Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]
19.11.2020 20:01

Как снимали «Пролетая над гнездом кукушки»: к 45-летию фильма

Новый сериал Netflix «Сестра Рэтчед» вышел как раз вовремя — к 45-летней годовщине со дня премьеры фильма «Пролетая над гнездом кукушки», главной злодейке которого и посвящено телешоу. В 1975 году режиссер Милош Форман экранизировал одноименный роман писателя Кена Кизи, и результат считается одним из лучших фильмов, когда-либо снятых: в данный момент картина с оценкой 8,7 занимает 18 строчку в топе-250 на IMDb. Сегодня в честь юбилея ленты Lostfilm публикует интервью с продюсером фильма Майклом Дугласом и исполнительницей роли сестры Рэтчед Луизой Флетчер, которые поделились с изданием The Guardian своими воспоминаниями о создании киношедевра.

Майкл Дуглас, продюсер:

Мой отец, Кирк, приобрел права на роман Кена Кизи в начале 1960-х и поставил на его основе спектакль на Бродвее, в котором сам исполнил главную роль, Макмерфи. Годами отец пытался превратить эту историю в фильм, но не складывалось. В то время я учился в университете в Санта-Барбаре и вел активную политическую работу вокруг войны во Вьетнаме. Мне понравилась книга: это потрясающе изложенная история об одном человеке против системы. Я никогда не задумывался о карьере продюсера, но сказал отцу: «Дай мне заняться этим».



Наш первый сценарист, Лоуренс Хаубен, познакомил меня с работами Милоша Формана. Его фильм «Бал пожарных» 1967 года содержал то, что мы искали: события происходят в замкнутом пространстве, со множеством уникальных персонажей, которых режиссер смог раскрыть наилучшим образом. На тот момент Милош жил в отеле в Нью-Йорке. Незадолго до этого с ним случился нервный срыв, он не покидал здания, и даже ходили слухи, что он делился переживаниями с другом, а тот посещал психиатра вместо него. Однако Милош согласился прилететь в Калифорнию на встречу. В отличие от других режиссеров, которые не торопились раскрывать карты, Форман прошелся по сценарию страница за страницей и сразу рассказал, что он собирается делать.

Мой коллега-продюсер Сол Заенц был в хороших отношениях с Кеном Кизи. Когда я и Лоуренс сделали первую попытку адаптации, Сол попросил Кизи написать сценарий и пообещал часть прибыли. Но, как это часто бывает с писателями, пытающимися экранизировать свое произведение, у него ничего не получилось. Мы отказались от сотрудничества. Это стало нашей единственной долговременной и болезненной проблемой. Начался денежный спор — глупо, но, вероятно, так Кизи защищал свое эго.



Хэл Эшби, наш первый вариант режиссера, предложил на роль Макмерфи Джека Николсона. Поначалу было трудно себе представить его в этом образе, потому что до этого Николсон не играл подобных персонажей. Из-за графика Джека съемки пришлось отложить на шесть месяцев, но оно того стоило: собрался идеальный ансамбль актеров.

Мой старинный друг и сосед по общежитию в конце 1960-х Дэнни ДеВито исполнил роль Мартини, одного из пациентов психиатрической клиники, в театральной постановке на Бродвее в 1971 году, поэтому первым попал в актерский состав. Уилла Сэмпсона, сыгравшего Вождя, я нашел благодаря продавцу подержанных автомобилей, сидевшему в соседнем кресле в самолете. Его отец продавал машины коренным американцам, и я объяснил, что ищу крупного парня на роль Вождя. Шесть месяцев спустя раздался звонок: «Майкл, на днях заходил самый большой в мире индеец!».



Другим сумасшедшим решением, которое мы приняли вместе с Солом, были съемки в настоящей психиатрической лечебнице в Орегоне в январе, когда темнеет уже в три часа дня. Директор учреждения, Дин Р. Брукс, сильно рисковал, но в итоге исполнил роль лечащего врача Макмерфи. Брукс хотел, чтобы его пациенты принимали участие в съемках, и в итоге некоторые из них действительно работали в разных командах. Осознание того, что многие оказались в клинике из-за уголовных преступлений, настигло позднее. У нас был поджигатель в художественном отделе! Дин определил пациента для подражания каждому актеру, и некоторые даже оставались ночевать в палатах.

Джек вдохновил всех показать лучшую игру. В сцене с бейсболом, где Макмерфи уговаривает пациентов посмотреть матч по телевизору, это хорошо видно. Но из-за того, что Милош не давал актерам посмотреть отснятый за день материал, Джек начал сомневаться в успехе. Команда стала терять доверие к Милошу, и оператор Хэскелл Уэкслер, мечтавший о карьере режиссера, усугублял ситуацию. Я сказал Милошу: «Ты должен показать Джеку хоть что-то». Он так и сделал, и все поняли, что фильм получается отличный. Вскоре мне пришлось уволить Уэкслера: должен был остаться кто-то один — либо он, либо Милош.



