истинный Узел, — будет растекаться так же неторопливо, как потоки крови — из-за дверей лифта в одной из самых знаменитых сцен «Сияния». Хронометраж «Доктора Сна» пугает даже больше самой ленты, заявляющей о себе как о фильме ужасов. Однако у него есть весомое оправдание. Перед режиссером Майком Флэнеганом стояла действительно нелегкая задача примирить книги Стивена Кинга о семье Торренсов с легендарной экранизацией Кубрика, в которой фантастическое отходит на второй план. В этом смысле «Доктор Сон» можно считать вполне приличным компромиссом.

Дэнни Торренс (Юэн МакГрегор), который когда-то разъезжал по коридорам отеля «Оверлук» на трехколесном велосипеде и чуть не стал жертвой разлагающейся старухи из ванной номера 237, еще в детстве научился бороться с этими призраками. А точнее говоря, сдерживать их. Дэнни прятал призраков в воображаемые шкатулки, используя мистические способности, и хранил в самом отдаленном уголке сознания, который выглядел как злосчастный лабиринт, где его пытался поймать и убить собственный отец. Повзрослевший Дэниэл заглушает детскую травму, а также свое сияние, алкоголем и вымещает агрессию в пьяных потасовках, а вскоре решает взяться за ум и устраивается на работу в хоспис. С помощью телекинеза он помогает умирающим встретить свою кончину достойно и спокойно, убеждая их в существовании потустороннего мира и жизни после смерти. Все меняется, когда Дэниэл узнает, что такими же способностями, даже более сильными, обладает девочка Абра. Она привлекает странных вампироподобных существ, которые издревле охотятся на необычных сияющих детей. Дэниэлу станет сразу понятно: больше подавлять сияние уже невозможно, нужно взглянуть своему страху в лицо и по-настоящему расправиться с травмой, омрачающей всю его жизнь.
Читать полностью
Поделиться:

11.10.2019 20:40

История одного волшебника. Памяти Марка Захарова

В Москве недавно простились с Марком Захаровым. Выдающийся режиссер, писатель, сценарист не дожил несколько дней до своего 86-летия. Не хочется уходить в сухую статистику его регалий и званий, о которых в последние дни и так сказано немало. Хочется еще раз выразить признательность за тот волшебный мир, который создал режиссер. Не так часто для нас, взрослых зрителей, снимают настоящие сказки.

«12 стульев» по роману Ильфа и Петрова, «Тот самый Мюнхгаузен», «Дом, который построил Свифт», «Формула любви», созданные в соавторстве с Григорием Гориным, «Обыкновенное чудо» и «Убить дракона» по пьесам Евгения Шварца и также в соавторстве с Григорием Гориным. Он вывел для себя произвольный вариант бердяевской формулы «режиссура — система созидания того, чего не знает Бог». Для Захарова его профессия стала возможностью воздействовать на зрителя и на сознательном, и на подсознательном уровнях. «В глобальном и даже космическом аспекте режиссура есть строительство принципиально новой собственной динамической конструкции, до конца не подвластной логике зримых событий, обладающей гипнотической заразительностью с очень сильным воздействием на подсознание человека», — писал режиссер. Для зрителей же это было настоящим волшебством.
Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 6.6

Все | Сценарист

Фильмография

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Сценарист [ скрыть ]


Золотой теленок
Золотой теленок (2010)

Zlatno tele (0.00)

Золотой теленок
Золотой теленок (2005)

Zolotoy telyonok (5.00)

Zwölf Stühle
Zwölf Stühle (2004)
(6.80)

Мечты идиота
Мечты идиота (1993)

Mechty idiota (2.00)

Светлая личность
Светлая личность (1988)

Svetlaya lichnost (4.50)

12 стульев
12 стульев (сериал) (1977)

12 stulyev (8.50)

Золотой теленок
Золотой теленок (1974)

Aranyborjú (7.90)


12 стульев
12 стульев (1971)

12 stulyev (8.60)

Prehlídce velim já
Prehlídce velim já (1970)
(5.10)

12 стульев
12 стульев (1970)

The Twelve Chairs (6.60)

Один из тринадцати
Один из тринадцати (1969)

12 + 1 (6.20)

Золотой теленок
Золотой теленок (1968)

Zolotoy telyonok (8.50)

12 стульев
12 стульев (1966)

