Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Петр Ильич Чайковский

Pyotr Ilyich Tchaikovsky
Петр Ильич Чайковский
Профессии: Сценарист, Композитор
Пол: Мужской
Брак: Antonina Ivanovna Milyukova (00.00.1877)
Родился: 07 мая 1840, Телец (177 лет назад)
Умер:: 06 ноября 1893 (53 лет)
Первый фильм: 1958
Последний фильм: 2007
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Петр Ильич Чайковский известен по фильмам


Новости: Петр Ильич Чайковский

20.10.2017 18:28

Русское сверхновое. Рецензия на «Аритмию»

Разговоры о русском кино — всегда разговоры о стране, а это ахиллесова пята размером от Калининграда до Владивостока. Заговоришь и не заметишь, как сам станешь карикатурным персонажем из ток-шоу Владимира Соловьева. Неизбежно свернешь в политику, миропорядок и полемику о том, наш или не наш этот полуостров. Так что обсуждать русское кино — своего рода моветон, и человек приличный старается избегать этой темы так же, как и ток-шоу Соловьева. Разве что в Сети, спрятавшись за никнеймом и аватаркой с Железным человеком, можно изредка позволить себе лишнее. Разверзнуть, так сказать, душевные хляби. Фильм «Аритмия» Бориса Хлебникова — то редкое исключение, о котором говорить не только пристойно, но и чертовски приятно.

Для режиссера это уже шестой игровой фильм, но первый сумевший привлечь к себе столько внимания критиков и обычных зрителей. Был еще в начале нулевых «Коктебель», роуд-муви по русскому бездорожью, но после него громких премьер не последовало. Пока не случилась «Аритмия». И случилась она внезапно, как рождение сверхновой. Фестивальный зритель фильм, конечно, ждал, но вот массовому о нем заранее не сообщали. Не суетились рекламисты, не было танцев на костях, как с «Матильдой». Это тот случай, когда качественным оказался сам продукт. А история между тем изначально была совсем другой. Фильм задумывался как романтическая комедия. Крутой вираж в сценарии произошел, когда главных героев решили сделать медиками. Тогда Наталия Мещанинова, соавтор Хлебникова, стала собирать материал, ездить на рейды с врачами скорой помощи — слушать, смотреть, записывать. Так фильм расщепился на две самостоятельные сильные темы, и от первоначальной версии остались лишь семейные неурядицы главных героев.
Читать полностью
Поделиться:

07.07.2017 12:13

Голливуд вновь взялся за «Лебединое озеро»

В «Изгое-Один» Фелисити Джонс боролось с Империей в эпицентре космического конфликта, но теперь актриса выбрала для себя проект меньшего размаха, зато с магическим флером. Как удалось узнать сайту The Hollywood Reporter, номинантка на премию «Оскар» исполнит главную роль в пока безымянной ленте по мотивам «Лебединого озера».

Режиссерское кресло фильма займет Лука ГуаданьиноБольшой всплеск»), а сценарий напишет Кристина Лорен Андерсон. Проект был представлен на рассмотрение киностудий несколько дней назад и уже вызвал шумиху в Голливуде. По сведениям инсайдеров, среди тех, кто мечтает заполучить новую картину, значатся Universal, Paramount и TriStar.
Читать полностью
Поделиться:

20.01.2017 18:10

«Ла-Ла Ленд»: куда приводят мечты

Снимая мюзикл, можно либо создать шедевр на века, либо с треском провалиться. Эту простую кинематографическую аксиому проверил на собственной шкуре Роб Маршалл, сначала, как и полагается, «с шиком, блеском» поставивший криминальную комедию «Чикаго», а затем дважды попавший в молоко с лентами «Девять» и «Чем дальше в лес…». Его преемнику, взявшемуся за непопулярный нынче жанр, можно было бы посочувствовать, если бы им не оказался отчаянный парень Дэмьен Шазелл, у которого особые отношения с музыкой. Это режиссер доказал еще три года назад, доведя Майлза Теллера до эмоционального истощения и кровавых мозолей. Его новый фильм «Ла-Ла Ленд», выросший на еще более зыбкой, чем «Одержимость», почве интимно поведал о несостоявшемся ударнике куда больше — оказывается, он не просто влюбленный в искусство ностальгирующий романтик, но еще и неисправимый мечтатель.

