Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Александр Фелинг

Alexander Fehling
Александр Фелинг
Профессии: Сценарист, Актёр, Играл себя
Пол: Мужской
Рост: 183
Родился: 29 марта 1981, Овен (39 лет)
Последний фильм: 2019
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Фильмы


Фото

Фото Александр Фелинг Фото Александр Фелинг

Новости

02.04.2020 20:16

«Любовь между строк»: трейлер, заряжающий на романтику

И пусть в кинотеатры нам сейчас вход заказан, а голливудская машина резко замедлила свой ход, мечтать не вредно, и как раз этим киноманы могут заняться за просмотром трейлеров к премьерам, запланированным на май и дальше. Так, сегодня на просторах Интернета появился ролик, призванный познакомить зрителей с героями немецкой драмы «Любовь между строк», чей сюжет вызывает некоторые ассоциации с романом польского писателя Януша Леона Вишневского «Одиночество в сети». На самом деле, в основе сценария ленты лежит другая книга, но тоже бестселлер, за авторством Даниэля Глаттауэра.

Очаровательная Эми случайно отправляет электронное письмо не тому адресату. Лео, хоть и понимает, что письмо не для него, отвечает, и между молодыми людьми завязывается игривая переписка, со временем перерастающая в нечто большее. Они подтрунивают друга над другом, обсуждают наболевшие вопросы, делятся сокровенным, в общем, почти (или даже на всю катушку) влюбляются друг в друга. Правда, потом выясняется, что Эми замужем, да и нет никакой гарантии, что они когда-нибудь увидятся.
Читать полностью
Поделиться:

15.12.2011 20:02

Интервью с немецким режиссером Андресом Вайелем

На следующий день после завершения VIII Фестиваля немецкого кино в Петербурге мы встретились с режиссером-документалистом, театральным деятелем и писателем Андресом Вайелем.

В рамках киносмотра Андрес представлял свой первый игровой фильм «Кто, если не мы» — об истоках, личных, психологических и исторических предпосылках возникновения в конце 60-х годов прошлого столетия в Германии леворадикальной террористической организации городских партизан RAF. Историческая драма была удостоена на 61-м Берлинаре приза Альфреда Бауэра, названного по имени основателя фестиваля и присуждаемого за особое новаторство.
Читать полностью
Поделиться:

14.12.2011 13:00

Рецензия на фильм Филиппа Штельцля «Гете!»

Кинолента о юных годах классика немецкого романтизма «Гете!» открывала VIII Фестиваль немецкого кино в Петербурге. Драматическую историю создания романа «Страдания юного Вертера», открывшего имя Гете Европе, представили исполнители главных ролей — Мириам Штайн (она сыграла возлюбленную юного поэта Лотту) и Фолькер Брух (сыгравший друга ИоганнаВильгельма Иерузелема).

На вечную тему, «из какого сора растут стихи, не ведая стыда», было истрачено немало пленки в истории кинематографа. Студия Warner Bros. поддержала проект немецкого режиссера Филиппа Штельцля, и, конечно, след «американского глянца» нельзя не заметить. Динамичный сюжет, декорации, исторические костюмы, актерская игра на публику, жесты, обязательные элементы экшена, стрельба, погони — во всем угадывается заокеанские традиции «Влюбленного Шекспира».
Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 7.04

Все | Актёр | Сценарист | Главные роли

Фильмография

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Сценарист [ скрыть ]


Когда-то река была человеком
Когда-то река была человеком (2011)

The River Used to Be a Man (7.30)

Актёр [ скрыть ]


Тайная жизнь
Тайная жизнь (2019)

A Hidden Life (0.00)
Fredrich Feldmann

Любовь между строк
Любовь между строк (2019)

Gut gegen Nordwind (6.30)
Leo

В лабиринте молчания
В лабиринте молчания (2014)

Im Labyrinth des Schweigens (7.30)
Johann Radmann

Экспат
Экспат (2012)

