Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Борис Хлебников

Boris Khlebnikov
Борис Хлебников
Профессии: Режиссёр, Сценарист, Актёр, Продюсер
Пол: Мужской
Родился: 28 августа 1972, Дева (45 лет)
Первый фильм: 2003
Последний фильм: 2017
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Борис Хлебников известен по фильмам


Новости: Борис Хлебников

26.01.2018 23:31

«Золотой орел» салютует космосу

Сегодня в павильоне киноконцерна «Мосфильм» прошла 16-я ежегодная церемония вручения премии «Золотой орел», присуждаемой за достижения в области российского кинематографа и телевидения. Право провести церемонию в этом году получил популярный телеведущий и спортивный комментатор Дмитрий Губерниев.

Номинанты на премию были объявлены еще в декабре, и наибольшее количество упоминаний тогда получили нашумевшие драмы «Аритмия» и «Большой». Любопытное локальное противостояние развернулось между фильмами «Салют-7» и «Время первых», которые сначала соперничали за дату релиза в российском прокате, а теперь соседствовали во многих номинациях на «Золотой орел». Победителем из этой мини-дуэли по количеству призов вышло «Время первых», но зато «Салют-7» стал лауреатом премии в ключевой категории «Лучший игровой фильм».
Читать полностью
Поделиться:

06.01.2018 20:21

Лучшие российские фильмы 2017 года по версии LF

Прошедший год для российского кинематографа стал годом приятных сюрпризов. Мы получили целых два приличных фильма про космонавтов, Звягинцев вошел в шорт-лист номинантов на «Оскар», «Последний богатырь» стал рекордсменом в прокате, а «Движение вверх» внезапно оказалось тем фильмом, после которого критики уверенно заговорили о возрождении патриотического кино в России.

Было, конечно, и много таких странных и нелепых лент, без которых киноманы вполне могли обойтись, но речь сегодня пойдет не о них. Сегодня мы поговорим о тех российских проектах (в том числе о проектах совместного производства России с другими странами), которые стали событиями и смогли изменить в лучшую сторону мнение о нашем кино даже у самых скептично настроенных зрителей. О тех драмах и комедиях, за которые нам не только не стыдно, но которыми мы смело можем гордиться даже перед лицом мировой общественности.
Читать полностью
Поделиться:

20.10.2017 18:28

Русское сверхновое. Рецензия на «Аритмию»

Разговоры о русском кино — всегда разговоры о стране, а это ахиллесова пята размером от Калининграда до Владивостока. Заговоришь и не заметишь, как сам станешь карикатурным персонажем из ток-шоу Владимира Соловьева. Неизбежно свернешь в политику, миропорядок и полемику о том, наш или не наш этот полуостров. Так что обсуждать русское кино — своего рода моветон, и человек приличный старается избегать этой темы так же, как и ток-шоу Соловьева. Разве что в Сети, спрятавшись за никнеймом и аватаркой с Железным человеком, можно изредка позволить себе лишнее. Разверзнуть, так сказать, душевные хляби. Фильм «Аритмия» Бориса Хлебникова — то редкое исключение, о котором говорить не только пристойно, но и чертовски приятно.

Для режиссера это уже шестой игровой фильм, но первый сумевший привлечь к себе столько внимания критиков и обычных зрителей. Был еще в начале нулевых «Коктебель», роуд-муви по русскому бездорожью, но после него громких премьер не последовало. Пока не случилась «Аритмия». И случилась она внезапно, как рождение сверхновой. Фестивальный зритель фильм, конечно, ждал, но вот массовому о нем заранее не сообщали. Не суетились рекламисты, не было танцев на костях, как с «Матильдой». Это тот случай, когда качественным оказался сам продукт. А история между тем изначально была совсем другой. Фильм задумывался как романтическая комедия. Крутой вираж в сценарии произошел, когда главных героев решили сделать медиками. Тогда Наталия Мещанинова, соавтор Хлебникова, стала собирать материал, ездить на рейды с врачами скорой помощи — слушать, смотреть, записывать. Так фильм расщепился на две самостоятельные сильные темы, и от первоначальной версии остались лишь семейные неурядицы главных героев.
Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 6.35

