Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Лев Толстой

Leo Tolstoy
Лев Толстой
Профессии: Сценарист, Актёр, Играл себя
Пол: Мужской
Брак: Sonya Andreyevna Behrs (23.09.1862) (детей: 7)
Родился: 09 сентября 1828, Дева (189 лет назад)
Умер:: 20 ноября 1910 (82 лет)
Последний фильм: 2017
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Лев Толстой известен по фильмам


Новости: Лев Толстой

22.07.2018 18:09

Мечта тестировщика. Рецензия на «Зои»

Текущий кинопрокатный сезон будто бы говорит нам: «Читайте книжки». Но если и стоит в ближайшее время выбраться в кино, то пусть это будет сеанс «Зои» Дрейка Доримуса. Вас ждет история любви от лауреата самого актуального фестиваля современности «Санденс» с интересным актерским составом и любопытным посылом.

По сюжету, Зои (Леа Сейду) и Коул (Юэн МакГрегор) трудятся в корпорации, цель которой — избавить людей от одиночества. Работа ведется сразу по нескольким направлениям. Первое — традиционный анализ совместимости, и тут уж если решились, будьте готовы к тому, что цифры не врут. Второе — медикаментозное лечение с помощью препарата, вызывающего кратковременную иллюзию влюбленности. И третье — создание синтетиков, совершенных роботов-партнеров. Подобные разработки всегда ведут к вечным вопросам: что есть настоящее, а что программа, кто лучше программируется, люди или машины, и кто чаще подвержен багам.
Читать полностью
Рубрика: Рецензия
Теги: рецензия
Поделиться:

24.01.2018 19:57

Светлый час Олдмана. Рецензия на «Темные времена»

Джо Райт — режиссер с амбициями и большой любитель браться за священных коров, обгладывать до костей классическую историю и предлагать авторскую версию. Выходит у него это по-разному. Иногда вполне сносно, как в экранизации романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение», а порой сомнительно — тому пример балаганная инсценировка «Анны Карениной» Льва Толстого. Последняя работа режиссера «Пэн: Путешествие в Нетландию» не смогла собрать кассу, и фильм «Темные времена» — своеобразная попытка Райта реабилитироваться. Напомнить зрителям и продюсерам, что именно он автор многообещающего «Искупления», чтобы те не списывали его со счетов и продолжали поддерживать дорогостоящие, размашистые проекты.

На этот раз он решил взяться не за легендарную историю, но за легендарную личность — британского премьер-министра в годы Второй мировой войны и просто умнейшего человека своей эпохи Уинстона Черчилля. И здесь главным было найти подходящего на эту роль актера. Выбор Райта удивил: образ Английского бульдога (так премьер-министра величали сами англичане) воплотил худощавый и резкий Гэри Олдман. Единственное, что на поверку объединяет актера и легендарного премьера, — оба не дураки выпить. Но вряд ли это залог успешной игры, да и актер последние годы в завязке. Так что киноманы замерли в предвкушении грядущего перевоплощения. И, как оказалось, не зря. Олдман сыграл блестяще, это уже состоявшийся факт. За эту роль он был отмечен «Золотым глобусом», да и «Оскар» у актера, говорят, уже в кармане. Но стала ли эта блистательно сыгранная роль гарантом столь же блистательного фильма?
Читать полностью
Рубрика: Рецензия
Теги: рецензия, байопик
Поделиться:

21.12.2017 18:47

Несгибаемая Фонда

Джейн Фонде сегодня исполняется 80 лет. Кинокумир, политическая активистка, общественный деятель, дочка легендарного Генри Фонды и бывшая жена культового французского режиссера «новой волны» Роже Вадима. Она родилась в эпоху, когда мужчины властвовали над миром, и уклад ее мыслей до определенного возраста строился на этой парадигме. Никогда не крича о равенстве полов, она стала одной из первых селф-мейд вумен не только в жизни, но и в кино, где прошла путь от воскресной куколки, образа навязанного мужчинами-режиссерами, до ролей, которые силой характера буквально переписывала под себя.

Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 6.74

Все | Сценарист

Фильмография: Лев Толстой

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Сценарист [ скрыть ]


Ivan the Fool
Ivan the Fool (2017)
(0.00)

Война и мир
Война и мир (2016)

War & Peace (8.30)

Женщина, которая ушла
Женщина, которая ушла (2016)

Ang babaeng humayo (8.10)


Анна Каренина
Анна Каренина (2012)

Anna Karenina (6.60)

Two Jacks
Two Jacks (2012)
(0.00)

Анна Каренина
Анна Каренина (2009)

Anna Karenina (5.80)

Wisdom of Children
Wisdom of Children (2009)
(0.00)

Крейцерова соната
Крейцерова соната (2008)

The Kreutzer Sonata (5.40)

Silent Glide
Silent Glide (2008)
(0.00)

Война и мир
Война и мир (2007)

War and Peace (6.70)

Вечная мерзлота
Вечная мерзлота (2005)

Paha maa (7.50)

Anna
Anna (сериал) (2004)
(6.40)

Воскресение
Воскресение (2001)

Resurrezione (6.70)

Ivansxtc
Ivansxtc (2000)
(0.00)

Анна Каренина
Анна Каренина (2000)