The Expatriate (6.00)
Floyd

Родина
Родина (сериал) (2011)

Homeland (8.40)
 Jonas Hollander 12 episodes, 2015

Кто, если не мы
Кто, если не мы (2011)

Wer wenn nicht wir (6.40)
Andreas Baader

Niemandsland
Niemandsland (2011)
(0.00)
Cornelis Schmidt

Когда-то река была человеком
Когда-то река была человеком (2011)

The River Used to Be a Man (7.30)

Гете!
Гете! (2010)

Goethe! (6.50)
Johann Wolfgang Goethe

Бесславные ублюдки
Бесславные ублюдки (2009)

Inglourious Basterds (8.30)
Master Sgt. Wilhelm / Pola Negri

Буря
Буря (2009)

Storm (6.90)
Patrick Färber

Тринадцатый семестр
Тринадцатый семестр (2009)

13 Semester (6.70)
Bernd

Будденброки
Будденброки (2008)

Buddenbrooks (5.80)
Morten Schwarzkopf

И вот пришли туристы
И вот пришли туристы (2007)

Am Ende kommen Touristen (6.80)
Sven Lehnert

Криминальный отдел
Криминальный отдел (сериал) (2007)

KDD - Kriminaldauerdienst (8.10)


Der Hauptmann
Der Hauptmann (0)
(7.40)
Junker

David Burger

Играл себя [ скрыть ]


Love Is Everywhere
Love Is Everywhere (2012)
(0.00)
Себя


TV total
TV total (сериал) (1999)
(5.70)

Премьеры
04.06
Чудо-женщина: 1984
Wonder Woman 1984
04.06
Мой шпион
My Spy
04.06
Призраки
The Haunted
04.06
Пальма
11.06
Кэндимен
Candyman
все премьеры

Топ 250
139
Рестлер
The Wrestler (8.10)
140
Волшебник страны Оз
The Wizard of Oz (8.10)
141
Рокки
Rocky (8.10)
142
Сука-любовь
Amores perros (8.10)
143
Отель «Руанда»
Hotel Rwanda (8.10)
144
Пленницы
Prisoners (8.10)
145
Впусти меня
Låt den rätte komma in (8.10)
146
Пираты Карибского моря: Проклятие черной жемчужины
Pirates of the Caribbean: The Curse of the Black Pearl (8.00)
147
Король говорит!
The King's Speech (8.00)
весь топ
02.04.2020
«Любовь между строк»: трейлер, заряжающий на романтику

И пусть в кинотеатры нам сейчас вход заказан, а голливудская машина резко замедлила свой ход, мечтать не вредно, и как раз этим киноманы могут заняться за просмотром трейлеров к премьерам, запланированным на май и дальше. Так, сегодня на просторах Интернета появился ролик, призванный познакомить зрителей с героями немецкой драмы «Любовь между строк», чей сюжет вызывает некоторые ассоциации с романом польского писателя Януша Леона Вишневского «Одиночество в сети». На самом деле, в основе сценария ленты лежит другая книга, но тоже бестселлер, за авторством Даниэля Глаттауэра. Очаровательная Эми случайно отправляет электронное письмо не тому адресату. Лео, хоть и понимает, что письмо не для него, отвечает, и между молодыми людьми завязывается игривая переписка, со временем перерастающая в нечто большее. Они подтрунивают друга над другом, обсуждают наболевшие вопросы, делятся сокровенным, в общем, почти (или даже на всю катушку) влюбляются друг в друга. Правда, потом выясняется, что Эми замужем, да и нет никакой гарантии, что они когда-нибудь увидятся. Режиссером драмы выступила Ванесса ЙоппАнхель и Джо»), в образе Эми предстала Нора Чирнер, известная по комедии «Красавчик» с Тилем Швайгером, а Лео сыграл Александр Фелинг, засветившийся в «Бесславных ублюдках». Российская премьера фильма запланирована на 11 июня.... подробнее
15.12.2011
Интервью с немецким режиссером Андресом Вайелем