Все | Актёр | Режиссёр | Сценарист | Продюсер

Фильмография: Борис Хлебников

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Режиссёр [ скрыть ]


Аритмия
Аритмия (2017)

Arrhythmia (0.00)

Долгая счастливая жизнь
Долгая счастливая жизнь (2013)

Dolgaya schastlivaya zhizn (6.00)

Пока ночь не разлучит
Пока ночь не разлучит (2012)

Poka noch ne razluchit (6.00)

Cherchill
Cherchill (2010)
(0.00)

Короткое замыкание
Короткое замыкание (2009)

Korotkoe zamykanie (6.50)

Сумасшедшая помощь
Сумасшедшая помощь (2009)

Help Gone Mad (6.70)

Свободное плавание
Свободное плавание (2006)

Svobodnoe plavanie (7.30)

Коктебель
Коктебель (2003)

Koktebel (6.90)

Сценарист [ скрыть ]


Аритмия
Аритмия (2017)

Arrhythmia (0.00)

Долгая счастливая жизнь
Долгая счастливая жизнь (2013)

Dolgaya schastlivaya zhizn (6.00)

Короткое замыкание
Короткое замыкание (2009)

Korotkoe zamykanie (6.50)

Сумасшедшая помощь
Сумасшедшая помощь (2009)

Help Gone Mad (6.70)

Свободное плавание
Свободное плавание (2006)

Svobodnoe plavanie (7.30)

Коктебель
Коктебель (2003)

Koktebel (6.90)

Актёр [ скрыть ]


Два дня
Два дня (2011)

Dva dnya (6.90)
Director

Продюсер [ скрыть ]


Топ 250
122
Двенадцать обезьян
Twelve Monkeys (8.10)
123
Марсианин
The Martian (8.10)
124
Город грехов
Sin City (8.10)
125
Терминатор
The Terminator (8.10)
126
Нефть
There Will Be Blood (8.10)
127
Взвод
Platoon (8.10)
128
Суперсемейка
The Incredibles (8.10)
129
Кошмар перед Рождеством
The Nightmare Before Christmas (8.10)
130
Крупная рыба
Big Fish (8.10)
131
Рататуй
Ratatouille (8.10)
весь топ
26.01.2018
«Золотой орел» салютует космосу