Мы вышли за рамки бюджета и времени, но Сол смог обеспечить финансирование свыше запланированных $2 миллионов, и в итоге сумма перевалила за $4 миллиона. Его партнеры обвиняли меня в том, что я злоупотребляю. Но мы знали, что в наших руках хороший фильм — и не ошиблись. Когда мы обратились к ведущим киностудиям в поисках прокатчика, все отказались от картины, впоследствии получившей девять номинаций на «Оскар» и пять наград: лучшие фильм, режиссер, актер, актриса и сценарий. После этого множество психически нестабильных людей стали смелее говорить о своем состоянии. Фильм позволил им стать видимыми для общества.

Луиза Флетчер, актриса:

Я на 11 лет забросила актерскую игру, отлично проводя время в качестве матери и домохозяйки, но все-таки снялась в фильме «Воры как мы» Роберта Олтмена. Когда Милош смотрел эту картину, чтобы утвердить Шелли Дювалл на роль в «Пролетая над гнездом кукушки», он спросил про меня. Мы встретились четыре-пять раз в течение года, прежде чем удалось уговорить Милоша дать мне сыграть сестру Рэтчед. Позднее я узнала, что роль предлагали многим кинозвездам, которые отказались.



Так 4 января 1975 года я приехала в Орегон на недельную репетицию, которая оказалась бесценной. Мы наблюдали за ежедневной рутиной пациентов клиники и ходили на групповую терапию. Однажды Джек и я стали свидетелями сеанса электрошока в 6 утра — это было тяжело. Сделать Рэтчед человеком было непросто. О ее истории ничего не известно, в отличие от Макмерфи. Я не хотела делать из Рэтчед монстра, а стремилась показать реального человека в данных обстоятельствах. Подошел прием с злоупотреблением властью, что было актуальной проблемой во времена, когда Ричарда Никсона вынудили уйти в отставку. Было понимание, как иногда люди верят в то, что поступают хорошо и что знают, как лучше.

У меня не было грима — только вазелин на губах и эта безумная укладка. Приходилось работать в определенных рамках, но я много импровизировала. А что-то происходило само собой. Большое значение имело то, что в сценах групповой терапии было три кинокамеры, что довольно необычно. Обычно снимают один кадр, потом — противоположный, но Милош снимал всех одновременно, и это большая разница. Когда Джек или кто-то из пациентов делали что-то неожиданное, например, краснели, это попадало на пленку.



Однажды Джек спросил меня про имя Рэтчед. Я сказала, что это Милдред — мне думалось, оно подходит. Пару недель спустя снимали сцену, где Макмерфи приходит в сознание после электросудорожной терапии и прикидывается зомби. Вдруг он смотрит на меня и говорит: «Привет, Милдред». Я была в таком шоке, что лицо стало полностью красным. Это мой любимый момент.

Ближе к концу я устала от всех ограничений, связанных с сестрой Рэтчед, включая тесную одежду. К тому же, я мало общалась с другими актерами, потому что это вредило роли. Они веселились каждый вечер, а я завидовала. Я подумала: «Что подарить им в качестве прощального подарка?». В одной сцене фильма, которую позднее вырезали, Макмерфи приходит на завтрак в одних трусах — черных шелковых боксерах с вышивкой в виде кита. Однажды я попросила фотографа встретиться во дворе, надела эти трусы и ничего сверху, взяла в руки туфли и шляпу медсестры и изобразила один из постеров военного времени с Бетти Грэйбл. Каждому актеру я подарила по снимку с подписью «Милдред».



Церемония вручения «Оскара» была потрясающей. Я не думала, что получу статуэтку, но все равно написала речь. И я никого не предупредила, что буду благодарить своих глухих родителей на жестовом языке. Следующие год или два было немного страшно: люди останавливали меня в аэропортах и говорили, как сильно меня ненавидят. Теперь я во всех списках лучших злодеев сразу после Ганнибала Лектера Энтони Хопкинса — обычно он номер один.

Источник: The Guardian
Поделиться:


Топ 250
75
Лоуренс Аравийский
Lawrence of Arabia (8.40)
76
Олдбой
Oldeuboi (8.40)
77
Амадей
Amadeus (8.40)
78
Развод Надера и Симин
Jodaeiye Nader az Simin (8.40)
79
Бункер
Der Untergang (8.40)
80
Китайский квартал
Chinatown (8.40)
81
Бесславные ублюдки
Inglourious Basterds (8.30)
82
История игрушек
Toy Story (8.30)
83
Лицо со шрамом
Scarface (8.30)
84
Лабиринт Фавна
El laberinto del fauno (8.30)
весь топ