Кто еще, как не мечтатель, возьмет собственную дипломную работу за основу картины, которой полагается вывести его в высший голливудский эшелон. Как правило, пробы пера в лучшем случае попадают на самые последние строчки резюме, в худшем — пылятся в родительских тумбочках. Шазелл же поступил с точностью наоборот — «Ла-Ла Ленд» не только расправил плечи на фундаменте его первой картины «Гай и Мэдлин на скамейке в парке», но и оброс отсылками ко всем фильмам, песням, местам, идеям и образам, что дороги сердцу 32-летнего Дэмьена.
Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 7.73

Все | Сценарист

Фильмография: Петр Ильич Чайковский

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Сценарист [ скрыть ]


Евгений Онегин
Евгений Онегин (2007)

Eugen Onegin (0.00)

Евгений Онегин
Евгений Онегин (1994)

Yevgeny Onyegin (7.70)

Евгений Онегин
Евгений Онегин (1984)

Evgeniy Onegin (8.20)

Пиковая дама
Пиковая дама (1971)

Pique Dame (0.00)

Евгений Онегин
Евгений Онегин (1958)

Yevgeni Onegin (7.30)

Композитор [ скрыть ]


Swan Lake
Swan Lake (2012)
(0.00)

Colonia Ingerilor
Colonia Ingerilor (2011)
(0.00)

Гадкий утенок
Гадкий утенок (2010)

Gadkiy utyonok (6.30)

Космический крейсер Ямато 6
Космический крейсер Ямато 6 (2009)

Uchû senkan Yamato: Fukkatsuhen (7.60)

Итальянцы и другие незнакомцы
Итальянцы и другие незнакомцы (2008)

Italians and Other Strangers (0.00)

Том и Джерри. История о Щелкунчике
Том и Джерри. История о Щелкунчике (2007)

Tom and Jerry: A Nutcracker Tale (6.00)

10 Centavos
10 Centavos (2007)
(0.00)

Евгений Онегин
Евгений Онегин (2007)

Eugen Onegin (0.00)

The Pathétique
The Pathétique (2007)
(0.00)

Серениссима
Серениссима (2006)

La serenissima (0.00)

Les pianos de la nuit
Les pianos de la nuit (2005)
(0.00)

Пиковая Дама
Пиковая Дама (2002)

Pique Dame (0.00)

Пиковая дама
Пиковая дама (1999)

The Queen of Spades (7.60)


Евгений Онегин
Евгений Онегин (1994)

Yevgeny Onyegin (7.70)

Пиковая дама
Пиковая дама (1992)

Pique Dame (8.60)

Евгений Онегин
Евгений Онегин (1988)

Eugene Onegin (7.50)

Лебединое озеро
Лебединое озеро (1988)

Natalya Makarova's Swan Lake (8.80)

Щелкунчик
Щелкунчик (1986)

Nutcracker (6.20)

Евгений Онегин
Евгений Онегин (1984)

Evgeniy Onegin (8.20)

Лебединое озеро
Лебединое озеро (1982)

Swan Lake (8.60)

Элиза, жизнь моя
Элиза, жизнь моя (1977)

The Nutcracker (8.20)

Евгений Онегин
Евгений Онегин (1972)

Eugen Onegin (0.00)

Beauty and the Beast
Beauty and the Beast (1969)
(0.00)

Шаги в солнце
Шаги в солнце (1967)

Shagi v solntse (7.90)

Иоланта
Иоланта (1964)

Iolanta (6.80)

Евгений Онегин
Евгений Онегин (1963)

Eugen Onegin (0.00)

Пиковая дама
Пиковая дама (1960)

Pikovaya dama (7.50)

Évforduló
Évforduló (1936)
(0.00)

Iolanta/Perséphone
Iolanta/Perséphone (0)
(0.00)

Премьеры
14.12
Виктория и Абдул
Victoria and Abdul
14.12
Близкие
Blizkie
14.12
Полуночный человек
The Midnight Man
14.12
Шакалы
Jackals
все премьеры