Anna Karenina (7.20)


Voyna i mir
Voyna i mir (2000)

La guerre et la paix (7.60)

Анна Каренина
Анна Каренина (1997)

Anna Karenina (6.10)

За что?
За что? (1996)

Za chto? (7.40)

Anantha Rathriya
Anantha Rathriya (1996)
(0.00)

Il grande fuoco
Il grande fuoco (1996)
(7.00)

Kahdzhi Murat
Kahdzhi Murat (1996)
(0.00)

Кавказский пленник
Кавказский пленник (1996)

Kavkazskiy plennik (7.60)

Война и мир
Война и мир (1991)

War and Peace (7.70)

И свет во тьме светит
И свет во тьме светит (1990)

Il sole anche di notte (7.00)

Хаджи Мурат
Хаджи Мурат (1989)

Khadzhi Murat (3.50)

Poseshcheniye
Poseshcheniye (1989)
(0.00)

Ta ghoroob
Ta ghoroob (1988)
(0.00)

Крейцерова соната
Крейцерова соната (1988)

Kreytserova sonata (7.00)

Старая азбука
Старая азбука (1987)

Staraya azbuka (0.00)

La sonata a Kreutzer
La sonata a Kreutzer (1985)
(0.00)

Простая смерть
Простая смерть (1985)

Prostaya smert (6.90)

Анна Каренина
Анна Каренина (1985)

Anna Karenina (5.90)

L'argent
L'argent (1983)
(7.50)

Der lebende Leichnam
Der lebende Leichnam (1981)
(0.00)

A Question of Faith
A Question of Faith (1979)
(5.00)

Bestia
Bestia (1979)
(5.60)


Otets Sergiy
Otets Sergiy (1978)
(7.50)

Kreutzer-sonaatti
Kreutzer-sonaatti (1978)
(0.00)

Анна Каренина
Анна Каренина (сериал) (1977)

Anna Karenina (8.10)

Martin the Cobbler
Martin the Cobbler (1977)
(7.90)

Kavkasiuri ambavi
Kavkasiuri ambavi (1977)
(0.00)

Zielone - minione...
Zielone - minione... (1976)
(0.00)

Anna Karenina
Anna Karenina (1976)
(6.60)

Kavkasieli tkve
Kavkasieli tkve (1975)
(0.00)


Анна Каренина
Анна Каренина (1974)

Anna Karenina (4.70)

Война и мир
Война и мир (сериал) (1972)

War & Peace (8.80)

Het levende lijk
Het levende lijk (1972)
(0.00)

Петух святого Михаила
Петух святого Михаила (1972)

San Michele aveva un gallo (6.80)

Elävä ruumis
Elävä ruumis (1969)
(0.00)


Kreitserova sonata
Kreitserova sonata (1969)
(0.00)

Живой труп
Живой труп (1968)

Zhivoy trup (5.40)

Hora once
Hora once (сериал) (1968)
(0.00)


Война и мир 3: 1812 год
Война и мир 3: 1812 год (1967)

Voyna i mir III: 1812 god (8.10)

Война и мир 4: Пьер Безухов
Война и мир 4: Пьер Безухов (1967)

Voyna i mir IV: Pierre Bezukhov (7.90)

Анна Каренина
Анна Каренина (1967)

Anna Karenina (7.40)


Война и мир 2: Наташа Ростова
Война и мир 2: Наташа Ростова (1966)

Voyna i mir II: Natasha Rostova (7.80)

Война и мир
Война и мир (1966)

Voyna i mir (7.80)

Wovon die Menschen leben
Wovon die Menschen leben (1965)
(0.00)

Resurrezione
Resurrezione (1965)
(0.00)

Война и мир 1: Андрей Болконский
Война и мир 1: Андрей Болконский (1965)

Voyna i mir I: Andrey Bolkonskiy (8.00)

La potenza delle tenebre
La potenza delle tenebre (1965)
(0.00)

Die Macht der Finsternis
Die Macht der Finsternis (1965)
(0.00)

Estudio 1
Estudio 1 (сериал) (1965)
(7.00)

Смерть Ивана Ильича
Смерть Ивана Ильича (1965)

Iván Iljics halála (0.00)

Novela
Novela (сериал) (1962)
(5.20)

Анна Каренина
Анна Каренина (1961)

Anna Karenina (4.90)

Казаки
Казаки (1961)

Kazaki (6.10)

Nahr el hub
Nahr el hub (1961)
(5.60)

Воскресенье
Воскресенье (1960)

Voskreseniye (8.30)

Jiao feng ye yu
Jiao feng ye yu (1960)
(0.00)

Ana Karenina
Ana Karenina (1960)
(0.00)


Amor prohibido
Amor prohibido (1958)
(0.00)

Auferstehung
Auferstehung (1958)
(6.40)

Yi ye feng liu
Yi ye feng liu (1958)
(0.00)

Locura pasional
Locura pasional (1956)
(0.00)

Война и мир
Война и мир (1956)

War and Peace (6.70)

Крейцерова соната
Крейцерова соната (1956)

La sonate à Kreutzer (5.70)



Театр
Театр "Дженерал Электрик" (сериал) (1953)

General Electric Theater (7.60)


Анна Каренина
Анна Каренина (1953)

