Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Ясмина Реза

Yasmina Reza
Ясмина Реза
Профессии: Режиссёр, Сценарист, Актриса, Играла себя
Пол: Женский
Брак: Didier Martiny
Родилась: 01 мая 1959, Телец (65 лет)
Последний фильм: 2011
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Фильмы


Новости

18.11.2012 12:27

На EFA доминируют «Любовь» и «Стыд»

Стали известны номинанты на премию Европейской киноакадемии (EFA). Среди соискателей можно выделить две картины. Это драма Михаэля Ханеке «Любовь», которая заявлена в шести номинациях, и лента Стива Маккуина «Стыд», претендующая на награды в пяти категориях.

Есть среди номинантов и российский фильм — «Портрет в сумерках». Картина Ангелины Никоновой будет бороться за победу в категории «Открытие года» — приз FIPRESCI (Международная федерация кинопрессы).
Читать полностью
Рубрика: Кинопремия
Теги: , персона,
Поделиться:

25.02.2012 19:18

Ясмина Реза: «Нет смысла писать для театра, если это непонятно»

«Я работаю как художник. Когда он пишет чей-то портрет, его не интересует детство персонажа. Он изображает то, что видит».

Читать полностью
Поделиться:

12.11.2011 10:07

«Резня»: лаконичный постер

Новый плакат к черной комедии Романа Полански «Резня» был выпущен на этой неделе, но активной раскрутки не получил. Между тем, само оформление постера, как нам кажется, весьма остроумно отражает жанр фильма: две на вид приличные пары стоят, по-видимому, в прихожей, общаются-улыбаются, а у них над головами алеет надпись — «Резня».

Кроме того, именно этот постер хорошо отражает сюжет комедии: две семейные пары встречаются после уроков для выяснения обстоятельств драки между их детьми-школьниками. По сценарию, в основу которого легла пьеса французского драматурга Ясмины Реза «Бог резни», обычный визит вежливости постепенно превращается в ожесточенную баталию, а приличные респектабельные люди преображаются настолько, что со стороны это выглядит смешно и дико. Эта непредсказуемая комедия обнажит все, что спрятано за нашими обычными ширмами благопристойности.
Читать полностью
Рубрика: Постер
Теги: , , экранизация
Поделиться:

Средний рейтинг: 5.28

Все | Актриса | Режиссёр | Сценарист | Главные роли

Фильмография

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Режиссёр [ скрыть ]


Chicas
Chicas (2010)
(5.20)

Сценарист [ скрыть ]


Резня
Резня (2011)

Carnage (7.10)

Chicas
Chicas (2010)
(5.20)

Art
Art (2003)
(0.00)

Dreimal Leben
Dreimal Leben (2001)
(6.30)

Пик-ник Лулу Кретца
Пик-ник Лулу Кретца (2000)

Le pique-nique de Lulu Kreutz (5.40)

Arte
Arte (1999)
(0.00)

Art
Art (1999)
(3.00)

Art
Art (1998)
(0.00)

Kunst
Kunst (1997)
(0.00)

До завтра
До завтра (1992)

À demain (5.40)

Jusqu'à la nuit
Jusqu'à la nuit (1983)
(0.00)

(0)
(0.00)

Актриса [ скрыть ]


Emily

До завтра
До завтра (1992)

À demain (5.40)
Hélène

Le goûter chez Niels
Le goûter chez Niels (1986)
(3.00)

Jusqu'à la nuit
Jusqu'à la nuit (1983)
(0.00)
Simra

Chambermaid

(0)
(0.00)
Self

(0)
(0.00)
Self - Moli?re de l'auteur

(0)
(0.00)
 Self 2 episodes, 1997

Играла себя [ скрыть ]



BCN aixeca el teló
BCN aixeca el teló (2009)
(0.00)
Herself - Presenter



Telegram-канал

Топ 250
30
Окно во двор
Rear Window (8.70)
31
Эта замечательная жизнь
It's a Wonderful Life (8.70)
33
Помни
Memento (8.60)
34
Красота по-американски
American Beauty (8.60)
35
Американская история Х
American History X (8.60)
36
1+1
Intouchables (8.60)
37
Леон
Léon (8.60)
39
Апокалипсис сегодня
Apocalypse Now (8.60)
весь топ
18.11.2012
На EFA доминируют «Любовь» и «Стыд»