Топ 250
99
Мстители
The Avengers (8.20)
100
«V» значит Вендетта
V for Vendetta (8.20)
101
Шестое чувство
The Sixth Sense (8.20)
102
Старикам тут не место
No Country for Old Men (8.20)
103
Большой Лебовски
The Big Lebowski (8.20)
104
Умница Уилл Хантинг
Good Will Hunting (8.20)
105
Карты, деньги, два ствола
Lock, Stock and Two Smoking Barrels (8.20)
106
В диких условиях
Into the Wild (8.20)
107
Убить Билла
Kill Bill: Vol. 1 (8.20)
108
Донни Дарко
Donnie Darko (8.20)
весь топ
20.10.2017
Русское сверхновое. Рецензия на «Аритмию»

Разговоры о русском кино — всегда разговоры о стране, а это ахиллесова пята размером от Калининграда до Владивостока. Заговоришь и не заметишь, как сам станешь карикатурным персонажем из ток-шоу Владимира Соловьева. Неизбежно свернешь в политику, миропорядок и полемику о том, наш или не наш этот полуостров. Так что обсуждать русское кино — своего рода моветон, и человек приличный старается избегать этой темы так же, как и ток-шоу Соловьева. Разве что в Сети, спрятавшись за никнеймом и аватаркой с Железным человеком, можно изредка позволить себе лишнее. Разверзнуть, так сказать, душевные хляби. Фильм «Аритмия» Бориса Хлебникова — то редкое исключение, о котором говорить не только пристойно, но и чертовски приятно. Для режиссера это уже шестой игровой фильм, но первый сумевший привлечь к себе столько внимания критиков и обычных зрителей. Был еще в начале нулевых «Коктебель», роуд-муви по русскому бездорожью, но после него громких премьер не последовало. Пока не случилась «Аритмия». И случилась она внезапно, как рождение сверхновой. Фестивальный зритель фильм, конечно, ждал, но вот массовому о нем заранее не сообщали. Не суетились рекламисты, не было танцев на костях, как с «Матильдой». Это тот случай, когда качественным оказался сам продукт. А история между тем изначально была совсем другой. Фильм задумывался как романтическая комедия. Крутой вираж в сценарии произошел, когда главных героев решили сделать медиками. Тогда Наталия Мещанинова, соавтор Хлебникова, стала собирать материал, ездить на рейды с врачами скорой помощи — слушать, смотреть, записывать. Так фильм расщепился на две самостоятельные сильные темы, и от первоначальной версии остались лишь семейные неурядицы главных героев. Первая — остросоциальная, вторая — вечная. Их режиссер решил показать максимально честно. Взявшись за отечественную медицину, Хлебников по-своему вскрыл гнойник. Слишком много недовольных с обеих сторон баррикады. У нашего общества всегда есть «мы» и отдельно — «они». Две аморфные, обезличенные массы. «Они» — это врачи-изверги, чиновники-воры, продавцы-хамы. Между прочим, и народ-быдло — это тоже «они». А «мы» — всегда праведники, обруганные, недолеченные, обманутые системой. Даже в толпе, идущей к метро, чувствуется социальная сегрегация, которую мы лелеем и взращиваем. Она как приобретенный рефлекс. Если навешать ярлыки, то нет надобности каждый раз встречаться с равными себе, что требует несоизмеримо больше душевных сил и времени. Легче отгородиться от них — страшных, чужих и пустых, изредка выглядывая, воюя и прячась обратно. Может, пресловутый человеческий фактор, витающий над страной, как бабайка, оттого и вездесущ, что Человека в простом смертном с пульсом, болью, желаниями и, упаси бог, мечтами у нас массово репрессируют. И речь не о правительстве, богачах, элите. Обычному человеку наплевать на такого же, как он бедолагу, валящегося с ног от усталости, с больными детьми, кредитами и прыщом на причинном месте. Вот и рвется там, где тонко, трещит по швам безликое общество. Чем еще объяснить мотивацию водителя, не пропускающего машину скорой помощи с умирающим пациентом, или диспетчера, который отказывается отправить бригаду к сильно пьющему человеку? Потому что «они» не «мы», а «мы» не «они». Хлебников показал далекому от медицины зрителю изнанку, при этом постаравшись ничего не утаить. И оказалось, что под белыми халатами скрываются обычные люди. Они жарят яичницу с сосисками, потому что им некогда думать о правильном питании, пьют пакетированное вино, потому что это быстро, и нужно запить горечь после рабочей смены. Они страдают от отчуждения дома. Но самое главное, что показал Хлебников — участие. Его врач Олег, роль которого блестяще сыграл один из любимых актеров режиссера, Александр Яценко, почти ницшеанский. Он, словно сверхчеловек, рассекает на машине по улицам маленького городка, движимый одной целью — помочь. Но делает это без пафоса или выражения лица в стиле доктора Хауса. Вся его жизнь будничная и серая. И даже из разрыва с женой не выходит скандала с битьем посуды и рыданиями. В «Аритмии» все именно так, как обычно бывает, без режиссерских прикрас и киношной пыли. Он просто надувает синий матрас и втискивает его между кухонным столом и холодильником. И весь фильм — словно подсмотренная чужая жизнь. Ни для кого не секрет, что наше кино сильно прихрамывает. Если попытаться говорить о нем в целом, то напоминает оно трехглавого Змея Горыныча, что, конечно, символично. Одна голова с тоской смотрит на Запад и под субсидии, дарованные свыше, изо всех сил старается сделать ленту не хуже голливудской. Для второй головы киносюжеты придумывают комики-стахановцы, и куда она смотрит — известно. Голова третья — интроверт, взор которой обращен сугубо внутрь, и воспевает она невзгоды сограждан. Голова-интроверт — кино фестивальное, которое по задумке должно находить отклик у населения, но на выходе получается элитарным. У Бориса Хлебникова картина тоже вышла фестивальной, как у Звягинцева или Ивана Вырыпаева. Но оказалось, что про нашу жизнь можно снять фильм без привкуса безысходности. Кино, которое не вызовет чувства глубокого отвращения к окружающим, а, наоборот, пробудит сострадание. Ведь почти все люди, по сути, хотят одного и того же: прожить свою такую короткую жизнь и быть в ней хоть изредка счастливыми. Как писал Буковски в своем последнем романе: «...жизнь изнашивает человека, изнашивает его до дыр». И поэтому любовь главных героев — вторая мощная тема в фильме. Это не пестики-тычинки, а жизненная необходимость, как кислород и Н2О. Нет Ромео и нет Джульетты — это истории пубертата. Есть зрелые люди, спасающие друг друга в мясорубке жизни. Для этого им порой достаточно просто обняться. А если и есть на экране близость, то далекая от эротизма и в чем-то даже неприглядная, когда хочется отвести глаза, потому что увидел больше, чем пресловутое соитие. Увидел кульминацию одиночества, непреодолимое желание двоих стать платоновским гибридом, четырехруким, двухголовым существом с одним бьющимся сердцем. Этого и жаждет главная героиня. В исполнении Ирины Горбачевой она вышла цельной и красивой. К слову, сама актриса, несмотря на более чем скромный список ролей, по-своему известна даже больше, чем партнеры по фильму. Она — очень успешный инстаграм-блогер. Но для зрителя, свободного от соцсетей, Горбачева стала безусловным открытием. Да и вся актерская команда слаженно и достоверно отыграла режиссерский замысел. У героев «Аритмии» и у зрителей оказался один генетический код: их судьбы созвучны судьбам большинства. Такие далекие, но похожие. И как это бывает в жизни, смерть, секс, пьяные танцы, драки, скука — лишь кадры в длинной киноленте. Они актуальны, пока происходят. Время бережно стирает, убаюкивает, чтобы было не голо и не чувствовалась такая острая боль. «Аритмия» доказала, что будучи даже сильно хворающим, наше кино встало на путь исцеления. У нас принято оглядываться назад и ностальгировать по советским картинам, вздыхать по «Девчатам» и ронять слезу в новогоднее оливье от Эльдара Рязанова. Но мало кто любит вспоминать царивший тогда уровень цензуры, когда неугодные фильмы хоронили на пыльных полках киностудий. Сколько мог снять, например, Тарковский? И это не риторический вопрос. В работе у режиссера осталось более десяти проектов. Сегодня даже в отечественном кино можно показать намного больше правды. А чтобы понравиться зрителю, надо просто выбрать правильную тональность. И Хлебников с ней угадал. Кстати, еще у фильма очень точное название. Эскулапы назвали аритмией несогласованность в работе сердца. Такое заключение подходит нам как ни одно другое: живем на разрыв аорты, мечтаем о высоком, лучшем или просто о теплом доме, да чтобы прыщ на причинном месте наконец-то прошел. И у всех нас один диагноз — аритмия.... подробнее
07.07.2017
Голливуд вновь взялся за «Лебединое озеро»