Сегодня в павильоне киноконцерна «Мосфильм» прошла 16-я ежегодная церемония вручения премии «Золотой орел», присуждаемой за достижения в области российского кинематографа и телевидения. Право провести церемонию в этом году получил популярный телеведущий и спортивный комментатор Дмитрий Губерниев. Номинанты на премию были объявлены еще в декабре, и наибольшее количество упоминаний тогда получили нашумевшие драмы «Аритмия» и «Большой». Любопытное локальное противостояние развернулось между фильмами «Салют-7» и «Время первых», которые сначала соперничали за дату релиза в российском прокате, а теперь соседствовали во многих номинациях на «Золотой орел». Победителем из этой мини-дуэли по количеству призов вышло «Время первых», но зато «Салют-7» стал лауреатом премии в ключевой категории «Лучший игровой фильм». Не остался без награды и режиссер Андрей Звягинцев, чья драма «Нелюбовь» будет представлять Россию на предстоящей церемонии вручения премии «Оскар». Лауреатами премии «Золотой орел» стали: Лучший игровой фильм «Салют-7» «Аритмия» «Большой» «Время первых» «Нелюбовь» Лучший телефильм или мини-сериал (до 10 серий включительно) «Анна Каренина» «София» «Торгсин» Лучший телевизионный сериал (более 10 серий) «Оптимисты» «Мурка» «Таинственная страсть» Лучший неигровой фильм «Геннадий Шпаликов. Жизнь обаятельного человека» «Про рок» «"Фабрика грёз" для товарища Сталина» Лучший короткометражный фильм «Время жить, время умирать» «Вера» «Скрипка» Лучший анимационный фильм «Два трамвая» «Сказ о Петре и Февронии» «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» Лучшая режиссерская работа Андрей Звягинцев — «Нелюбовь» Борис Хлебников — «Аритмия» Валерий Тодоровский — «Большой» Лучший сценарий Анастасия Пальчикова — «Большой» Наталия Мещанинова, Борис Хлебников — «Аритмия» Олег Негин, Андрей Звягинцев — «Нелюбовь» Лучшая мужская роль в кино Евгений Миронов — «Время первых» Александр Яценко — «Аритмия» Владимир Вдовиченков — «Салют-7» Лучшая женская роль в кино Ирина Горбачева — «Аритмия» Алиса Фрейндлих — «Большой» Марина Неелова — «Карп отмороженный» Лучшая мужская роль второго плана Владимир Ильин — «Время первых» Евгений Миронов — «Карп отмороженный» Александр Самойленко — «Салют-7» Лучшая женская роль второго плана Алиса Фрейндлих — «Карп отмороженный» Валентина Теличкина — «Большой» Анна Михалкова — «Мешок без дна» Лучшая мужская роль на телевидении Сергей Пускепалис — «А у нас во дворе» Максим Матвеев — «Анна Каренина» Сергей Гармаш — «Мурка» Лучшая женская роль на телевидении Елизавета Боярская — «Анна Каренина» Дарья Мороз — «Преступление» Екатерина Климова — «Торгсин» Лучший монтаж фильма Серик Бейсеу, Мария Сергеенкова — «Салют-7» Иван Лебедев, Юлия Баталова — «Аритмия» Алексей Бобров — «Большой» Лучшая операторская работа Игорь Гринякин — «Викинг» Алишер Хамидходжаев — «Аритмия» Михаил Кричман — «Нелюбовь» Лучшая работа художника-постановщика Сергей Февралев, Юлия Макушина — «Анна Каренина. История Вронского» Сергей Агин — «Викинг» Вера Зелинская, Елена Жукова — «Матильда» Лучшая работа художника по костюмам Екатерина Шапкайц — «Викинг» Дмитрий Андреев, Владимир Никифоров — «Анна Каренина. История Вронского» Надежда Васильева, Ольга Михайлова — «Матильда» Лучшая работа художника по гриму и пластическим спецэффектам Петр Горшенин, Ольга Афиногенова — «Последний богатырь» Татьяна Вавилова — «Викинг» Тамара Фрид, Марина Лебедева — «Матильда» Лучшие визуальные эффекты «Время первых» (CGF) «Салют-7» (ALGOUS studio, FilmDirectionFX, Amalgama VFX, POSTMODERN, KINOPOST, Sci-FX studio, RedTomatos) «Викинг» (Film Direction FX) Лучшая работа звукорежиссера Владимир Литровник, Павел Дореули — «Викинг» Иван Титов — «Время первых» Борис Войт — «Салют-7» Лучшая музыка к фильму Юрий Потеенко — «Время первых» Анна Друбич, Павел Карманов — «Большой» Евгений Гальперин, Александр Гальперин — «Нелюбовь» Лучший зарубежный фильм в российском прокате «Ван Гог. С любовью, Винсент» «Дюнкерк» «Ла-Ла Ленд» Специальный приз Национальной академией кинематографических искусств и наук Александр Звягинцев (за серию фильмов, посвященных Нюрнбергскому процессу) Специальный приз «За вклад в российский кинематограф» Александр Калягин ... подробнее
06.01.2018
Лучшие российские фильмы 2017 года по версии LF