Anna Karenina (0.00)

Zhivoy trup
Zhivoy trup (1952)
(0.00)

The Guest
The Guest (1951)
(0.00)

Dang fu xin
Dang fu xin (1949)
(0.00)


Анна Каренина
Анна Каренина (1948)

Warcraft (6.50)

Первая студия
Первая студия (сериал) (1948)

Studio One (8.50)

Celos
Celos (1946)
(0.00)

Le père Serge
Le père Serge (1945)
(0.00)

Resurrezione
Resurrezione (1944)
(0.00)

Warcraft
Warcraft (1943)
(0.00)

What Men Live by
What Men Live by (1939)
(0.00)

Белые ночи Санкт - Петербурга
Белые ночи Санкт - Петербурга (1938)

Les nuits blanches de Saint-Pétersbourg (5.90)

Duniya Kya Hai
Duniya Kya Hai (1938)
(0.00)

Capital Punishment
Capital Punishment (1937)
(0.00)

Aien kyo
Aien kyo (1937)
(8.40)

Огненные ночи
Огненные ночи (1937)

Warcraft (6.30)

Die Kreutzersonate
Die Kreutzersonate (1937)
(6.20)

Анна Каренина
Анна Каренина (1935)

Warcraft (7.10)

Мы снова живы
Мы снова живы (1934)

Warcraft (6.20)

La mujer del puerto
La mujer del puerto (1934)
(7.40)

Ihr Junge
Ihr Junge (1931)
(0.00)

Resurrection
Resurrection (1931)
(0.00)

Воскресение
Воскресение (1931)

Resurrección (0.00)

Белый дьявол
Белый дьявол (1930)

Warcraft (6.70)

Kdyz struny lkají
Kdyz struny lkají (1930)
(0.00)

Redemption
Redemption (1930)
(7.80)

Живой труп
Живой труп (1929)

Warcraft (6.50)

Kazakebi
Kazakebi (1928)
(0.00)

The Cossacks
The Cossacks (1928)
(8.30)

Love
Love (1927)
(7.30)

Resurrection
Resurrection (1927)
(0.00)

Warcraft
Warcraft (1927)
(7.20)

Die Macht der Finsternis
Die Macht der Finsternis (1924)
(0.00)

Мужчина у дороги
Мужчина у дороги (1923)

Der Mensch am Wege (4.50)

Résurrection
Résurrection (1923)
(0.00)

Bigamie
Bigamie (1922)
(0.00)

Поликушка
Поликушка (1922)

Polikushka (6.50)

Die Kreutzersonate
Die Kreutzersonate (1922)
(0.00)

Il cadavere vivente
Il cadavere vivente (1921)
(0.00)

La sonata a Kreutzer
La sonata a Kreutzer (1920)
(0.00)

Atonement
Atonement (1919)
(0.00)

Отец Сергий
Отец Сергий (1919)

Otets Sergiy (6.80)

Анна Каренина
Анна Каренина (1919)

Anna Karenina (0.00)

Resurrection
Resurrection (1918)
(0.00)

Lebendig tot
Lebendig tot (1918)
(0.00)

Der lebende Leichnam
Der lebende Leichnam (1918)
(0.00)

Власть тьмы
Власть тьмы (1918)

Vlast tmy (0.00)

Живой труп
Живой труп (1918)

Zhivoy trup (0.00)

Анна Каренина
Анна Каренина (1918)

Anna Karenina (4.80)

Анна Каренина
Анна Каренина (1917)

Anna Karenine (0.00)

Resurrezione
Resurrezione (1917)
(0.00)

The Weakness of Man
The Weakness of Man (1916)
(0.00)

Наташа Ростова
Наташа Ростова (1915)

Natasha Rostova (0.00)

Война и мир
Война и мир (1915)

Voyna i mir (7.70)

Власть тьмы
Власть тьмы (1915)

Vlast tmy (0.00)

Катюша Маслова
Катюша Маслова (1915)

Katyusha Maslova (0.00)

Los cabellos blancos
Los cabellos blancos (1915)
(0.00)

Die Erkenntnis
Die Erkenntnis (1915)
(0.00)

Анна Каренина
Анна Каренина (1915)

Anna Karenina (0.00)

A Woman's Resurrection
A Woman's Resurrection (1915)
(0.00)

Kreutzer Sonata
Kreutzer Sonata (1915)
(0.00)

Ана Каренина
Ана Каренина (1914)

Anna Karenina (6.40)

Крейцерова соната
Крейцерова соната (1914)

Kreitserova sonata (6.20)

Katyusha
Katyusha (1914)
(0.00)

Katyusha no uta
Katyusha no uta (1914)
(0.00)

Петр Хлебник
Петр Хлебник (1914)

Petr Khlebnik (0.00)

Война и мир
Война и мир (1913)

Voyna i mir (0.00)

Анна Каренина
Анна Каренина (1912)

Anna Karénine (0.00)

Оборона Севастополя
Оборона Севастополя (1911)

Oborona Sevastopolya (5.60)

Zhivoy trup
Zhivoy trup (1911)
(0.00)

Крейцерова соната
Крейцерова соната (1911)

Kreitzerova sonata (5.50)

Anna Karenina
Anna Karenina (1911)
(6.10)