12 stulyev (0.00)

12 стульев
12 стульев (1962)

Las doce sillas (6.90)

Совершенно серьёзно
Совершенно серьёзно (1961)

Sovershenno seryozno (6.90)

Тринадцать стульев
Тринадцать стульев (1957)

Treze Cadeiras (7.20)

Семь черных бюстгалтеров
Семь черных бюстгалтеров (1954)

Sju svarta be-hå (8.70)

Тринадцать стульев
Тринадцать стульев (1945)

Warcraft (0.00)

It's in the Bag!
It's in the Bag! (1945)
(7.10)

13 стульев
13 стульев (1938)

Warcraft (7.00)

Keep Your Seats, Please
Keep Your Seats, Please (1936)
(5.70)

Tsirk
Tsirk (1936)
(6.90)

Однажды летом
Однажды летом (1936)

Odnazhdy letom (6.90)

Двенадцать стульев
Двенадцать стульев (1933)

Dvanáct kresel (5.70)


Топ 250
238
Лучше не бывает
As Good as It Gets (7.80)
239
Страна садов
Garden State (7.80)
240
Общество мертвых поэтов
Dead Poets Society (7.80)
241
Другие
The Others (7.80)
242
Святые из Бундока
The Boondock Saints (7.80)
243
Бесподобный мистер Фокс
Fantastic Mr. Fox (7.80)
245
Матч Поинт
Match Point (7.80)
247
Искупление
Atonement (7.80)
весь топ
23.10.2020
Первая неудача Гайдая? Комедии «Не может быть!» — 45

С юбилеями почти как с похоронами — о виновнике события либо хорошо, либо никак. Картине «Не может быть!» сегодня исполняется 45 лет, но назвать ее кинематографической удачей режиссера в полной мере, увы, не получается. Фильм стал тем рубежом в творчестве Гайдая, после которого уже все откровенно пошло под откос. Но что случилось с великим комедиографом? И в чем вина Михаила Зощенко? К съемкам фильма «Не может быть!» Гайдай подошел уже маститым режиссером. Позади остались шестидесятые и такие успешные картины, как «Операция Ы и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука» и другие. Эксцентрика Гайдая была созвучна настроениям эпохи «оттепели», впрочем, она и сама стала ее неотъемлемой частью. Игра с формой, движением, эмоциями — в этом режиссеру не было равных. Никаких замысловатых характеров и сложных диалогов. Дальше, как однажды выразился кинокритик Сергей Добротворский, Гайдай «угодил в книжный переплет». Безусловно, в его творческой биографии литературные экранизации были и раньше, однако они были от начала и до конца «гайдаевскими». Сюжет обрастал яркими режиссерскими образами, а значение текста практически нивелировалось. Но в 70-е все пошло по нисходящей. Так в 1971 году вышла экранизация романа И. Ильфа и Е. Петрова «12 стульев», а в 1973 году — пьесы М. Булгакова «Иван Васильевич меняет профессию». Живые, искрометные картины, в которых Гайдаю еще удавалось оставаться трюкачом и балагуром в гармоничном соавторстве с литературой. К