Прошедший год для российского кинематографа стал годом приятных сюрпризов. Мы получили целых два приличных фильма про космонавтов, Звягинцев вошел в шорт-лист номинантов на «Оскар», «Последний богатырь» стал рекордсменом в прокате, а «Движение вверх» внезапно оказалось тем фильмом, после которого критики уверенно заговорили о возрождении патриотического кино в России. Было, конечно, и много таких странных и нелепых лент, без которых киноманы вполне могли обойтись, но речь сегодня пойдет не о них. Сегодня мы поговорим о тех российских проектах (в том числе о проектах совместного производства России с другими странами), которые стали событиями и смогли изменить в лучшую сторону мнение о нашем кино даже у самых скептично настроенных зрителей. О тех драмах и комедиях, за которые нам не только не стыдно, но которыми мы смело можем гордиться даже перед лицом мировой общественности. «Блокбастер» Романа Волобуева Если первый режиссерский опыт главного экс-кинокритика страны напоминал добротное европейское инди, то «Блокбастер» оказался на удивление легким и задорным фильмом, рассчитанным на самый широкий круг современных киноманов. По сюжету, доведенная но нервного срыва успешная телеведущая сбегает из Москвы куда глаза глядят и попадает в заварушку с ограблением пункта выдачи микрокредитов. По жанру это полноценная криминальная комедия с красивыми девушками в главных ролях, хлесткими диалогами, уместным цитированием великих и недурно поставленными экшен-сценами. «Блокбастер» явно не та лента, которая призывает зрителя крепко задуматься о своей жизни или транслирует некое важное социальное высказывание. Однако свой эрудированный Гай Ричи, умеющий хулигански острить и тонко шутить про насущное и актуальное, российскому кино точно не помешает. «Теснота» Кантемира Балагова Этот фильм снял один из выпускников мастерской Александра Сокурова, которую признанный мэтр российского кино открывал в Нальчике. Действие картины разворачивается там же, в 1990-е годы. Сюжет, основанный на реальных событиях, вращается вокруг бедной еврейской семьи, владеющей автомастерской. В семью пришло горе — местные похитили одного из детей, молодого парня, и требуют выкуп. Родители решают, что спасти ситуацию может только его старшая сестра, если правильно выдать ее замуж. Но 24-летнюю Илану не устраивает такая постановка вопроса, и она уходит в отрыв со своим бойфрендом-кабардинцем. Картина 26-летнего Кантемира Балагова удостоилась оваций в Каннах и приза Международной федерации кинопрессы ФИПРЕССИ, а президент киносмотра даже отметил, что «Теснота» наглядно иллюстрирует возрождение киноиндустрии в России. Критики особенно хвалили то, как чутко удалось передать режиссеру столь понятное и близкое многим из нас удушающее чувство тесноты, вызванной самыми разными факторами, будь то некая распоясавшаяся община, больное общество в целом, банальное безденежье или даже семейные узы. Но будьте осторожны: в этом плотном потоке сочных образов, самобытных кадров и красивых метафор, где-то за душераздирающим мяуканьем Тани Булановой режиссер спрятал болезненный подзатыльник зрителю — настоящее снафф-видео. «Софичка» Киры Коваленко Еще одна ученица Сокурова взяла повесть Фазиля Искандера, пригласила непрофессиональных актеров и сняла фильм полностью на абхазском языке. В случае с «Софичкой» в первую очередь обращаешь внимание на необычную манеру повествования: главная героиня возвращается в родное село после сталинской ссылки и, прохаживаясь по своему старому дому, видит, как наяву, себя молодую и все, что с ней произошло. Обе Софички предстают в кадре одновременно, отчего создается волшебное ощущение кинематографичности человеческой памяти и ее способности обесценивать само понятие времени. «Значит, нету разлук. Существует громадная встреча», — писал по этому поводу Бродский, а Кира Коваленко развивает тему: не только все плохое, что когда-то с тобой случилось, навеки останется с тобой, но и все хорошее. И вообще, боль можно растворить в повседневности, например, перебирать чай или стирать белье, а когда-то ушедшие от тебя люди и через года будут улыбаться все так же лучисто и счастливо. Ну а во-вторых, «Софичка» — во всех смыслах красивое кино. Светлые лица актеров и живые эмоции на них, захватывающие дух горные