Воскресение
Воскресение (1909)

Resurrection (5.90)

Воскресение
Воскресение (1909)

Voskreseniye (0.00)

Cena Aberta
Cena Aberta (0)
(0.00)

Kreutzer szonáta
Kreutzer szonáta (0)
(0.00)

(0)
(7.10)

Актёр [ скрыть ]


Una lunga vacanza
Una lunga vacanza (2012)
(0.00)
(хроника)

Играл себя [ скрыть ]


Себя (хроника)

Простая смерть
Простая смерть (1985)

Prostaya smert (6.90)
Себя (голос) (в титрах отсутствует) (archive sound)

Премьеры
16.08
Выжившие
Hostile
16.08
Опасное задание
Beast of Burden
16.08
Слендермен
Slender Man
16.08
Mamma Mia! 2
Mamma Mia! Here We Go Again
все премьеры

Топ 250
28
Психо
Psycho (8.70)
29
Окно во двор
Rear Window (8.70)
30
Эта замечательная жизнь
It's a Wonderful Life (8.70)
32
Помни
Memento (8.60)
33
Красота по-американски
American Beauty (8.60)
34
Американская история Х
American History X (8.60)
35
1+1
Intouchables (8.60)
36
Леон
Léon (8.60)
весь топ
22.07.2018
Мечта тестировщика. Рецензия на «Зои»

Текущий кинопрокатный сезон будто бы говорит нам: «Читайте книжки». Но если и стоит в ближайшее время выбраться в кино, то пусть это будет сеанс «Зои» Дрейка Доримуса. Вас ждет история любви от лауреата самого актуального фестиваля современности «Санденс» с интересным актерским составом и любопытным посылом. По сюжету, Зои (Леа Сейду) и Коул (Юэн МакГрегор) трудятся в корпорации, цель которой — избавить людей от одиночества. Работа ведется сразу по нескольким направлениям. Первое — традиционный анализ совместимости, и тут уж если решились, будьте готовы к тому, что цифры не врут. Второе — медикаментозное лечение с помощью препарата, вызывающего кратковременную иллюзию влюбленности. И третье — создание синтетиков, совершенных роботов-партнеров. Подобные разработки всегда ведут к вечным вопросам: что есть настоящее, а что программа, кто лучше программируется, люди или машины, и кто чаще подвержен багам. Дрейк Доримус получил главный приз «Санденса» в 2011 году за мелодраму об отношениях «Как сумасшедший». После он снял картину «Полной грудью», тоже об отношениях, на пути которых стоит некая общественная мораль. Следующий его фильм, «Равные», с прекрасным актерским дуэтом (Кристен Стюарт и Николас Холт) взяли в основной конкурс Венецианского кинофестиваля в 2015 году. Как вы думаете, о чем он был? Да, опять об отношениях, на этот раз на фоне оруэлловской антиутопии с примесью Шекспира. В конце прошлого года вышла его «Новизна», и снова об отношениях, но уже во времена тиндера и пропаганды разнообразия. Очевидно, Доримус на этой теме уже собаку съел. Все его работы получили противоречивые оценки в среде критиков, но ни одну из них нельзя назвать провалом. В его лентах он и она каждый раз в новых декорациях, перед самыми разнообразными серьезными вопросами на злобу дня и с верой в счастливый финал. Вот уж где воистину миром правит любовь. И главное, есть в подходе Дрейка подкупающая честность. Осторожно, далее возможны спойлеры! Окружающая реальность — то, что в его кинематографе создает жанр. Вопреки однообразию тематики вся перечисленная фильмография — солидный спектр от мелодрамы к утопии и киберпанку. Несмотря на уже известное и набившее оскомину в последние годы движение к очеловечиванию гаджетов с одной стороны и программированию людей с другой, «Зои» в этой энциклопедии отношений не самая проходная глава. Зои тайком проходит тест на совместимость со своим боссом и узнает, что она робот, влюбленный в собственного создателя. Создатель останется очень доволен этим фактом, читай — собой, и в итоге решится на новые тесты. Он сам станет тестировщиком своей новой игрушки. В фильме после обязательной трагической размолвки влюбленных зрителю демонстрируются их воспоминания о счастливом времени вместе. Интересно в них то, что они совсем не интересны. Это банальные идиллические картины совместного счастья — кто-то у кого-то на коленях, влюбленные взгляды, улыбки, романтические моменты, смех, в общем, традиционная клиповая нарезка. Но и у робота, и у человека воспоминания идентичны. Наше сознание в век рекламы и инстаграма предсказуемо настроено на банальное. Банальное безопасно, понятно, красиво, потому что его принято считать красивым. Да что там, еще Лев Николаевич сказал, что все счастливые семьи счастливы одинаково. Если счастье поддается описанию (а не этим ли Доримус занимается всю свою кинобиографию?), значит, оно и программируемо. Эта история исследует возможность построения искусственного счастья, раз уж с нечаянным всегда выходит какая-то рулетка. Правда, и здесь случай, как всегда, на чеку. Именно он способен испортить самую совершенную иллюзию. Подобные идеи не так уж абсурдны в наше время, когда биохакинг, майндфулнес и прочие полезные человеческие настройки и обновления оказались на гребне волны. Интересна также фармакологическая линия сюжета: таблетки моментально становятся наркотиком, приводят к тому, что без них чувствовать уже не получается. Не страдают этой зависимостью только роботы. Что же, это явно болезненная тема для режиссера, настолько подсаженного на собственный сюжет. Стоит отметить роль второго плана Кристины Агилеры — более точного попадания в образ найти было сложно. Здесь она не без иронии играет последнюю модель куклы из кукольного, а значит, легального публичного дома. Модель жалуется на то, что она давно нуждается в ремонте, и мечтает о перемене участи. И ее история — самая достоверная в фильме. Прочие роботы слишком похожи на людей, поскольку, несмотря на обладание всей известной палитрой чувств, страдают комплексом неполноценности, просто потому что они роботы. Кроме того, машины чудовищно неправдоподобно искренни и прямолинейны. Они не умеют врать. Тут в пору вспомнить завязку — цифры не врут, нули и единицы тоже. Но неожиданно в фильме то, что и люди здесь сплошь честные. Вот и главный недостаток истории: любая фантастика допускает только одну большую ложь, все остальное должно быть реально, иначе зритель просто не поверит в подлинность истории. В «Зои» все вокруг — прекрасные страдающие люди, лишенные пороков и озабоченные одной единственной проблемой — одиночеством. Где-то в этом коде затесалась ошибка. В финале робот Зои окажется гораздо человечнее своего создателя и даже неожиданно заплачет, не имея данной функции в программе. И это финальное чудо должно искупать все, включая окончательное очеловечивание машин и расчеловечивание людей. В таком случае, пока что-то человеческое в нас еще осталось, его было бы неплохо закодировать.... подробнее
24.01.2018
Светлый час Олдмана. Рецензия на «Темные времена»