На следующий день после завершения VIII Фестиваля немецкого кино в Петербурге мы встретились с режиссером-документалистом, театральным деятелем и писателем Андресом Вайелем. В рамках киносмотра Андрес представлял свой первый игровой фильм «Кто, если не мы» — об истоках, личных, психологических и исторических предпосылках возникновения в конце 60-х годов прошлого столетия в Германии леворадикальной террористической организации городских партизан RAF. Историческая драма была удостоена на 61-м Берлинаре приза Альфреда Бауэра, названного по имени основателя фестиваля и присуждаемого за особое новаторство. «Кто, если не мы» — великолепная, психологически выверенная жизненная история основателей фракции Гудрун Энсслин (Лена Лауцемис) и Андреаса Баадера (Александр Фелинг). Андрес Ваейль выразительно передал настроение эпохи того времени, направив основные акценты картины на общественное осмысление прошлого послевоенной Германии, отношение молодежи к старшему поколению, клейменному темным прошлым Третьего рейха. Нервная атмосфера 60-х органично вплетается в психологию отношений главных героев, развивающихся в разрезе осмысления своего места и роли в области напрашивающихся перемен в собственной стране. Четко очерчена граница между неуверенностью в себе и агрессией. Ключевые посты в правительстве того времени занимали «бывшие нацисты», американцы с самолетов ковровой россыпью покрывали вьетнамские деревни напалмом, обострение карибского кризиса грозило всему миру третьей мировой войной, вся Европа была обвешена революционными лозунгами... Документальные вставки и музыка той эпохи художественно оформлены и мастерски вписаны в основной сюжет повествования. Когда, если не теперь? — лозунг, под которым объединяется немецкое подполье... Андрес, после сеанса Вы отвечали на вопросы зрителей в зале. Потом более часа общались с ними в фойе кинотеатра. Подобные творческие встречи — Ваша постоянная практика? «Я много путешествую со своими фильмами. Для меня очень важно, как воспринимают мои картины, и что думает публика после просмотра. Любой фильм можно воспринимать как экран, на который проецируется соответствующая страна. С одной стороны находится сама картина, с другой — проецируется личный опыт зрителя. Именно поэтому восприятие картины может сдвигаться — из-за разного внутреннего опыта людей. Вот эта разница в восприятии и опыта наиболее явственно проступает в таких разговорах». Как Вы оцениваете российскую аудиторию? Какие вопросы Вам задавали наши зрители? «Эта встреча была одной из наиболее интересных за многие месяцы. Сложилось ощущение, что из-за нынешней ситуации в России часть людей очень многое вкладывает в просмотр картины. Они сравнивают это состояние с некоторой неуверенностью, с одной стороны, и с надеждой — с другой. К этому добавляется страх политических изменений и трансформаций. Поэтому далеко не все, но многие вопросы публики касались именно этих аспектов: Что мы можем сделать? Находимся ли мы на правильном пути или нет? Не будут ли зарождающиеся новые политические движения попадать то в ситуацию неуверенности в себе, то в ситуацию эскалации конфликта?» Какая сторона показана в Вашей картине? «В моем фильме есть и то, и другое. Я показал переломный момент, выхлест из системы и эскалацию в сторону нарастания давления власти. Есть герои фильма, которые исповедуют теорию малых дел, малых шагов. Терпеливо, небольшими шагами продвигаться вперед для них — важно. Кроме того, есть опасность радикализации. Когда власть высвобождается в «таком» виде, когда неизбежен конфликт. В результате все эти силы переходят в стадию эскалации. Герой, которого зовут Бернвард (Аугуст Диль) уходит от действительности, в результате чего теряет связь с внешним миром. Причина такого «выброса» из реальности не только общественная. Во многом это следствие личных событий его биографии. Получается, что бок о бок идут и успех, и неудача». Бернвард не вызывает симпатии. Он слабак, бесхребетное существо, наркоман, в конце концов. Террористы на его фоне выглядят более резвыми, активными, последовательными, действенными, в некотором смысле — результативными. При помощи каких художественных средств Вы передаете тупиковость их пути? «В фильме эта проблема поднимается в самом конце. Когда в ответ на определенные действия высвобождается сила и давление. И все это происходит на двух уровнях. Во-первых, то обстоятельство, что