пейзажи, журчащий, как горный ручей, абхазский язык — эстетствующие киноманы все это непременно оценят. «Хармс» Ивана Болотникова Жил в начале прошлого века такой писатель и поэт — Хармс. Он сочинял истории про вываливающихся из окна старух, про Машкина и Кошкина, Пакина и Ракукина, а также про «сдыгр аппр устр устр». Пожалуй, во всей литературной тусовке того времени было не сыскать настолько же эпатажной личности и творца. И можно назвать большой удачей тот факт, что Даниил Ювачев получил биографический фильм, которого он заслуживает. В картине Ивана Болотникова он выдувает мыльные пузыри через ножницы, катает прекрасных дам на лодочке, симулирует сумасшествие, в общем, чудит, а старухи все вываливаются и вываливаются. Из минусов байопика можно отметить лишь то, что неподготовленный зритель не поймет, зачем он вообще посмотрел такое кино. С другой стороны, это скорее минус зрителя, нежели фильма. В действительности «Хармс» получился вполне созвучным Хармсу — абсурдным и чудаковатым. «Кроткая» Сергея Лозницы Эта бескомпромиссная драма, вдохновленная Достоевским, была номинирована на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля, но впечатление на заграничных критиков произвела крайне противоречивое. Во-первых, никто из увидевших картину европейских зрителей не захотел верить в то, что в России все и правда так. Но Лозница все-таки снимал не документалку, а своего рода сумеречную, сюрреалистичную версию России, и это надо при просмотре учитывать. Во-вторых, мало кому понравился фантасмагоричный, не вписывающийся в общую стилистическую канву фильма финал. Оправдан он был или нет, покажет время, а пока есть несколько вариантов: игнорировать его, согласиться с одной из трактовок киноведов или придумать свою. Но факт остается фактом: «Кроткая» — один из лучших фильмов года, выпущенных в этом году в наш прокат. Стоит набраться смелости и составить компанию этой женщине, которая с безучастным лицом перемещается по кромешному аду из пункта А в пункт Б, прекрасно понимая всю бессмысленность своего путешествия и то, что в пункте Б ад останется адом. Стоит хотя бы для того, чтобы однажды не оказаться на ее месте — в парализующей, высасывающей все жизненные соки паутине равнодушия. «Осколки» Алисы Хазановой Дочь Геннадия Хазанов начала свою карьеру в кино в середине 2000-х в качестве актрисы и к 2017-му созрела для того, чтобы попробовать себя как режиссер. «Осколки» — это вольный ремейк экспериментальной драмы «В прошлом году в Мариенбаде» 1961 года, вызвавшей у критиков неоднозначную реакцию. Работу Алисы они приняли более благосклонно, назвав одним из самых мощных и жизнеспособных режиссерских дебютов года. По сюжету, муж и жена ссорятся в ресторане отеля, муж покидает помещение, и на его место приходит другой мужчина, уверяющий главную героиню, что они знакомы. Но сюжет в таких кинематографических эссе отходит на второй план, когда ловишь себя на мысли, что все это не похоже на просмотр фильма, а скорее напоминает сеанс гипноза, во время которого тебе открываются все новые и новые осколки твоего собственного бытия. Главная героиня попала в ловушку своего неудачного брака и блуждает по ней, увязая в смыслах и теряясь в смутных сомнениях. Кому-то может показаться, что перед нами очередная претенциозная попытка снять кино не для всех, но правда в том, что у каждого из нас свои ловушки, и такого рода проекты помогают это осознать и спланировать побег. «Салют-7» Клима Шипенко Этот основанный на реальных событиях фильм повествует о том, как двое космонавтов отправились чинить станцию «Салют-7», чтобы предотвратить ее падение на Землю. Спасательная экспедиция обернулась для героев Владимира Вдовиченкова и Павла Деревянко настоящей проверкой на прочность, и они прошли ее с честью. Зрители же получили достойный блокбастер с элементами триллера и производственной драмы. И в нем хороши не только стройный сюжет, спецэффекты, актерская игра и ненатужный патриотический посыл, но и милые несуразности, которых в реальности не могло бы случиться. Придраться хочется только к женам космонавтов — слишком уж шаблонными и не похожими на живых людей они получились. В целом же создателям проекта удалось блестяще справиться с целым рядом задач: удерживать внимание зрителей к событиям, развивающимся в