Джо Райт — режиссер с амбициями и большой любитель браться за священных коров, обгладывать до костей классическую историю и предлагать авторскую версию. Выходит у него это по-разному. Иногда вполне сносно, как в экранизации романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение», а порой сомнительно — тому пример балаганная инсценировка «Анны Карениной» Льва Толстого. Последняя работа режиссера «Пэн: Путешествие в Нетландию» не смогла собрать кассу, и фильм «Темные времена» — своеобразная попытка Райта реабилитироваться. Напомнить зрителям и продюсерам, что именно он автор многообещающего «Искупления», чтобы те не списывали его со счетов и продолжали поддерживать дорогостоящие, размашистые проекты. На этот раз он решил взяться не за легендарную историю, но за легендарную личность — британского премьер-министра в годы Второй мировой войны и просто умнейшего человека своей эпохи Уинстона Черчилля. И здесь главным было найти подходящего на эту роль актера. Выбор Райта удивил: образ Английского бульдога (так премьер-министра величали сами англичане) воплотил худощавый и резкий Гэри Олдман. Единственное, что на поверку объединяет актера и легендарного премьера, — оба не дураки выпить. Но вряд ли это залог успешной игры, да и актер последние годы в завязке. Так что киноманы замерли в предвкушении грядущего перевоплощения. И, как оказалось, не зря. Олдман сыграл блестяще, это уже состоявшийся факт. За эту роль он был отмечен «Золотым глобусом», да и «Оскар» у актера, говорят, уже в кармане. Но стала ли эта блистательно сыгранная роль гарантом столь же блистательного фильма? Райт — мастер первого кадра. С помощью него он задает тон своим картинам. В «Анне Карениной» это небритое лицо Стивы, выглядывающее из-за занавеса красного бархата, по которому зритель понимает, что его ждет зрелище, мягко сказать, экспериментальное. И поскакала Россия — дымковская, драматичная, цветасто-платковая... Тот же ход он использует в «Темных временах». Первый кадр — прыжок над головами брызжущих слюной и ядом парламентеров, обещающий нам, что в ближайшие два часа мы постигнем все тонкости британской политики. Так и выходит. Кулуарные интриги, лобби, дебаты — всего этого в фильме в достатке. Однако показывать Черчилля Райт не спешит. Он прячет его за спинами и голосами других персонажей, так как понимает, что это его главный козырь, а потому выводит его позже, любовно, словно поднимая фату невесты. Самому не наглядеться, как хорошо вышло. По всему видно, что Райт является эстетом: по завтраку, подаваемому Черчиллю в постель, по изящно сложенной богемной жене политика, обстановке, в которую он помещает своих героев, а главное — по довоенному Лондону, который он собирает из архивных фотографий, кинохроник и воспоминаний. Райт уже работал в этом времени, снимая «Искупление», и оказался на исхоженной территории. Ему не составило труда художественно и при том достоверно показать столицу Британской империи до падения бомб. Он продумал и тяжеловесную цветовую гамму фильма, которая лишний раз напоминает, что времена нынче темные. Несколько прямолинейно, но завораживающе. И если с картинкой у Райта происходит единение, то с сюжетом возникают трудности. Он предугадывается. И дело не только в том, что все мы знаем, чем дело кончилось. Сами персонажи действуют механически, как марионетки в руках у кукловода. Настоящей же прорехой в сценарии выглядит сцена в подземке, куда озабоченный премьер спускается, дабы узнать чаяния своего народа. В какой-то момент кажется, что актеры