сожалению, к мещанской сатире Михаила Зощенко Гайдай обратился в обстоятельствах ужесточения цензуры. Режиссеру не позволили перенести действие в настоящее время (как это он лихо сделал в «Иване Васильевиче…»), не позволили никаких вольностей ни с персонажами, ни даже с названием (фильм задумывался под заголовком «Тайна, покрытая лаком»). Худсовет твердо заявил, что изображенные Зощенко мещане неактуальны и должны оставаться самими собой, в своем времени. Началось непоправимое — тщательное цитирование Гайдаем не слишком живого и образного Зощенко. В картину «Не может быть!» вошли сюжеты трех произведений писателя: комедии «Преступление и наказание», рассказа «Забавное приключение» и пьесы «Свадьба». Действие картины происходит в 20-е годы прошлого века, эпоху НЭПа. Титры забавно предвосхищали: «В фильме снимались народные, заслуженные и просто талантливые артисты». Актерский состав, и правда, был беспроигрышным: Михаил Пуговкин, Нина Гребешкова, Вячеслав Невинный, Наталья Крачковская, Олег Даль, Наталья Селезнева, Светлана Крючкова, Леонид Куравлев, Георгий Вицин, Савелий Крамаров и др. В те годы попасть в картину к режиссеру Гайдаю мечтали многие. Музыку к фильму написал Александр Зацепин, тесты песен — Леонид Дербенев. Исполняли их в картине сами Даль, Невинный, Анофриев! Казалось бы, с такими исходными данными комедия обречена стать новым шедевром Гайдая, но не вышло. За сатирой Зощенко мастерство эксцентрика Гайдая стало практически незаметно. Было просто смешно. Пожалуй, в последний раз в творчестве Леонида Иовича. Его четко выверенные, филигранные комедии не выдержали сложности литературных форм и глубины высказываний — «великий клоун скис, сдал, сбил руку». Времена требовали сложных диалогов и политической позиции. Ни конец семидесятых, ни восьмидесятые не смогли стать тем фоном, на котором создавались искрометные и эксцентричные фильмы Гайдая. В одном из своих интервью супруга режиссера, актриса Нина Гребешкова, вспоминала: «Когда Леня доделывал «Дерибасовскую», где были уже совсем другие герои и актерские лица, ему случайно принесли из монтажной бракованную мосфильмовскую заставку — «Рабочего и колхозницу», совершающих свой степенный поворот по часовой стрелке. На неправильно склеенной пленке скульптура дрожала, дергалась и скрипела. Монтажеры всплеснули руками: - Ох, простите, мы сейчас все заменим! - А не надо, - ответил Гайдай. - Пусть так и крутятся, как в конвульсиях. «Мосфильм»-то наш разваливается. Да и вообще расклеивается как-то все».... подробнее
10.11.2019
Призрак отеля на холме. Рецензия на фильм «Доктор Сон»