замкнутом пространстве, отдать дань уважения подвигу советских космонавтов, поговорить с молодым зрителем о важных вещах понятным языком и даже немножко похулиганить. «Нелюбовь» Андрея Звягинцева «Нелюбовь» показывает нам предсмертные хрипы одной московской семьи. Родители общаются друг с другом либо в презрительном тоне, либо криком, а на сына им наплевать настолько, что они всерьез рассматривают вариант сдать его в детдом после неминуемого развода. Новая работа признанного на мировом уровне российского режиссера выходит далеко за рамки «чернухи» — ярлыка, который принято лепить на любую российскую драму, повествующую о несчастных людях. «Нелюбовь» — гениально снятое кино о том, как страшно жить недолюбленным и не уметь любить самому, о том, как родители, близкие или сама жизнь выдавливают из человека человеческое, оставляя лишь внешнюю оболочку, внутри которой свищут ледяные ветра. Звягинцев зрителя не щадит, демонстрируя не только тот момент, когда человек вдруг очухивается и в ужасе оглядывается по сторонам, понимая, что происходит нечто неправильное, но и ту точку невозврата, после которой вся любовь мира тебя уже не спасет. «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» Александра Ханта Витька Чеснок (Евгений Ткачук) — отчаянно жаждущий легких денег и зацикленный на своем детдомовском прошлом молодой парень. Леха Штырь (Алексей Серебряков) — вдруг откуда ни возьмись появившийся папаша, прикованный к постели калека, который первую половину фильма молчит и многозначительно пускает слюни. Витька ненавидит Леху, но очень хочет заселиться в его квартиру. Для этого ему нужно побороть отвращение и отвезти родителя в дом инвалидов. Чеснок грузит Штыря в свою старенькую машину, и под восхитительный саундтрек, дающий исчерпывающее представление о современной модной музыке, они отправляются навстречу приключениям. Параллельно Лехе предстоит совершить своеобразный путь духа и понять то, что, например, герой Тома Харди в «Локе» уже принял и переварил. Свои волшебные метаморфозы ждут и прожженного уголовника Штыря, сыгранного Серебряковым почти без слов, одними взглядами и мимикой. Оба героя познали вышеупомянутую «нелюбовь» в полной мере, оба актера исполнили свои роли так, что мурашки по коже, лихо замешивая брутальность с нежностью, пацанство с детскими обидами, боль с самоиронией. Если бы они покатались вдвоем по пыльным провинциальным дорогам еще с недельку, то либо поубивали друг друга, либо обрели прощение в объятиях. Но Хант подвел все зрителя к такому финалу, который хоть и оставил вопросы к героям, но хотя бы не оставил этим самым героям выбора. «Аритмия» Бориса Хлебникова И наконец лучшим российским фильмом года, по мнению редакции LostFilm.INFO, оказалась драма о враче «скорой помощи» с Александром Яценко и Ириной Горбачевой в главных ролях. Олег живет в крохотной квартирке с молодой женой, которая работает вместе с ним, но в приемном покое. В один прекрасный день, устав от его пьянок и беспросветности их жизни, Катя заявляет о своем желании развестись. Собравшая кипу наград и проехавшаяся плюшевым катком по сердцам зрителей картина не только с большой теплотой и честностью показывает изнанку ургентной медицины, но и затрагивает множество болезненных вопросов. Например, почему такой решительный, смелый и во всех смыслах крутой на работе Олег дома лег превращается в размазню и мямлю? И почему же тогда Катя тянет с разводом? И что вообще делать, если любовная лодка разбивается не о быт, а об работу, на которой ты бог, но которая опустошает тебя до самого донышка, не оставляя близким ничего? При этом Хлебников часто обращается к комедийным приемам, многие из которых будут понятны (и даже слишком) только нашему зрителю, например, эпизод с поиском томатной пасты для запивания водки или с пульками от пистолетика для старушки-симулянтки. И если фильмы некоторых российских режиссеров похожи на искусную, но все же рукотворную диораму нашей действительности и наводят на мысли о том, что постановщик живет в какой-то другой стране, то «Аритмия» кино про нас и для нас. Не чернушное, не сюрреалистичное, не претенциозное, а подкупающе дружелюбное и такое же исцеляющее, как кульминационные обнимашки Олега и Кати.... подробнее
20.10.2017
Русское сверхновое. Рецензия на «Аритмию»