мать оставляет ребенка, — совершенно немыслимая цена, которую человек платит, и это тоже следствие обострения ситуации. Ну, и потом вот это «проявление силы давления» сказывается, когда происходит освобождение Андреаса Баадера, в ходе которого гибнет невинный человек. Поэтому мне не кажется, что фильм делает привлекательным использование насилия. Картина показывает, что происходит произвольное и непредсказуемое — в том, что люди могут быть ранены или гибнут, когда этот механизм запускается. Это не должно вызывать симпатии и не вызывает симпатии. Для меня это неверный путь развития. Я много занимался и немецкой историей, и вообще проблемой применения силы и насилия. Во-вторых, есть множество движений, которые исповедовали применение силы и насилия и в результате выходили на линию криминализации. Если бы эскалация дошла до стадии применения насилия во всем мире, в том числе и в России, ситуация стала бы очень опасной. Тогда рост участников в массовых манифестациях изменялся бы скачками. Появилась бы возможность криминализации того, что сейчас является политическим протестом. В этом случае речь идет о разрушении общественного порядка, об анархии. И тогда теоретически возможна ситуация, когда насилие будет осуществляться с обеих сторон». Какова роль провокаторов? «В Германии в своей истории мы, к сожалению, сталкивались с ситуацией, когда провокаторы вовремя «включались», и роль их была чрезвычайно высока. Я имею в виду ту ситуацию, которая была у нас в 1968 году, и позже. При этом все происходило под лозунгом "защиты конституционных основ"». В фильме показано и это. Поджог универмага происходит через провокатора, и именно в тот момент, когда люди приходят к выводу, что одних демонстраций и манифестаций недостаточно. Какова роль государства? «В фильме сходятся фатальным образом две линии. Государство заинтересовано в такой эскалации, чтобы сбить накал нарастания этого общественного движения. Это все равно, что в середину вбить кол и все развалить. Задача государства — скомпромитировать движение таким образом, чтобы показать, что оппозиция стремится только к хаосу. А сторонники мирного развития событий не могут этому воспрепятствовать». Ваше мнение по поводу запредельной жестокости женщин. С чем связана террористическая активность прекрасной половины, нигде так не проявившая себя, как в Германии тех лет? «Я думаю, что это восходит к традиционному восприятию женщины и ее роли. В 50-е годы, когда герои фильма взрослели, женщина была существом, подчиненным мужчине. Ей отводилась вторая роль при принятии абсолютно всех важных решений. Единственная область, в которой женщина сама принимала решение, — кулинария, «какой супчик сварить». Но даже деньги на ведение хозяйства она получала от своего мужа. Из чего следует, что во многом решение о том, «какой супчик сварить», также принималось мужчиной. Эта ролевая модель существовала в течение многих лет. И поэтому одна из идей женщины того времени была «все что угодно, но я не хочу такой жизни, какая была у моей матери». С другой стороны, отцы в таких традиционных семьях так же воспринимались существом с определенными слабыми сторонами. Они не могли служить образцом, потому что жили в эпоху Третьего рейха и со своей стороны несли ответственность за преступления нацизма. Так было и с отцом Гудрун Энсслин в моем фильме. Он в какой-то момент осознает, что происходящее вокруг него совершенно неприемлемо, но ничего не предпринимает. Отец говорит дочери: «Ты можешь это сделать лучше меня». То есть активно бороться, делать то, что не успел или не смог сделать он. И это означает в том числе и возможность вооруженной борьбы. В эти годы женщины должны были найти для себя абсолютно новую позицию, новую идентификацию. Они пытались корреспондироваться с историческими личностями, вроде Розы Люксембург, которую расстреляли. И следствие такого исторического опыта — нужно сопротивляться с оружием в руках. И быть в первых рядах в авангарде. Вместе с тем женщины отчетливо замечали слабость мужчин, и им приходилось быть более мужественными. Гудрун Энсслин — хороший показательный пример. Мы видим, как в своей глубине женственная и ранимая девушка приобретает мужеподобные черты. Женственная природа уходит, и она в конце концов превращается в "боевого робота"». Бригитта Монхаупт — активистка 2-го поколения народного сопротивления, одна из самых кровавых участников фракции RAF. Она