вскочат со своих мест и запоют в лучших традициях британских мюзиклов, а Черчилль ответит им той же монетой и, подбоченясь, даст гопака или что в Британии принято танцевать в особо торжественных случаях. Будто это не фильм о выдающемся британце, не мир до войны, а постановка сколоченного наспех бродячего театра. При этом актеры, как доблестные солдаты генералиссимусу, пытаются помочь своему режиссеру и вытянуть сырые сцены. Отдельной похвалы заслуживает Бен Мендельсон, сыгравший короля Георга VI, который, как все мы помним по фильму «Король говорит!», страдал от заикания. Трудно представить, насколько страшно браться за роль, которую до тебя уже воплотил один из самых обласканных Голливудом британских актеров, Колин Ферт, да еще и получил за нее главную кинонаграду. Но Мендельсон не испугался и создал совсем другого, не менее интересного короля. Сцены, где Олдман и Мендельсон взаимодействуют, одни из самых удачных в фильме. Они сделаны не только со вкусом, как всячески старается Райт, но и со смыслом, а также, что еще более ценно, с юмором. Последнее время режиссеры, которые замахиваются на серьезный кинематограф, неоправданно пренебрегают юмором. И этим «Темные времена» выгодно отличаются. Несомненным успехом является Гэри Олдман. Даже за уродливыми накладными щеками, которые не столько помогают, сколько мешают, тормозя его мимику, актер сумел создать полнокровного героя, и его работа, конечно, впечатляет. Но загвоздка в том, что не впечатляет сам Черчилль. Возможно, англичанам интересно посмотреть на своего политического героя без штанов, в буквальном и переносном смысле, на то, как тяжеловес-политик плачет, сопереживает, мучается в принятии решений. Но зритель, не сведущий в его биографии и помнящий лишь фотоснимок с Ялтинской конференции, где Черчилль курит неизменную сигару в компании Сталина и Рузвельта, получит не исторического героя, а скорее точку зрения Райта на исторического героя. На экране немощный, вялый старик, неясно по какой причине выдвинутый в премьер-министры. Невдомек, почему его так боится сам король. Даже его выступления перед оппонентами выходят блеклыми. Не угадывается в экранном Уинстоне эрудит, стратег, острый на язык нобелевский лауреат по литературе. Между тем речи британского премьера столь же культовы, как и многократно цитируемая «У меня есть мечта», произнесенная Мартином Лютером Кингом со ступеней Мемориала Линкольна. Как Райт обесценил то, что сегодня проходят в школах на обеих сторонах Атлантики, — загадка. Видимо, слишком увлекся погоней за красотой кадра. Оценивать фильмы всегда трудно. Любой новый создан в контексте уже вышедших, а потому огрехи видны сразу, и, так или иначе, мысли о том, что не дожали, не додумали или пропустили, царапают сознание. Тем не менее со всеми своими столь явными минусами фильм «Темные времена» вышел крепким середнячком. Как любят говорить в таком случае рецензенты, кино на любителя. И этих любителей, кажется, предостаточно. Это и поклонники Олдмана, и ценители биографических лент, и почитатели довоенной эпохи, неспешно проплывающей мимо окон автомобиля Уинстона Черчилля. К слову, название фильма наши прокатчики переиграли. В оригинале оно звучит как «Темный час» и дает своего рода подсказку, ведь самый темный час бывает перед рассветом. Правда, за рассветом стоят еще миллионы смертей и многие месяцы, сложившиеся в кровавые шесть лет. Но само рождение надежды и отказ от рабского служения нацистскому режиму уже есть точка отсчета до победы.... подробнее
21.12.2017
Несгибаемая Фонда