Стали известны номинанты на премию Европейской киноакадемии (EFA). Среди соискателей можно выделить две картины. Это драма Михаэля Ханеке «Любовь», которая заявлена в шести номинациях, и лента Стива Маккуина «Стыд», претендующая на награды в пяти категориях. Есть среди номинантов и российский фильм — «Портрет в сумерках». Картина Ангелины Никоновой будет бороться за победу в категории «Открытие года» — приз FIPRESCI (Международная федерация кинопрессы). 25-я церемония вручения премий Европейской киноакадемии пройдет 1-го декабря на Мальте. Вот полный список номинантов: Лучший европейский фильм «1+1» Оливье Накаш, Эрик Толедано (Франция, 2011 год) «Барбара» Кристиан Петцольд (Германия, 2012 год) «Любовь» Михаэль Ханеке (Германия/Франция/Австрия, 2012 год) «Охота» Томас Винтерберг (Дания, 2012 год) «Стыд» Стив Маккуин (Великобритания/США, 2011 год) «Цезарь должен умереть» Паоло и Витторио Тавиани (Италия, 2011 год) Лучший европейский режиссер Нури Бильге Джейлан «Однажды в Анатолии» Михаэль Ханеке «Любовь» Стив Маккуин «Стыд» Паоло и Витторио Тавиани «Цезарь должен умереть» Томас Винтерберг «Охота» Лучшая европейская актриса Эмили Дюкенн «Любить без причины» Нина Хосс «Барбара» Эмманюэль Рива «Любовь» Маргарете Тизель «Рай: Любовь» Кейт Уинслет «Резня» Лучший европейский актер Франсуа Клюзе и Омар Си «1+1» Майкл Фассбендер «Стыд» Мэдс Миккелсен «Охота» Гэри Олдман «Шпион, выйди вон!» Жан-Луи Трентиньян «Любовь» Лучший европейский сценарист Михаэль Ханеке «Любовь» Тобиас Линдхольм и Томас Винтерберг «Охота» Кристиан Мунджу «За холмами» Оливье Накаш и Эрик Толедано «1+1» Роман Полански и Ясмина Реза «Резня» Лучший европейский оператор Шон Боббитт «Стыд» Бруно Дельбонель «Фауст» Дариус Конджи «Любовь» Гекхан Тириаки «Однажды в Анатолии» Хойт ван Хойтема «Шпион, выйди вон!» Лучший европейский монтажер Янус Биллесков Йенссен и Энн Остеруд «Охота» Роберто Перпиньяни «Цезарь должен умереть» Джо Уокер «Стыд» Лучший европейский художник-постановщик Мария Джуркович «Шпион, выйди вон!» Нильс Сейер «Королевский роман» Елена Жукова «Фауст» Лучший европейский фильм-открытие (приз FIPRESCI) «Галчонок» Будевейн Коле (Нидерланды, 2011 год) «Крепыш» Мадс Маттисен (Дания, 2011 год) «Портрет в сумерках» Ангелина Никонова (Россия, 2011 год) «Сломленные» Руфус Норрис (Великобритания, 2012 год) «Объявлены пропавшими» Ян Шпекенбах (Германия, 2012 год) Лучший европейский документальный фильм «Зимние странники» Мануэль фон Штюрлер (Швейцария/Франция/Германия, 2012 год) «Лондон — современный Вавилон» Джулиан Темпл (Великобритания, 2012 год) «Чай или электричество» Жером Ла Маире (Бельгия, 2012 год) Лучший европейский анимационный фильм «Алоис Небель и его призраки» Томаш Лунак (Чехия/Германия/Словакия, 2011 год) «Морщинки» Игнасио Феррерас (Испания, 2011 год) «Пираты! Банда неудачников » Питер Лорд, Джефф Ньюитт (Великобритания/США, 2012 год) Приз зрительских симпатий за лучший европейский фильм «1+1» Оливье Накаш, Эрик Толедано (Франция, 2011 год) «Артист» Мишель Хазанавичус (Франция, 2011 год) «Барбара» Кристиан Петцольд (Германия, 2012 год) «В темноте» Агнешка Холланд (Германия/Канада/Франци/Польша, 2011 год) «Железная леди» Филлида Ллойд (Франция/Великобритания, 2011 года) «Стыд» Стив Маккуин (Великобритания/США, 2011) «Отель "Мэриголд": Лучший из экзотических» Джон Мэдден (Великобритания/США/ОАЭ, 2011 год) «Охотники за головами» Мортен Тильдум (Норвегия/Германия, 2011 год) «Приходи как ты есть» Джеффри Энтховен (Бельгия, 2011 год) «Рыба моей мечты» Лассе Халльстрем (Великобритания, 2011 год) «Цезарь должен умереть» Паоло и Витторио Тавиани (Италия, 2011 год) «Шпион, выйди вон!» Томас Альфредсон (Германия/Франция/Великобритания, 2011 год)»... подробнее
25.02.2012
Ясмина Реза: «Нет смысла писать для театра, если это непонятно»