Разговоры о русском кино — всегда разговоры о стране, а это ахиллесова пята размером от Калининграда до Владивостока. Заговоришь и не заметишь, как сам станешь карикатурным персонажем из ток-шоу Владимира Соловьева. Неизбежно свернешь в политику, миропорядок и полемику о том, наш или не наш этот полуостров. Так что обсуждать русское кино — своего рода моветон, и человек приличный старается избегать этой темы так же, как и ток-шоу Соловьева. Разве что в Сети, спрятавшись за никнеймом и аватаркой с Железным человеком, можно изредка позволить себе лишнее. Разверзнуть, так сказать, душевные хляби. Фильм «Аритмия» Бориса Хлебникова — то редкое исключение, о котором говорить не только пристойно, но и чертовски приятно. Для режиссера это уже шестой игровой фильм, но первый сумевший привлечь к себе столько внимания критиков и обычных зрителей. Был еще в начале нулевых «Коктебель», роуд-муви по русскому бездорожью, но после него громких премьер не последовало. Пока не случилась «Аритмия». И случилась она внезапно, как рождение сверхновой. Фестивальный зритель фильм, конечно, ждал, но вот массовому о нем заранее не сообщали. Не суетились рекламисты, не было танцев на костях, как с «Матильдой». Это тот случай, когда качественным оказался сам продукт. А история между тем изначально была совсем другой. Фильм задумывался как романтическая комедия. Крутой вираж в сценарии произошел, когда главных героев решили сделать медиками. Тогда Наталия Мещанинова, соавтор Хлебникова, стала собирать материал, ездить на рейды с врачами скорой помощи — слушать, смотреть, записывать. Так фильм расщепился на две самостоятельные сильные темы, и от первоначальной версии остались лишь семейные неурядицы главных героев. Первая — остросоциальная, вторая — вечная. Их режиссер решил показать максимально честно. Взявшись за отечественную медицину, Хлебников по-своему вскрыл гнойник. Слишком много недовольных с обеих сторон баррикады. У нашего общества всегда есть «мы» и отдельно — «они». Две аморфные, обезличенные массы. «Они» — это врачи-изверги, чиновники-воры, продавцы-хамы. Между прочим, и народ-быдло — это тоже «они». А «мы» — всегда праведники, обруганные, недолеченные, обманутые системой. Даже в толпе, идущей к метро, чувствуется социальная сегрегация, которую мы лелеем и взращиваем. Она как приобретенный рефлекс. Если навешать ярлыки, то нет надобности каждый раз встречаться с равными себе, что требует несоизмеримо больше душевных сил и времени. Легче отгородиться от них — страшных, чужих и пустых, изредка выглядывая, воюя и прячась обратно. Может, пресловутый человеческий фактор, витающий над страной, как бабайка, оттого и вездесущ, что Человека в простом смертном с пульсом, болью, желаниями и, упаси бог, мечтами у нас массово репрессируют. И речь не о правительстве, богачах, элите. Обычному человеку наплевать на такого же, как он бедолагу, валящегося с ног от усталости, с больными детьми, кредитами и прыщом на причинном месте. Вот и рвется там, где тонко, трещит по швам безликое общество. Чем еще объяснить мотивацию водителя, не пропускающего машину скорой помощи с умирающим пациентом, или диспетчера, который отказывается отправить бригаду к сильно пьющему человеку? Потому что «они» не «мы», а «мы» не «они». Хлебников показал далекому от медицины зрителю изнанку, при этом постаравшись ничего не утаить. И оказалось, что под белыми халатами скрываются обычные люди. Они жарят яичницу с сосисками, потому что им некогда думать о правильном питании, пьют пакетированное вино, потому что это быстро, и нужно запить горечь после рабочей смены. Они страдают от отчуждения дома. Но самое главное, что показал Хлебников — участие. Его врач Олег, роль которого блестяще сыграл один из любимых актеров режиссера, Александр Яценко, почти ницшеанский. Он, словно сверхчеловек, рассекает на машине по улицам маленького городка, движимый одной целью — помочь. Но