В «Изгое-Один» Фелисити Джонс боролось с Империей в эпицентре космического конфликта, но теперь актриса выбрала для себя проект меньшего размаха, зато с магическим флером. Как удалось узнать сайту The Hollywood Reporter, номинантка на премию «Оскар» исполнит главную роль в пока безымянной ленте по мотивам «Лебединого озера». Режиссерское кресло фильма займет Лука ГуаданьиноБольшой всплеск»), а сценарий напишет Кристина Лорен Андерсон. Проект был представлен на рассмотрение киностудий несколько дней назад и уже вызвал шумиху в Голливуде. По сведениям инсайдеров, среди тех, кто мечтает заполучить новую картину, значатся Universal, Paramount и TriStar. «Лебединое озеро» Петра Ильича Чайковского по праву считается одним из самых знаменитых балетов в истории. Главная героиня оригинала — принцесса Одетта, превращенная в лебедя чарами злого гения. Творение Чайковского уже становилось источником вдохновения для Даррена Аронофски и его триллера «Черный лебедь», но в новой версии балетного искусства не будет — сохранится лишь завязка истории. Другие подробности ленты не разглашаются. Не так давно Фелисити Джонс озвучила Джин Эрсо для нового мультсериала вселенной «Звездных войн». Очередная интерпретация «Лебединого озера» станет ее первым полнометражным проектом после «Изгоя-Один». Что касается Гуаданьино, то его последняя драма «Позови меня своим именем» заслужила множество восторженных отзывов, а сейчас режиссер завершает работу над ремейком «Суспирии».... подробнее
20.01.2017
«Ла-Ла Ленд»: куда приводят мечты