«Я работаю как художник. Когда он пишет чей-то портрет, его не интересует детство персонажа. Он изображает то, что видит». Пьеса Ясмины Реза «Бог резни» (2008) стала мировым хитом. Это ее рассказ о работе с Романом Полански над киноадаптацией и об отношении к драматургии в целом. В конце 2005 года с драматургом Ясминой Реза связался директор немецкого театра, который предложил ей написать новую пьесу. «Я сказала "Нет, я устала, это тяжело, не хочу этим заниматься"», — рассказывает Реза, сидя в углу темного бара парижского отеля. Она хлопает ладонью, словно вспоминая тот отказ. Но затем произошло нечто, изменившее ее решение. «В жизни моего сына случилась небольшая история, — она наполняет чашку травяным чаем из чайника в восточном стиле, продолжая говорить. — Ему было 13 или 14, и его друг подрался со знакомым. Они обменялись ударами, и приятель моего сына выбил тому, другому, зуб. Спустя несколько дней я встретила мать того мальчика на улице. Я спросила, как ее сын, лучше ли ему, потому что знала, что там что-то с зубом, — может, даже нужна была операция. Она мне ответила: "Вы представляете? Его родители даже не позвонили мне"». Реза смотрит на меня неотрывно своими карими глазами, как бы подчеркивая важность момента. Но затем ее губы раздвигаются в широкой усмешке. «Это было неожиданно — раз! Я подумала: "Это потрясающая тема", — она почти подпрыгивает в своем кресле, ее волосы шуршат, как будто отражая энтузиазм рассказчицы. — Так что я позвонила немцам и спросила, по-прежнему ли они хотят получить от меня пьесу. Они сказали, да, хотят, но я должна ее закончить не позднее апреля». Реза написала ее целиком за три месяца. «Никаких особых приемов, — говорит она беззаботно. — Я просто писала». Результатом трудов стал «Бог резни». Это одна из самых популярных и восторженно принятых пьес за последние годы, поставленная в нескольких театрах, и по которой снял фильм режиссер Роман Полански с актерами Кейт Уинслет, Кристофом Вальцем, Джоном Рейлли и Джоди Фостер. О двух враждебно настроенных супружеских парах, встретившихся, чтобы обсудить драку своих детей на игровой площадке. Пьеса начинается с внешне приличной встречи, которая вскоре перерастает в вечер обоюдной неприязни и ругани. В конце этой стычки ядовитые реплики персонажей насквозь прожигают внешний лоск и чопорность представителей среднего класса, обнажая всю комичность и неприглядность ситуации. В Лондоне, где премьера состоялась в 2008 (следом за переводом произведения давним коллегой Реза Кристофером Хэмптоном), это был успех во всех смыслах. Работа, высоко оцененная критиками, а кроме того, коммерчески успешная. В «Гардиан» Майкл Биллингтон провозгласил писательницу «прирожденным сатириком», другие признавались, что без ума от ее острой проницательности и тонкого юмора. В общем, после победы в номинации «Лучшая новая пьеса» (премия Лоуренса Оливье), постановки на Бродвее и вручения «Тони» в 2009, «Бог резни» стал третьей самой долгоиграющей пьесой за последние десять лет. Фильм Полански, названный просто «Резня», удивительно точно предает дух оригинала. И хотя действие перенесено из Парижа в Бруклин, большая часть диалогов сохранена, и напряжение угрожающе нарастает в этих четырех катастрофически тесных стенах квартиры. «Я использовала все, что можно, перенося события из Парижа в Бруклин, — говорит Реза; она занималась адаптацией пьесы вместе с Полански. — Мы писали сценарий на французском, но он хотел поставить фильм с английскими актерами, потому что ему так было удобнее. Поэтому он сделал перевод». Впервые за 52 года жизни Ясмина Реза дала согласие на экранизацию своего произведения на большом экране. "Art" («Искусство»), написанный ею в 1994 и благодаря которому она стала широко известна, был переведен более чем на 30 языков, собрал почти 200 млн фунтов общей выручки и был коронован тремя престижными театральными наградами: французским «Мольером», британским «Оливье» и — впервые неанглоязычная постановка — американским «Тони». А затем с аншлагом прошли и другие четыре пьесы, включая "Life x 3" («Три версии жизни»). Зрители переполнили театры по обе стороны