Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]
17.01.2017 23:11

«По млечному пути»: война и Эмир

Десять лет прошло с тех пор, как Эмир Кустурица выпустил свой последний полнометражный игровой фильм — «Завет». Выпустил и… пропал. Пропал не совсем — гастролировал с группой The No Smoking Orchestra, снимался и вел активную светскую жизнь. Но он при этом не делал кино. «По млечному пути» — первая художественная лента режиссера за долгие годы. Кто-то за это время мог полностью дисквалифицироваться, а кто-то, наоборот, доказать, что время над талантом не властно. Драма «По млечному пути» помогает разрешить эту дилемму в одностороннем порядке.

«В этом фильме соединились три подлинные истории и много бурной фантазии», — сказал про свое детище Эмир. 90-е годы. Гражданская война в Боснии. Коста (Кустурица) — бывший солдат, который когда-то увидел смерть близкого человека собственными глазами. С тех пор у него начались незначительные психические отклонения. Он живет глубоко внутри себя, передвигается, не обращая внимания на пули, каждый день ездит за молоком и заботится о своем осле больше, чем о себе. Однажды ему на жизненном пути встречается Она (Моника Беллуччи). Она — бывшая жена английского генерала, сбежавшая от него в другую страну. Тяготы, выпавшие на ее долю в прошлом, тоже оказались слишком сложны для психики, поэтому женщина почти ничего не помнит о том, что было раньше. На фоне войны эти двое, кажется, обрели мир. Хрупкий и очень тревожный, но все-таки мир. Однако у судьбы свой взгляд на их отношения…



Первая сцена фильма всегда является максимально точным ответом на вопрос «О чем будет кино?». Этим эпизодом авторы, с одной стороны, ставят себя в определенные рамки, с другой — развязывают себе руки. И «Млечный путь» открывает не солдатский анекдот, а забой хряка… Всю первую половину фильма Эмир Кустурица (как в кадре, так и за кадром) волей-неволей вызывает у зрителей улыбку. То на поле боя случится перерыв, и вояки отправятся на обед, то часы откажутся показывать точное время и начнут травмировать руки каждому желающему их подвести. Да и сам протагонист, укрываясь старым зонтиком от рикошетов и взрывов, выглядит если не комично, то по-милому нелепо.

До середины ленты постановщик заботливо погружает зрителя в свой мир. Главный герой говорит мало, курит много и щурится так, как это умеет только Кустурица. За его молчанием скрывается очень многое — перед нами человек, который понимает и помнит все из того, что предпочел бы не понимать и забыть. Однако режиссер до поры до времени всяческими образами и событиями отвлекает внимание публики от персонажа. Он вроде бы и присутствует в кадре, но его многозначительное безмолвие настолько идет вразрез с общим жизнеутверждающим настроением, что размышлять о нем особо не приходится. Однако когда Кустурица заставляет улыбаться, он не становится клоуном. Напротив, автор прикладывает все силы, чтобы происходящее на экране выглядело ленивым и вялотекущим, а каламбур казался очень зыбким.



Когда история переваливает за экватор, режиссер сбрасывает с нее всю напускную легкость и простоту. На первый план выходит сам Эмир Кустурица — человек, который даже ироничной заметке придает глубину притчи. Человек, который, как и любой гениальный художник, мыслит не словами, а образами. Он ухитряется рассказывать историю, происходящую здесь и сейчас, так, что она оказывается вне времени и пространства. История о безумном молочнике и беженке от прошлого. Казалось бы, что может быть страннее? Но всем своим фильмом Кустурица показывает, насколько рассказ о двух одиноких сердцах если не близок, то уж точно понятен любому зрителю.

Традиционно Эмир насыщает свою ленту большим количеством недвусмысленных образов, складывающихся в общую картину мира. Тут находится место и змеям, которые спасают, а не кусают, и соколу, что взмывает ввысь и взирает на людей свысока, и сетке для рыбы, оказывающейся совсем не для нее. Не обходится картина и без своеобразного реверанса Кустурице 90-х. Всего одна сцена национального праздника — эмоциональная, с югославским колоритом — а ощущение, будто ненадолго включили «Андеграунд». Своеобразный привет прошлому не знакомые с работами маэстро зрители просто оценят по достоинству, а поклонники воспримут, пожалуй, с благодарностью. К слову, режиссер даже своеобразный «пир во время чумы» снимает так, что он ничуть не выбивается из общей атмосферы картины. Словом, гений.



Однако гениален Кустурица не только за кадром — это и без того своего рода аксиома. Но впервые он и снимал, и снимался — до картины «По млечному пути» фильммейкер никогда не был «и швец, и жнец» одновременно. Талантливый человек талантлив во всем: попросту невозможно представить кого-то другого в роли Косты. Эмир наделяет его слабостью и харизмой, спонтанностью и умом. Он безумно любит своего персонажа и заставляет зрителя проникнуться к нему симпатией. Что же до главной героини, то после первых показов даже шутка появилась — мол, Кустурица затеял весь этот проект только для того, чтобы поцеловать Монику Беллуччи. На самом же деле, все намного сложнее…

Следует отметить, что в картине появились две Моники. Первая — та, кем ее видит режиссер. Это уставшая и уже немолодая женщина, которая слишком долго боялась и от многого пыталась убежать. Второй же она предстает перед глазами протагониста — красивая, молчаливая, ищущая нечто хорошее, во что еще можно верить. И с двумя этими образами актриса справилась превосходно. Несмотря на то, что первая слава пришла к ней именно благодаря сексуальной внешности, время все расставило по местам. За счет красоты и фотогеничности многие быстро взлетают, но если внешние данные преобладают над актерскими, падение окажется таким же стремительным, как и взлет. Синьора Беллуччи же снимается более четверти века, и лента «По млечному пути» лишний раз демонстрирует, что в кинематографе она не случайный гость.



После просмотра фильма вопрос о том, стоило ли ждать его десять лет, даже не возникает. Такие произведения искусства живут всегда, и сколько бы Кустурица не готовил свой следующий шедевр, публика будет ждать его с таким же волнением. «По млечному пути» только в очередной раз подтвердил высочайший уровень Эмира как художника и рассказчика и заработал продолжительные овации для мастера.
Поделиться:

Премьеры
13.07
Жил был кот
Rudorufu to ippai attena
20.07
Овердрайв
Overdrive
все премьеры
Топ 250
221
Машинист
The Machinist (7.80)
222
Ральф
Wreck-It Ralph (7.80)
223
Аэроплан
Airplane! (7.80)
224
Королевство полной луны
Moonrise Kingdom (7.80)
225
Идентификация Борна
The Bourne Identity (7.80)
226
Быть Джоном Малковичем
Being John Malkovich (7.80)
227
Горбатая гора
Brokeback Mountain (7.80)
228
Эффект бабочки
The Butterfly Effect (7.80)
229
Счастливое число Слевина
Lucky Number Slevin (7.80)
230
Реальная любовь
Love Actually (7.80)
весь топ