Тягучая история о противостоянии двух сверхъестественных сил — «сияющих» людей и зловещих пожирателей этого сияния, объединившихся в группу под названием Истинный Узел, — будет растекаться так же неторопливо, как потоки крови — из-за дверей лифта в одной из самых знаменитых сцен «Сияния». Хронометраж «Доктора Сна» пугает даже больше самой ленты, заявляющей о себе как о фильме ужасов. Однако у него есть весомое оправдание. Перед режиссером Майком Флэнеганом стояла действительно нелегкая задача примирить книги Стивена Кинга о семье Торренсов с легендарной экранизацией Кубрика, в которой фантастическое отходит на второй план. В этом смысле «Доктор Сон» можно считать вполне приличным компромиссом. Дэнни Торренс (Юэн МакГрегор), который когда-то разъезжал по коридорам отеля «Оверлук» на трехколесном велосипеде и чуть не стал жертвой разлагающейся старухи из ванной номера 237, еще в детстве научился бороться с этими призраками. А точнее говоря, сдерживать их. Дэнни прятал призраков в воображаемые шкатулки, используя мистические способности, и хранил в самом отдаленном уголке сознания, который выглядел как злосчастный лабиринт, где его пытался поймать и убить собственный отец. Повзрослевший Дэниэл заглушает детскую травму, а также свое сияние, алкоголем и вымещает агрессию в пьяных потасовках, а вскоре решает взяться за ум и устраивается на работу в хоспис. С помощью телекинеза он помогает умирающим встретить свою кончину достойно и спокойно, убеждая их в существовании потустороннего мира и жизни после смерти. Все меняется, когда Дэниэл узнает, что такими же способностями, даже более сильными, обладает девочка Абра. Она привлекает странных вампироподобных существ, которые издревле охотятся на необычных сияющих детей. Дэниэлу станет сразу понятно: больше подавлять сияние уже невозможно, нужно взглянуть своему страху в лицо и по-настоящему расправиться с травмой, омрачающей всю его жизнь. Книга «Доктор Сон» вышла в 2013 году, спустя почти пятьдесят лет после романа «Сияние». Кинг решил вернуться к истории, которую можно назвать одной из визитных карточек всего его творчества, чтобы рассказать побольше о феномене сияния и развить линию Дэнни Торренса. Кинг превращает Дэнни в персонажа, который не смог до конца справиться с детским травматическим опытом, и тем самым писатель несколько противоречит финалу своего «Сияния». Такой авторский ход напоминает, как в «Золотом теленке» Ильф и Петров воскресили убитого ранее героя Остапа Бендера, изменив финал «Двенадцати стульев». Но если масштаб двух романов о великом комбинаторе сопоставим, как, впрочем, и масштаб обеих книг Кинга о семье Торренсов, то сиквел ожидаемо уступает кубриковскому «Сиянию». И самое интересное, что это заявление только бы обрадовало Кинга. Несмотря на то что Кинг написал сценарий для Кубрика, режиссер почти им не воспользовался и снял кино, руководствуясь исключительно собственной интерпретацией истории. Разумеется, Король ужасов возненавидел фильм, который тысячи зрителей считают шедевром мирового кинематографа. В одном интервью незадолго до начала работы над «Доктором Сном» Кинг сообщил, что Кубрик слишком холодно обошелся с семьей Торренсов и к тому же изменил финал, в котором Джеку отчасти удается сохранить человечность, чего нельзя сказать про героя Николсона. В отличие от Кубрика Флэнеган явно относился с большим пиететом к автору истории, с которым уже успел посотрудничать над фильмом «Игра Джералда», и опасался его оценки. Режиссер рассказывал, что во время совместного просмотра «Доктора Сна» он следил за малейшим движением Кинга, пытаясь понять, нравится ли ему проделанная работа или же нет. «Я не знаю, смог бы я оправиться, если бы он посмотрел фильм и подумал то же самое, что когда-то про "Сияние"», — признался Флэнеган. И все же грустно признавать, что Флэнегану, чтобы угодить писателю, пришлось намеренно подавить свое авторское видение подобно тому, как Дэнни заглушает свое сияние. Увы, режиссерское сияние Флэнегана, которое особенно проявилось в «Призраках дома на холме», здесь почти полностью сокрыто от зрителя. Пожалуй, в этом и состоит главное отличие сиквела от кубриковского «Сияния». Флэнеган действует более очевидно и превращает фильм в формульное кино. Чего стоят только пожиратели сияния из группы Истинного Узла, которые походят то ли на злых вампиров из «Сумерек», то ли на сектантов 80-х из «Мэнди». Даже тот самый отель из «Сияния», камбэка которого ждали, пожалуй, все фанаты старой экранизации, есть не что иное, как набор стереотипных клишированных образов, которые вместе уже не работают. Но, будем честны, картинка, снятая сверхширокоугольным объективом, как и у Кубрика, получилась довольно цепляющая. «Доктор Сон» вряд ли станет эстетическим переживанием, зато совершенно точно окажет психотерапевтический эффект и заставит покопаться в себе, следуя примеру главного героя. Сиквел иллюстрирует важную идею, однажды высказанную Жаком Деррида: и кино, и психоанализ имеют дело с призраками. Только в отличие от психоаналитического сеанса, кинематографический сеанс — это «довольно экономный способ вызвать этих призраков пред собой: на экран». Чтобы одолеть призраков своего прошлого, Дэнни придется отправиться в место, которое и является колыбелью этих призраков, в отель «Оверлук», и постараться не допустить ошибок своего отца, не идти на поводу у слабостей. Так он напоминает, что собственных демонов не упрячешь даже очень глубоко в сознании — они все равно найдут возможность выбраться и продолжить мучить. Нужно набраться отваги и взглянуть на них в упор, тем самым проявив превосходство.... подробнее
11.10.2019
История одного волшебника. Памяти Марка Захарова