Снимая мюзикл, можно либо создать шедевр на века, либо с треском провалиться. Эту простую кинематографическую аксиому проверил на собственной шкуре Роб Маршалл, сначала, как и полагается, «с шиком, блеском» поставивший криминальную комедию «Чикаго», а затем дважды попавший в молоко с лентами «Девять» и «Чем дальше в лес…». Его преемнику, взявшемуся за непопулярный нынче жанр, можно было бы посочувствовать, если бы им не оказался отчаянный парень Дэмьен Шазелл, у которого особые отношения с музыкой. Это режиссер доказал еще три года назад, доведя Майлза Теллера до эмоционального истощения и кровавых мозолей. Его новый фильм «Ла-Ла Ленд», выросший на еще более зыбкой, чем «Одержимость», почве интимно поведал о несостоявшемся ударнике куда больше — оказывается, он не просто влюбленный в искусство ностальгирующий романтик, но еще и неисправимый мечтатель. Кто еще, как не мечтатель, возьмет собственную дипломную работу за основу картины, которой полагается вывести его в высший голливудский эшелон. Как правило, пробы пера в лучшем случае попадают на самые последние строчки резюме, в худшем — пылятся в родительских тумбочках. Шазелл же поступил с точностью наоборот — «Ла-Ла Ленд» не только расправил плечи на фундаменте его первой картины «Гай и Мэдлин на скамейке в парке», но и оброс отсылками ко всем фильмам, песням, местам, идеям и образам, что дороги сердцу 32-летнего Дэмьена. Все оказалось так просто и сложно одновременно: дай Голливуду самую сладкую, нежную и яркую фантазию, и все мировое киносообщество будет завороженно наблюдать за ней. Однако если уж решил прилюдно говорить о собственных пристрастиях, а свой возраст и недостаток опыта превращать в главный козырь, будь готов ко всему. Начинающая актриса Мия (Эмма Стоун) работает баристой в кафе на территории одной из крупных киностудий, мечтает о славе Ингрид Бергман и бегает по кастингам, с трудом сохраняя веру в себя и остатки самоуважения после многочисленных отказов. Молодой джазовый пианист Себастьян (Райан Гослинг) пишет сказочно красивую музыку, преклоняется перед Чарли Паркером и планирует когда-нибудь открыть собственный клуб. Они встречаются и, вопреки законам жанра, остаются не в восторге друг от друга. Затем встречаются снова, танцуют, гуляют, идут в кино, наконец, влюбляются и грезят о счастливом, успешном будущем вместе. Помогая мечтам друг друга сбываться, молодые люди встают перед дилеммой — остаться верным себе или близкому. Казалось бы, в сюжете мюзикла нет ничего особенного, и это чувство может вспыхивать и угасать во время просмотра неоднократно. Подобные love story — вотчина Вуди Аллена, которому, среди прочих, отдает должное Дэмьен Шазелл. Однако снимает ли постановщик романтическую мелодраму с музыкальными вставками? Если бы это было так, мы бы стали очевидцами второго «Через Вселенную», обладающего той же хулиганской энергетикой и толикой подросткового самолюбования, но ведущего речь совсем о другом. «Ла-Ла Ленд» вовсе не история любви, это рассказ о таком идеальном месте, в которое каждого из нас хотя бы раз приводили мечты. Реальность здесь диктуют эмоции: вместо тысячи слов — пой и пляши. Стоит начать отстукивать ритм, как случайно повстречавшаяся девушка в очаровательном желтом платье без всяких предварительных репетиций подхватит твою мелодию и исполнит любую хореографическую партию. Здесь первый поцелуй случится под звездами, а чувства преодолеют даже силу гравитации и поднимут в небеса. Здесь музыка приведет туда, где тебе суждено быть. Подружки поддержат в трудную минуту, работа не заставит бежать, не замечая мира вокруг, застрявшие в пробке люди затеют лучший в мире флэшмоб, а время остановится, дав насладиться моментом. Тут даже погода позабыла о том, что в ее арсенале существует что-то, кроме ласкового солнца, дабы Эмма Стоун могла игриво сверкать стройными лодыжками на зависть жительницам северных регионов. Эфемерность и простодушность истории вырывают ее из контекста, делают по-настоящему вневременной. Иногда чудится, что сюжет действительно порхает из века в век, и лишь ролик на Youtube, изредка мелькающие гаджеты да интерьеры зданий намекают на привязку к современности. Но если время — величина, которой Шазелл по-юношески легкомысленно пренебрег, то место для него играет ключевую роль. По сути, Дэмьен никогда не оставляет Мию и Себа наедине: в отношения «он + она» всегда вмешивается третий — Лос-Анджелес. Этот удивительно кинематографичный город еще никогда не обретал такого громкого голоса, какой дал ему Шазелл. Для него Город Ангелов не просто знаменитые буквы на холме. Это еще и места вроде Обсерватории Гриффита и легендарного однозального кинотеатра «Риалто», где магия рождалась задолго до появления Шазелла-режиссера. Взяв на себя роль экскурсовода, он сделал для Лос-Анджелеса то же, что Вуди Аллен для Нью-Йорка или