Джейн Фонде сегодня исполняется 80 лет. Кинокумир, политическая активистка, общественный деятель, дочка легендарного Генри Фонды и бывшая жена культового французского режиссера «новой волны» Роже Вадима. Она родилась в эпоху, когда мужчины властвовали над миром, и уклад ее мыслей до определенного возраста строился на этой парадигме. Никогда не крича о равенстве полов, она стала одной из первых селф-мейд вумен не только в жизни, но и в кино, где прошла путь от воскресной куколки, образа навязанного мужчинами-режиссерами, до ролей, которые силой характера буквально переписывала под себя. Папина дочка Отец Фонды был знаменитостью. Генри Фонда — представитель элитарного Голливуда. Он снискал успех на Бродвее, в кино, имел обширный круг знакомств, красавицу-жену из переселенцев, чьи корни восходят к монаршим особам, и двух очаровательных детей. С ними он беззастенчиво фотографировался для глянца, тем самым укрепляя имидж актера основательного, семьянина, а не какого-то там пижона. И роли себе он выбирал добротные, например, в экранизации Толстого и спагетти-вестерне Серджио Леоне, за что был отмечен многочисленными наградами, в том числе и «Оскаром». Семья Джейн Фонды была глубоко патриархальной. Папа считался чуть ли не богом, по крайней мере, в глазах детей, чему сильно потворствовала мать семейства, которая, выйдя замуж за Фонду, из блистательной светской львицы стала образцово-показательной домохозяйкой и сменила рауты на кухню. Такая роль женщины в семье долгое время будет довлеть над повзрослевшей Фондой и приведет к тому, что, будучи уже сама в роли жены, актриса будет потакать своим неверным мужьям. А пока, в детстве, маленькая Джейн из кожи вон лезет, чтобы снискать похвалу отца. И если в обществе Генри Фонда знал как себя подать, то дома чаще всего бывал угрюм и молчалив, молниеносно раздражался из-за слез и единственным приемлемым времяпрепровождением с детьми признавал рыбалку. Мужчина вымирающей нынче породы, особенно в Америке. Чтобы обратить на себя внимание, Джейн решила полностью отказаться от девчачьих замашек: жеманства, ранимости, нежного стиля в одежде. Себя она окрестила «одиноким рейнджером» и бегала с мальчишками, сшибая коленки и ломая руки. Случай с рукой показателен: она сломала ее в драке с сыном конюха, доказывая, что не трусиха и уже тем более не слабачка. Придя домой, Джейн ничего не сказала родным и села за стол ужинать, после чего потеряла сознание и очнулась уже в больнице. Тогда папа посмотрел на нее с интересом, что укрепило уверенность Джейн в правильности выбранной линии поведения. Конечно, в ее жизни были частные школы, скаковые лошади, отдых на Французской Ривьере в компании с четой Кеннеди, миллиардером Онассисом и другими членами бомонда. Однако она была больше зависима от отца, чем избалована, чего она, собственно, и не скрывает в своей автобиографии «Вся моя жизнь». Мемуары Фонды — это отдельная песня. Их она написала уже ближе к 60 годам, и эти воспоминания стали одними из самых откровенных, которыми когда-либо делилась публичная персона. Посвятила она их своей матери. Будучи от макушки до пят папиной дочерью, маму она не признавала, не понимала и не оплакивала, когда та, не пережив развода, перерезала себе горло острой бритвой в клинике для психически неуравновешенных жен богатеев. Несложившиеся отношения со столь важным человеком дали крен всей дальнейшей жизни Джейн и привели к неспособности принять себя как женщину — ранимую, слабую, несовершенную. Это случится, но много позже, и приведет, собственно, к появлению на свет откровенной автобиографии. А пока Фонда хорошела, взрослела и не знала, чем себя занять. Про нее уже стали ходить газетные сплетни, как о распущенной дочери голливудской звезды. Пристроить ее решили на курсы живописи во Франции, которые она нещадно прогуливала. Неизвестно, как долго продолжались бы мытарства будущей звезды экрана, если бы не знакомые, приведшие ее к Ли Страсбергу, которого для актеров кино открыла Монро. Она поклонялась его видению идеи Станиславского, а позже как к источнику новой актерской мудрости к нему стали стекаться все голливудские сливки. В классе знаменитого педагога Фонда получает первую похвалу за свою игру и решает попробоваться в кино. Дебютной работой Фонды в кино стала роль в «Большой истории». Не замечали, что почти все артисты рассказывают о комплексах, которые в тот или иной период жизни их тревожили? Иногда кажется, что эта обязательная актерская байка существует лишь для того, чтобы быть ближе к поклонникам. Но Джейн комплексовала по-настоящему, жгуче и тяжело, не терпела свою внешность, изнуряла себя голодом, а потому страдала булимией. Позже психоаналитики скажут, что все это из-за недолюбленности. А пока для дебютной роли разбитной чирлидерши ее обмазали с ног до головы тональником, наложили сексуально-призывной грим, засунули подкладки в лифчик и между делом посоветовали обратиться к пластическому хирургу, чтобы изменить овал лица и прикус. Вслед за этой невзрачной комедией была столь же невзрачная театральная премьера. Пьеса, в которой Джейн участвовала, продержалась всего шестнадцать показов, и то, только потому, что сценарист и режиссер хотели получить налоговый вычет. Однако этого хватило, чтобы Фонду приметили, написали хвалебные отзывы и назвали подающей надежды театральной актрисой, а кто-то даже расщедрился на титул новой Сары Бернар. И Бог создал женщин Роже Вадим был магнитом для красивых женщин. Нет, не так. Не красивых, а богиням подобных. Одна жена — Брижит Бардо, вторая — Катрин Денёв, и, наконец, Джейн Фонда. Она была, конечно, не последней, но замыкала тройку значительных персон. Эта троица обеспечила интерес к творчеству режиссера, а он в свою очередь отдавал им главные роли в собственных картинах. Впервые они встретились, когда Фонда не помышляла об актерстве. Это был ее первый приезд во Францию, и в то время она тщетно пыталась постичь