делает это без пафоса или выражения лица в стиле доктора Хауса. Вся его жизнь будничная и серая. И даже из разрыва с женой не выходит скандала с битьем посуды и рыданиями. В «Аритмии» все именно так, как обычно бывает, без режиссерских прикрас и киношной пыли. Он просто надувает синий матрас и втискивает его между кухонным столом и холодильником. И весь фильм — словно подсмотренная чужая жизнь. Ни для кого не секрет, что наше кино сильно прихрамывает. Если попытаться говорить о нем в целом, то напоминает оно трехглавого Змея Горыныча, что, конечно, символично. Одна голова с тоской смотрит на Запад и под субсидии, дарованные свыше, изо всех сил старается сделать ленту не хуже голливудской. Для второй головы киносюжеты придумывают комики-стахановцы, и куда она смотрит — известно. Голова третья — интроверт, взор которой обращен сугубо внутрь, и воспевает она невзгоды сограждан. Голова-интроверт — кино фестивальное, которое по задумке должно находить отклик у населения, но на выходе получается элитарным. У Бориса Хлебникова картина тоже вышла фестивальной, как у Звягинцева или Ивана Вырыпаева. Но оказалось, что про нашу жизнь можно снять фильм без привкуса безысходности. Кино, которое не вызовет чувства глубокого отвращения к окружающим, а, наоборот, пробудит сострадание. Ведь почти все люди, по сути, хотят одного и того же: прожить свою такую короткую жизнь и быть в ней хоть изредка счастливыми. Как писал Буковски в своем последнем романе: «...жизнь изнашивает человека, изнашивает его до дыр». И поэтому любовь главных героев — вторая мощная тема в фильме. Это не пестики-тычинки, а жизненная необходимость, как кислород и Н2О. Нет Ромео и нет Джульетты — это истории пубертата. Есть зрелые люди, спасающие друг друга в мясорубке жизни. Для этого им порой достаточно просто обняться. А если и есть на экране близость, то далекая от эротизма и в чем-то даже неприглядная, когда хочется отвести глаза, потому что увидел больше, чем пресловутое соитие. Увидел кульминацию одиночества, непреодолимое желание двоих стать платоновским гибридом, четырехруким, двухголовым существом с одним бьющимся сердцем. Этого и жаждет главная героиня. В исполнении Ирины Горбачевой она вышла цельной и красивой. К слову, сама актриса, несмотря на более чем скромный список ролей, по-своему известна даже больше, чем партнеры по фильму. Она — очень успешный инстаграм-блогер. Но для зрителя, свободного от соцсетей, Горбачева стала безусловным открытием. Да и вся актерская команда слаженно и достоверно отыграла режиссерский замысел. У героев «Аритмии» и у зрителей оказался один генетический код: их судьбы созвучны судьбам большинства. Такие далекие, но похожие. И как это бывает в жизни, смерть, секс, пьяные танцы, драки, скука — лишь кадры в длинной киноленте. Они актуальны, пока происходят. Время бережно стирает, убаюкивает, чтобы было не голо и не чувствовалась такая острая боль. «Аритмия» доказала, что будучи даже сильно хворающим, наше кино встало на путь исцеления. У нас принято оглядываться назад и ностальгировать по советским картинам, вздыхать по «Девчатам» и ронять слезу в новогоднее оливье от Эльдара Рязанова. Но мало кто любит вспоминать царивший тогда уровень цензуры, когда неугодные фильмы хоронили на пыльных полках киностудий. Сколько мог снять, например, Тарковский? И это не риторический вопрос. В работе у режиссера осталось более десяти проектов. Сегодня даже в отечественном кино можно показать намного больше правды. А чтобы понравиться зрителю, надо просто выбрать правильную тональность. И Хлебников с ней угадал. Кстати, еще у фильма очень точное название. Эскулапы назвали аритмией несогласованность в работе сердца. Такое заключение подходит нам как ни одно другое: живем на разрыв аорты, мечтаем о высоком, лучшем или просто о теплом доме, да чтобы прыщ на причинном месте наконец-то прошел. И у всех нас один диагноз — аритмия.... подробнее