В Москве недавно простились с Марком Захаровым. Выдающийся режиссер, писатель, сценарист не дожил несколько дней до своего 86-летия. Не хочется уходить в сухую статистику его регалий и званий, о которых в последние дни и так сказано немало. Хочется еще раз выразить признательность за тот волшебный мир, который создал режиссер. Не так часто для нас, взрослых зрителей, снимают настоящие сказки. «12 стульев» по роману Ильфа и Петрова, «Тот самый Мюнхгаузен», «Дом, который построил Свифт», «Формула любви», созданные в соавторстве с Григорием Гориным, «Обыкновенное чудо» и «Убить дракона» по пьесам Евгения Шварца и также в соавторстве с Григорием Гориным. Он вывел для себя произвольный вариант бердяевской формулы «режиссура — система созидания того, чего не знает Бог». Для Захарова его профессия стала возможностью воздействовать на зрителя и на сознательном, и на подсознательном уровнях. «В глобальном и даже космическом аспекте режиссура есть строительство принципиально новой собственной динамической конструкции, до конца не подвластной логике зримых событий, обладающей гипнотической заразительностью с очень сильным воздействием на подсознание человека», — писал режиссер. Для зрителей же это было настоящим волшебством. Марку Захарову посчастливилось встретить своего автора, своего драматурга. В произведениях Евгения Шварца он нашел нужную ему магию. Она стала вдохновением не только для совместных картин, но и для всего творчества Захарова. Впервые пьесу «Дракон» режиссер поставил еще в 1963 году на сцене Студенческого театра МГУ. В 1978 году на экраны вышел фильм «Обыкновенное чудо», а спустя десять лет — «Убить дракона». Сложная, витиеватая философия писателя, спрятанная за простотой сказочных форм, как нельзя лучше вписалась в многоуровневую конструкцию картин Марка Захарова. С филигранной режиссерской точностью работал Марк Анатольевич над картиной «Обыкновенное чудо». Евгений Шварц вспоминал, что всегда очень трепетно относился к своей пьесе «Медведь» (первоначальное название «Обыкновенного чуда»), писал ее только в те дни, «когда чувствовал себя человеком». Ощущения автора Захаров бережно перенес на экраны. Он нежно касался души повзрослевшего зрителя, тоскующей по мечтам и идеалам юности. В фильме звучали важные, громкие слова, по которым скучаешь, но говорить которые уже не пристало. А за этими близкими и понятными для каждого вещами скрывал важность и глубину своего режиссерского высказывания. Стройность композиции, точность и лаконичность диалогов, актерские образы, музыка — попадание было во всем. Оказавшемуся в немилости у власти Юлию Киму пришлось писать слова песен под псевдонимом, молодого Александра Абдулова худсовет не хотел утверждать в звездный актерский состав, у Евгения Леонова было только десять дней на съемки, Олег Янковский попал в больницу с инфарктом, но ни одного компромисса Захаров не допустил. Не дождись он тогда выздоровления своего Волшебника, были бы потом Мюнхгаузен, Свифт, Дракон? Режиссерская интуиция никогда не изменяла Марку Захарову в работе с актерами, он был тем, кто зажигает звезды. Целая плеяда великих артистов была «воспитана» его кинематографом и руководимым им театром «Ленком»: Евгений Леонов, Олег Янковский, Николай Караченцов, Александр Абдулов, Александр Збруев, Инна Чурикова и другие. Марк Захаров открывал не просто актеров, он открывал личностей. «Современный талантливый актер серьезного психологического театра просто не имеет права быть дураком, в противном случае его актерская карьера не состоится», — писал режиссер. Фильмы и спектакли Марка Захарова невозможно представить без исполненных в них песен. Еще одна составляющая его волшебства: «Завораживающая магия присутствует в музыке, ибо она и есть самое "бессмысленное" искусство. В отдельных видах музыкального сочинительства наркотический эффект присутствует в особо зримых, грубых и сильнодействующих дозах; в каких-то видах музыкального творчества — едва заметен. Но заметен. Присутствует». Сколько было в нас свободы, когда мы напевали «Белеет мой парус», как часто щемило сердце под «Давайте негромко, давайте вполголоса», сколько веселых моментов прошло под «Uno uno uno un momento» и сколько же было пролито слез под «Я тебя никогда не забуду»… Захаров не был отвлеченным мечтателем, он прекрасно понимал жизнь со всеми ее сложностями и противоречиями. Дракона никогда до конца не победить, но кто сказал, что на фоне этой битвы нет места настоящей любви, бескорыстным поступкам, отважным подвигам? «По-настоящему героические акции не имеют прагматического, даже какого-то смысла не имеют. Кончитта ждала Резанова тридцать пять лет, выходила на берег океана, а потом взяла обет безмолвия, перестала разговаривать и ушла в монастырь... С точки зрения просто нормального человеческого взгляда и здравого смысла, это, конечно, было безумием. Но это был такой космический поступок, выход за пределы пределов, и он должен иногда происходить», — скажет в одном из своих интервью Марк Анатольевич. Марку Захарову удалось то, что казалось невозможным. Тонкое, философское кино сделать близким для зрителя. На свои картины как на Волшебника из «Обыкновенного чуда» поверх шелковой белой рубашки с жабо он надел уютный вязаный свитер. Чтобы нам, зрителям, всегда было тепло, но думать мы ни в коем случае не переставали…... подробнее