Жан-Пьер Жене для Парижа, и если после «Ла-Ла Ленда» среди путешественников не возникнет популярного маршрута по местам его съемок, налицо будет гнусный заговор туроператоров. Гуляя вместе с Мией и Себастьяном по улицам ночного мегаполиса, внимательные синефилы начнут догадываться о том, какие именно ленты в домашней фильмотеке Шазелла стоят на почетной полке. Сделать это нетрудно: иногда автор совсем безыскусно цитирует классику — окно из «Касабланки» в съемочных павильонах студии Warner Bros., фонарь в парке, на который Дэмьен загоняет Райана Гослинга, не удержавшись от соблазна послать воздушный поцелуй «Поющим под дождем», фреска на пересечении Голливудского бульвара и Уилкокс-авеню с изображением Хамфри Богарта, Джеймса Дина и Чарли Чаплина. Все это лакмусовые бумажки для выявления своих, приятные, но в целом программные пасхалки. Однако не все зрители смогут с легкостью разглядеть в неудачах Себастьяна мотивы «Бунтаря без причины» или провести аналогии здешнего любовного конфликта с коллизиями «Шербурских зонтиков». В этой очень личной интонации «Ла-Ла Ленда» был риск, и вся затея грозила пойти прахом. В конце концов, ты не можешь бесстыдно подворовывать у своих предшественников, если только ты не гениален, как Квентин Тарантино, не мастеровит, как Ксавье Долан, или попросту не влюблен в кино, как Дэмьен Шазелл. Именно эта влюбленность позволила режиссеру и его зрителю найти общий язык и связь, какая возникает у единомышленников. Поэтому проект, на разных стадиях вызывавший сомнения даже у собственного создателя, обернулся праздником, который теперь навсегда с нами, несмотря на то, что он не основан ни на бродвейском хите, ни на литературном фолианте. К тому же в его активе семь «Золотых глобусов» из семи возможных, и то ли еще будет. Вообще, весь «Ла-Ла Ленд» построен на подобных противоречиях. Он со своими поклонами в адрес фильмов 50-60-х ужасно старомоден, однако от виртуозного и трудоемкого массового танцевального номера в пробке на хайвее захватывает дыхание и учащается пульс. Фильм изобилует прекрасными песнями, и все же Стоун и Гослинг временами трогательно фальшивят, а порой и вовсе смеются прямо посередине записи. То, что для Тома Хупера с его горланящими во все связки даже во время диалогов «Отверженными» считалось недопустимым, здесь вполне уместно. Более того, Эмма и Райан, конечно, пластичны и изящны, но, например, до техничного Фреда Астера им далековато. Да и не надо. Безусловно, это не значит, что актеры не испытали на себе все прелести театрального закулисья в виде сведенных мышц, дрожащих пальцев и преодоления себя в физическом и моральном плане. Именно Стоун с невозмутимостью на лице отплясывает чечетку и джаз, именно руки Гослинга мы видим на клавишах в длинных планах. Просто таков уж «Ла-Ла Ленд»: гибрид несовершенства и идиллии, современности и олдскульности, энергичности и меланхолии — его мощнейшее оружие и его очарование. На стыке здесь находится даже музыка постоянного коллеги и друга Шазелла, Джастина Гурвица, которого в данном случае не лишним будет назвать соавтором. Его творчество не только определяет настроение, но порой и двигает повествование картины. Да и в каком еще саундтреке так дерзко и эффектно соединились джаз, танцевальный ритм-н-блюз и классика, которая российскому зрителю в эпизоде в планетарии приятно напомнит партитуры Петра Ильича Чайковского из «Щелкунчика». И все же «Ла-Ла Ленд» не был бы так хорош без своего сладко-горького финала. В нем Шазелл нарушает правила игры, совершенно хладнокровно добавляя в эту мечту эскаписта долю прагматизма. Впрочем, поклонники «Одержимости» остались бы разочарованы, если бы этого не произошло. Остальные же, несмотря на тревожное ощущение подвоха, наступившего за десять минут до конца, все равно будут смотреть на происходящее, боясь шелохнуться или моргнуть, дабы не спугнуть волшебство момента — кино в чистейшем своем виде. С одной стороны, последняя сцена, будто созданная вовсе без участия такого приземленного существа, как человек, является отличным индикатором для зрителя. Для каждого финал окажется своим и, возможно, поделившись впечатлениями с соседом по креслу, вы усомнитесь, смотрели ли одну и ту же ленту. С другой, кроме смелого в контексте романтической истории авторского высказывания о неумолимости успеха, эпизод ценен и по другим причинам. В конце концов, Шазелл вовсе не первый, кто покусился на свойственную мюзиклам безоблачность — в этом он наследует традиции Боба Фосси. Но, вероятно, Дэмьен первый или хотя бы редкий из современников, кто, честно дав понять, что мечты совсем не обязательно приведут в Ла-Ла Ленд, сделал это место абсолютно реальным. Торжество искусства, молодости, любви, самой жизни… Такой жизнеутверждающий итог, пожалуй, сильнее любой модной страшилки о скорой кончине человечества.... подробнее