Ла-Манша. Во Франции, стране, где коммерческий успех в искусстве часто приравнивается к творческой неудаче, Реза, тем не менее, стала звездой. Ежедневная газета Liberation как-то сравнила медиабум вокруг постановки одной из ее пьес с производством «Гарри Поттера». Ясмина говорит, что она была «завалена» предложениями от кинопродюсеров об адаптациях ее драматургии, и она всем говорила «нет» до сего момента. Что заставило сказать «да»? Полански, — произносит она после короткого молчания. — Я обожаю его». Эти двое не в первый раз объединили свои усилия — Реза переводила театральную версию Полански«Превращение» Кафки — в конце '80-х по просьбе самого режиссера. Я интересуюсь, были ли у нее угрызения совести во время их совместной работы. «Угрызения совести?» — она явно озадачена. Да, была неловкость после того факта, что Полански разыскивается в Штатах по шести криминальным эпизодам, включая изнасилование 13-летней девушки (поэтому «Резня» была снята в Париже?). «Нет, я не чувствовала никаких угрызений, — возражает она. — Мне было очень хорошо с ним работать. Мы одинаковые. Мы не рассуждаем о смысле. Мы говорим об инстинктах». Такой вот странный ответ женщины, которая однажды сказала: «Театр — это зеркало, преувеличенное отражение общества. Все великие драматурги — моралисты». И правда в том, что в ее пьесах притворство, лицемерие, легкомыслие поражаются с сокрушительной точностью. В «Боге резни» это комический герой Ален, циничный адвокат, проводящий много времени в телефонных переговорах по защите кошмарных побочных эффектов некоего препарата, произведенного сомнительной фармацевтической компанией. В "Life x 3" Реза представляет три версии одного званого ужина, вновь обнажая фальшь светского жеманства и первобытную дикость, скрывающуюся в глубине под маской лжи. Возможно ее происхождение — Реза выросла во Франции, воспитанная отцом, инженером с русско-иранскими корнями (он умер несколько лет назад), и матерью, венгерской скрипачкой, — дало ей такое нестандартное восприятие? Хотя Реза говорит, что «чувствует Францию» и знает в своей стране все социо-культурные тонкости, ее угол зрения, острый и ироничный, напоминает, скорее, взор стороннего наблюдателя. Она все еще считает себя моралистом? Реза смеется в ответ: «По всем этим университетским теориям выходит, что моралист. Я не знаю, да или нет… Возможно», — она задумывается, делает новый глоток своего чая. Собственно, она категорически отказывается от намерения сесть и написать пьесу с «большими соображениями». «Знаете, критики вообще имеют устойчивую тенденцию приписывать моим пьесам социальный аспект. А на самом деле, — боюсь, но все же скажу, — это не то, что действительно меня интересует. Мне нравится довести персонаж до кульминации, сорвать маску и увидеть, как он ломается. Вот это эмоциональное состояние надрыва. Когда ты держишься из последних сил и больше уже не можешь, и инстинкты берут верх. Это чистая физиология». По этой причине она никогда не ищет объяснений поведения своих героев, чтобы разжевать это зрителям. «Меня не интересует, что с точки зрения психоанализа они как дети, потому что я пишу интуитивно. Я работаю как художник. Когда он делает чей-то портрет, его не интересует детство персонажа. Он изображает то, что видит. Нет никакого толкования, потому что это ничего не значит». Большая часть ее пьес, говорит она, начинается не по причине жажды всеобъемлюще раскрыть социальную проблему, а с одной искры — как этот случай с другом ее сына, — которая в итоге проливает свет на нечто большее. Вот что приводит критику к мнению, что ее работы банальны и посредственны; что успех ее драматургии зависит от интерпретации ролей хорошими актерами. Но это же принесло Реза грандиозную популярность и создало у кучки снобистски настроенных театральных критиков репутацию автора, на которого ходят зрители, которые обычно не посещают театр. Частично Реза приписывает свою несентиментальную точку зрения актерскому образованию. Она училась в школе прославленного Жака Лекока несколько лет. И написала свою первую пьесу «Разговоры после похорон» в 1987, «потому что я все равно писала. Я