лично участвовала в 9 кровавых террористических акциях RAF. За совершенные преступления после ареста в 1982 году ее приговорили к пятикратному пожизненному заключению плюс 15 лет. 25 марта 2007 года она получила освобождение. Считаете ли Вы подобное помилование допустимым? «Это момент, когда вступает в действие независимость судов. Монхаупт было назначено наказание в виде пожизненного заключения вследствие особой тяжести ее вины. Если суд назначает такое наказание, то через 15 лет можно подавать прошение о помиловании. Для этого случая подобный механизм был недопустим. Она провела в тюрьме 24 года. И это очень длительный срок, если сравнивать с другими преступниками, осужденными на пожизненное заключение. В результате суд принял решение ограничиться этим сроком. Ее освободили через 24 года, ни днем раньше! Здесь нельзя говорить о том, что это было «помилование». Здесь не было досрочного освобождения, как бывает в других случаях. Это по закону предусмотренные возможности для осужденных пожизненно. Правовое государство должно принимать независимое судебное решение. Государство в этом случае стоит между преступниками и жертвами. С точки зрения жертвы, освобождение преступника — очень болезненное явление. Но тех, кто погиб, невозможно воскресить, и у погибшего нет второй жизни, второго шанса. Есть бывшие террористы, но нет бывших жертв. Это две разные перспективы. Есть перспектива (или идея), идущая от жертвы, и в этом смысле мы их понимаем, а есть точка зрения (перспектива мышления) независимого суда». Бытует мнение, и оно несет за собой весьма аргументированные основания, что герои Вашего фильма Гудрун Энсслин и Андрес Ваейль не покончили жизнь самоубийством, а были убиты спецслужбами в тюрьме. «Долгие годы я был абсолютно убежден, что этих людей убили. Когда я снимал другой свой фильм — Black Box BRDЧерный ящик ФРГ»), я проделал колоссальную исследовательскую работу. И вынужден был признать, что в этом отношении я заблуждался. Для меня было важно провести собственную работу и попытаться понять. Хотя мы говорили уже о том, какой может быть роль государства в процессе эскалации насилия. Разумеется, секретные службы имели свое влияние. И я отношу себя к той категории людей, которые готовы выяснять для себя, где и когда такое воздействие государства проявляется, и не молчать при этом. Я, например, требую открыть секретные архивы, которые закрыты даже для историков. Общественность не имеет доступа к этим материалам». С чем связан рассвет праворадикальных настроений в Германии? «Необходимо различать разные варианты этого явления. Что касается Германии сейчас, то это феномен восточной части страны. В 1989 году территории бывшего ГДР пережили колоссальный перелом. Люди потеряли работу, их социальное окружение пришло в движение. Они чувствовали двойное разочарование. В том числе и потому, что им ставили в вину тот факт, что они не препятствовали развитию «диктатуры социализма», а с другой стороны, этих людей представляли лузерами в капиталистической системе. Особенно это коснулось той части населения, которой на тот момент времени было лет 40-50. Эти семьи имели детей в возрасте от 17 до 25 лет. И здесь можно говорить о своего рода переданном поручении — поручении не только говорить, но и действовать. В начале 80-х наблюдались сцены, производящие угнетающее впечатление. Молодые люди искали пристанище где угодно, но только не у себя дома. А с другой стороны, тех, кто искал политического прибежища в Германии, они всячески преследовали, поджигали их дома, избивали людей, а родители этих молодых людей «стояли неподалеку и аплодировали». Интересно, что гнев, который развивается из такого социального разочарования и унижения, может быть канализирован по двум направлениям. Для одних он выливается в праворадикальные экстремистские шаги, и такое развитие событий понятно, потому что языком насилия люди объясняют свою позицию. Насилие понимают все — в этом смысле это язык универсальный. Но есть и другой резон, он не новый: когда говорят, что только благодаря факту своего рождения я лучше, чем кто-то другой. И это самая простая форма повысить собственную самооценку. «Я белокожий немец и только одно это делает меня лучше негра, еврея иностранца»... И дальше списком. Интересно, что вся эта радикализация во всех ее проявлениях имеет общие корни. Путь к демократизации общества не просто сложный, он еще и достаточно продолжительный. А вот праворадикальные шаги заряжены на простые быстрые ответы и мгновенную реакцию — «вознаграждение» за эти шаги получаешь тотчас же. Люди надевают высокие кожаные ботинки, бреют голову, выходят на мостовую, и идущие навстречу прохожие боятся уже одного их вида и переходят на другую сторону. И это проявление силы». И что же с этим делать? «Чтобы бороться за демократизацию общества, надо противостоять этому проявлению силы, чтобы тот, кто так проявляет силу, не получал плоды своей власти тотчас же. И нужно завоевать внимание этих людей, которые такими примитивными простыми шагами подчиняют себе общество. С такими страхами общество должно уметь справляться. Здесь нужно довольно длинное дыхание. Процессы демократизации никогда не разворачиваются по кротчайшей прямой. Скорей по синусоиде — то вперед, то откат назад. Разумеется, будут и разочаровавшиеся, и разуверившиеся». Вы не в первый раз в Петербурге. Интересно Ваше внутреннее ощущение от города. «Что касается поверхностного впечатления — движение стало совершенно сумасшедшим. Это, с одной стороны, свидетельствует о росте благосостояния. Стало больше машин. Растет потребление, и наблюдается западная ориентация этого потребительского поведения. В центре города создалась территория, на которой не найдешь следов прежней социалистической жизни — магазинов, например. Слой людей, которые имеют потребительский доступ к торговым точкам, становится шире. Если сравнить с тем, что я видел пять-шесть лет назад, — тогда ночью в барах в основном встречались пенсионеры, которые опрокидывали рюмочку, а сейчас там можно встретить даже узбеков. Произошло смещение социальных слоев и групп. Нужно подумать, насколько это смещение в лучшую строну, но это уже другое дело. И еще. Наблюдая за тем, как молодые люди садятся в шикарные авто с личным водителем, невольно задаешься вопросом: откуда такое колоссальное богатство у юнцов. При этом они активно и открыто демонстрируют это богатство. С другой стороны, есть люди, страшно разочарованные общественным развитием, свидетелем которого они стали. И потребление как таковое не может заполнить ту пропасть разочарования, которое оно же само и производит. Эта пропасть из-за потребления возникает, и потреблением не может быть заполнена. А от нарастающего транспортного потока веет растущей агрессией. Переходя улицу, если я сомневаюсь, что успею проскочить, обязательно останавливаюсь. Я боюсь этого столкновения с агрессивной силой. Но это отнюдь не меняет моей точки зрения, что Петербург — один из красивейших городов Европы. И один из городов, в которых чувствуется и слышен исторический пульс. Именно поэтому Петербург для меня — один из интереснейших городов. И я убежден, что мой сегодняшний визит отнюдь не последний». Поделитесь с нашими читателями секретами творческого мастерства и дальнейшими планами. «В настоящий момент я работаю над театральной пьесой, которая будет посвящена правому экстремизму. За счет работы с документами и источниками я приближаюсь к определенному уровню знания ситуации. Я собираю материал, беседую с людьми — у меня таким образом зарождается первоначальный замысел будущего произведения. Так я замеряю уровень сопротивления, который оказывается в теме, в процессе ее разработки. И когда это ощущение наступает, я начинаю подбирать подходящую форму. У меня есть абсолютно особое положение в том отношении, что я могу себе позволить варьировать формы подачи. Могу выбрать театр или написать книгу, могу поставить радиопьесу, документальное или игровое кино. Все формы возможны. Из великого разнообразия я остановился на трех. Начал с театральной пьесы. Из этого начала вырос фильм. После этого я еще год проводил исследование, потому что, выпустив театральную постановку, а затем фильм, я приоткрыл для себя «дверь в материал». После этого я написал книгу. И именно там у меня сложилось ощущение, что я достиг той цели, к которой стремился во всех других формах. Иногда нужен путь в три года, прежде чем ты достигаешь какой-то цели. Я собираюсь сейчас заниматься экономическим и финансовым кризисами. Это сложный материал, потому что он связан с чьей-то ответственностью за определенные события. И вероятнее всего, документальный путь будет пока закрыт. Я думаю, для такого материала возможна форма театральной пьесы или игровой фильм».... подробнее
14.12.2011
Рецензия на фильм Филиппа Штельцля «Гете!»