знала, что у меня это получается». И с тех пор она написала семь пьес, пять романов и одну документальную книгу. Опыт на театральной сцене «невероятно помог ее работе». Ее американский переводчик, Дэвид Айвс, сказал когда-то: «Половина успеха ее пьес в том, что актеры хотят сыграть это. То, что скрывается под треснувшей оболочкой». Она умышленно пишет просто. В ее произведениях не бывает более четырех персонажей, и никогда нет намеков, откуда этот герой, или на его биографию. «Потому что, даже если я скажу "этого героя били в детстве", что мне могут ответить, кроме как "ага" и продолжить свою работу? Это абсолютно ничего для них не значит. Создание пьесы куда сложнее. А тут нет ничего интеллектуального». Тут она говорит быстро, и ее подстриженные волосы — что я рассматриваю как своего рода индикатор ее внутреннего состояния — становятся невероятно живыми, торчат во все стороны, так что ей приходится убирать их от лица. Она останавливается, затем смеется над собой: «Так, достаточно». Он забавен, этот ее смех, потому что почти во всех интервью, которые я читала, ее описывают как особу самодовольную и с претензией, как женщину, скорую на обиду, резкую и атакующую в своих ответах. «Смех, — говорит она в одной беседе в 2001 году, — это очень опасно». И вот эта миниатюрная женщина сидит напротив меня со своей улыбкой, веселым настроением и энергичными движениями. И кажется полной противоположностью театральному притворству. Когда я описываю ее пьесы как доступные, она соглашается: «Да, определенно. Люблю эту дефиницию. Я согласна с этим. Сложная идея, но просто рассказанная. Нет смысла писать для театра сложно, потому что никто ничего не поймет. Великие драматурги — Шекспир или Мольер, с которыми, кстати, я себя не сравниваю, — были очень просты в изложении». Цитата, в которой говорится о смехе как о чем-то опасном, вырвана из контекста. Кажется таким бесспорным, что человек, создающий персонажа, которого вырвет прямо на бесценный каталог Кокошки во время «цивилизованного» разговора (как Аннет в «Боге резни»), должен обладать чувством юмора. «В "Искусстве" есть фраза, что "Искусство — это то, от чего меня тошнит", а в "Боге резни" я показала это буквально: Аннет выворачивает на кипу книг», — Реза ухмыляется, явно наслаждаясь этой шокирующей выдумкой. Не важно, что она хмурится, изображая из себя гранд-даму. Она позволяет мне заплатить за наш заказ только после того, как убеждается, что мне будет возмещена потраченная сумма. Когда я делаю замечание насчет ее часов, она достает их, чтобы показать мне. Непринужденно болтает с мужем — режиссером Дидье Мартини — об их детях, 23-летней Альте, специалисту по уголовному праву, и 19-летнем Натане, который хочет быть певцом. Нельзя быть еще более обаятельной, чем она. Возможно, с годами она стала мягче. Может, это потому, что мы делаем интервью на французском, и ей проще выражать свои мысли. Или просто удачный день. Независимо от какой бы то ни было причины, не вижу ни одного намека на колючую злюку, какой я себе ее заранее представляла. И интересуюсь: каково это — получить признание? «Да! — ее глаза расширяются в притворном ужасе. — Я жутко боюсь англичан. Там была одна статья, в которой говорилось что-то вроде: “Я заранее ее ненавидел, и ненавижу теперь еще сильнее, когда ее встретил”. Я столкнулась лично с несколькими крайне неприятными нападками и не понимаю, за что». Как женщина, существующая в театральном мире, где доминируют мужчины, она никогда не сталкивалась с открытыми проявлениями сексизма, но «на моих первых интервью я совершала эту ошибку. Я была молода. И не придумала ничего лучше, как вынимать помаду и краситься, и, наверное, это было не очень хорошо. Это было так по-женски. Полагаю, они не воспринимали меня всерьез». Ее успех так же, по мнению некоторых, как кость в горле для тех, кто полагает, что писатели должны быть нищими артистами, проживающими в романтичных мансардах, и быть благодарными за малейшую толику внимания к себе. «Может быть, но я никогда не играла в эти игры. Я не считаю себя знаменитостью или интеллектуалом. Я писатель, а это ни одно и то же. Не хочу иметь какого-то мнения о событиях в политике, это для меня плохо, в некотором смысле, потому что, когда занимаешь положение этакого мыслителя, это дает тебе определенную власть, авторитет. Но — может, это плохо — я этого не хочу. Я достаточно претенциозна, чтобы полагать, что литература должна иметь свою собственную силу». Она говорит, что опасается, как бы ни стать рупором идей через своих героев. «Мы хотим, чтобы у писателей было свое видение мира, чтобы они ясно выражали свою позицию. Мне это не нравится, потому что я хочу быть вольна в изображении персонажей с различными взглядами на жизнь и быть при этом убедительной». Реза говорит, что ей, дочери иммигрантов, очень больно видеть то, что происходит во Франции. Она имеет в виду потомков не французов, молодых людей, которые живут на окраинах Парижа. «Они родились во Франции, но не знают как следует язык. Они сами выбирают путь маргинализации. Этот языковой микс — полуарабский, полуфранцузский — я не понимаю этого. Дело не в произношении — моя мать до сих пор говорит с акцентом, но это очаровательно. А эти люди родились здесь, они ходили здесь в школу. Мои родители всегда говорили, что единственная возможность слиться со средой — это выучить язык в совершенстве. Это же элементарно — как приветствие и благодарность той стране, которая приняла вас». Тем удивительнее, что человек, столь трепетно относящийся к малейшим языковым нюансам и сам превосходно использующий это в собственных пьесах, позволяет другим делать переводы своих работ. Например, Кристоферу Хэмптону, получившему в 1989 году «Оскар» за свою адаптацию «Опасных связей» — он перевел большую часть пьес реза на английский — значит, она доверяет ему? «О, но не во всем! — шутит она и смеется. — Нет, я обожаю его, он старый друг. Но это не значит, что я слепо ему верю. Помню, когда мы встретились впервые, он сделал перевод "Art". Я позвонила ему и сказала: "Я получила Ваш первый набросок". Он спросил: "Что Вы имеете в виду — 'мой первый набросок'? Это пьеса. Это перевод. Это не набросок". Я ответила: "Нет, так и есть. Это просто работа, которая должна быть сделана". Проблема заключалась в том, что Кристофер переводил до того произведения уже покойных авторов. А тут ему постоянно кто-то названивал и требовал поправок. Я знаю, его это ужасно раздражало. Он жаловался на меня: "Она использует такие сложные [грамматические] времена. И при этом едва говорит по-английски!" — Пауза. Затем добавляет: Теперь мой английский намного лучше». Глаза поблескивают, когда произносятся эти слова, но она чрезвычайно серьезна. За этим воздушным фасадом ощущается стальное ядро. Решительность, которая противоречит ее мягким манерам. Она допивает свой чай и на прощание дарит мне последнюю, точно выверенную улыбку. И кажется, что Ясмина Реза, как и ее персонажи, имеет что-то, что предпочитает оставить при себе. Элизабет Дей, The Observer... подробнее
12.11.2011
«Резня»: лаконичный постер

Новый плакат к черной комедии Романа Полански «Резня» был выпущен на этой неделе, но активной раскрутки не получил. Между тем, само оформление постера, как нам кажется, весьма остроумно отражает жанр фильма: две на вид приличные пары стоят, по-видимому, в прихожей, общаются-улыбаются, а у них над головами алеет надпись — «Резня». Кроме того, именно этот постер хорошо отражает сюжет комедии: две семейные пары встречаются после уроков для выяснения обстоятельств драки между их детьми-школьниками. По сценарию, в основу которого легла пьеса французского драматурга Ясмины Реза «Бог резни», обычный визит вежливости постепенно превращается в ожесточенную баталию, а приличные респектабельные люди преображаются настолько, что со стороны это выглядит смешно и дико. Эта непредсказуемая комедия обнажит все, что спрятано за нашими обычными ширмами благопристойности. Очевидно, незатейливость сюжета с лихвой окупается яркими диалогами и актерской игрой: «Резня», премьера которой состоялась на 68-м Венецианском кинофестивале, уже получила десятки восторженных отзывов, а оригинальная пьеса имеет три престижные награды. Релиз картины состоится 8 декабря 2011 года. ... подробнее