Кинолента о юных годах классика немецкого романтизма «Гете!» открывала VIII Фестиваль немецкого кино в Петербурге. Драматическую историю создания романа «Страдания юного Вертера», открывшего имя Гете Европе, представили исполнители главных ролей — Мириам Штайн (она сыграла возлюбленную юного поэта Лотту) и Фолькер Брух (сыгравший друга ИоганнаВильгельма Иерузелема). На вечную тему, «из какого сора растут стихи, не ведая стыда», было истрачено немало пленки в истории кинематографа. Студия Warner Bros. поддержала проект немецкого режиссера Филиппа Штельцля, и, конечно, след «американского глянца» нельзя не заметить. Динамичный сюжет, декорации, исторические костюмы, актерская игра на публику, жесты, обязательные элементы экшена, стрельба, погони — во всем угадывается заокеанские традиции «Влюбленного Шекспира». Однако при всей критике, которую обрушили сами немцы на картину (тут и обвинения, что Гете выглядит как поп-звезда с его первыми успехами на «сцене», и грубые исторические несоответствия), стоит отметить одну особенность ленты, перекрывающую все вышеперечисленные недостатки: это не скучная кинобиография, а хорошо выстроенная история, в которой нашлось место и смеху, и слезам. «Мне нравится, что он такой живой!» — восклицала на встрече со зрителями Штайн, для которой роль Лотты стала дебютом в большом кино. Нам, признаться, тоже. Автобиографический роман «Страдания юного Вертера», в котором Иоганн Гете рассказал о своей романтической любви к Шарлотте Буфф, ставшей невестой его начальника, завоевал признание множества читателей и вызвал целую волну самоубийств среди молодых людей. Этот сюжет и стал основой для фильма Штельцля. Перед тем, как Иоганн Вольфганг открыл эпоху романтизма в европейской литературе, ему пришлось пережить несколько неприятных моментов в своей жизни. Провалив экзамен по юриспруденции, он по настоянию отца отправляется в провинциальный городок Вецлар, поступает на службу в судебную канцелярию и тут же влюбляется. К счастью для литературы, любовь оказалась несчастной. Избранница Иоганна, безусловно, тоже в него влюблена, однако ради многочисленного семейства, которое чем-то надо кормить, она принимает предложение начальника Гете. Так (и не в первый раз) неудачи на любовном фронте и страдания закаляют характер будущего гения, превращая его из легкомысленного повесы в Поэта. Александр Фелинг, сочетающий в себе актерское обаяние и глубокий драматический дар, блестяще справился с образом немецкого романтика — на глазах у зрителя рождается будущий автор «Фауста». А это уже не мелодрама.... подробнее