историю искусств. Тогда он посчитал Фонду глуповатой американкой, а она его попросту испугалась. Роже уже снял свой первый культовый фильм «И Бог создал женщину» с Бардо в главной роли и стал одним из основателей «новой французской волны». Тогда ему не было еще и 30 лет. Джейн снималась уже в своем шестом фильме «Воскресенье в Нью-Йорке», когда ей предложили роль в новой картине Роже Вадима «Карусель». Она поехала во Францию, только не к Роже, а к Рене Клеману. И здесь Роже ее подловил. Она попала в ловушку, в которую так боялась угодить, наблюдая за собственной матерью. Джейн растворилась в мужчине, готовила ему, снималась в его фильмах, разделяла его идеи, даже кормила его бывшую жену подгоревшим бифштексом. Помните Душечку в рассказе Чехова? Женщина как отражение, вместилище для опыта, знаний, интересов мужчины, от нее можно уйти, променять на другую и во всем винить. В своей автобиографии она сделает сенсационное признание, как делила брачное ложе с приглашенными Роже девушками по вызову. Этот опыт ей пригодится, когда она будет играть проститутку Бри Дэниел в «Клюте». Привет Ли Страсбергу, который учил ее не играть, а проживать. Фонда прожила это сполна, деля беспутного мужа с рыжеволосыми наядами из дома французской мадам, по утрам угощая их круассанами и слушая истории их падения. Зато в кругу друзей мужа она считалась своим человеком, а не одной из стаи этих глупых куриц. Во Франции Фонда впервые задумывается о политике, слушает разговоры друзей Вадима, впитывает либеральные французские взгляды, узнает, что такое коммунизм. Чтобы сняться в новом фильме, она летит в Америку, за ней пересекает Атлантику и Роже. И опять вокруг старые знакомцы. Здесь она дочка Генри Фонда и успешная актриса, а не только жена французского режиссера, которого на аркане затащила в Штаты. В ту пору она снимается в фильме «Босиком по парку». Эта первая картина, которая ей по-настоящему нравится, во многом благодаря своему партнеру Роберту Редфорду. Между дублями они много болтают, обсуждают постройку его нового дома, который спустя время станет Институтом Сандэнс — Меккой независимого кино в Америке. После этого вновь наступает черед картины Вадима. Уникальная, невозможная, задуманная им еще для Бардо «Барбарелла». Возможно, Бардо было бы легче сниматься. Джейн так и не избавилась от комплексов, и роль полуобнаженной искательницы сексуальных приключений была ей в тягость. Но Фонда-актриса — настоящий скаут. Она очень боится прослыть зазнавшейся звездой или опоздать на съемки, как это случилось лишь раз и то, потому что она сильно волновалась и нужно было справиться с приступом тошноты. Джейн старалась, Вадим же ушел в запой: видимо, сказались русские корни. Однако фильм все-таки вышел и на удивление создателей стал чуть ли не визитной карточкой этих двух сумасбродов. Между тем брак трещал по швам, не спасало творческий союз и рождение дочери. Да еще и во Вьетнаме началась война. Совсем чуть-чуть, и Фонда из соблазнительной Барбареллы превратится в патлатую активистку и оседлает зенитные установки... Роже Вадим, к слову, тоже напишет свою автобиографию. И, конечно, не упустит случая пройтись по трем своим любимым дамам. Его мемуары разлетятся, как почтовые голуби по миру, всем захочется заглянуть под полог режиссерской кровати. Хоронили его бывшие спутницы тоже вместе: все его многочисленные жены, гражданские и венчанные. Не приехала одна — Денёв. Бардо и Фонда рука об руку шли за гробом мужа по узким улочкам Сен-Тропе, а рядом играли русские скрипачи. Уже потом, дома, каждая делилась тем, за что его любила. Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли? Роль Глории в экранизации романа Хораса МакКоя «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» — поворотная для Фонды. Она уже не куколка в комедии положений и не эротическая фантазия, помещенная в фантастические декорации так и не наступившего будущего. Она работает над ролью сама, испытывает себя на прочность, уговаривает партнера по фильму устроить танцевальный марафон, как и их герои. Продержались тогда они почти двое суток. Фонда успела все подметить: и собственную усталость, и положение тела на последнем вдохе, перед тем, как упасть от смертельной усталости, и дыхание партнера на своей щеке. Под ее жестким взглядом, дисциплинированностью, осанкой, образ ранимой, меланхоличной Глории, которая покончила с собой, сдавшись, обрел совсем иное, чем в книге прочтение. Ее уход — это плевок в лицо того, кто эту чертову жизнь придумал. Критика высшей из инстанций. Она не хочет больше жить, потому что глубоко разочарована в людях. Работа над ролью стала поворотной и в личной жизни актрисы. Она принимает окончательное решение о разводе и с головой уходит в антивоенную деятельность. Многие ошибочно пишут, что она стала результатом нового брака с активистом Томом Хайденом, но это не так, скорее, брак стал следствием. Сама Фонда к тому моменту уже два года ездила по кампусам американских университетов и поднимала волну мятежей против политики правительства во Вьетнаме. К тому моменту она уже пережила арест, сфабрикованное обвинение в распространение наркотиков, прослушку звонков и столкновения с полицией. Перед тем, как отправиться в свой политический вояж, она снимается в «Клюте». И, готовясь к съемкам, впервые задумывается об идеях феминизма. Ее трогало множество вещей: расовая сегрегация, пытки военнопленных и притеснения афроамериканцев. Однако все, что касалось женских прав, она считала историей надуманной, отвлекающей от важных вещей. Последним испытанием для подготовки к роли проститутки в «Клюте» становится посещение полицейского морга, где ей демонстрируют трупы женщин, умерших от рук ревнивых мужей и любовников, сутенеров и клиентов. Фонда, стараясь не уронить лицо, выходит. Но не спешит, закрыв рот ладонями, как показывают в кино, а церемонно и медленно доносит рвотные массы до туалета. Тогда она вскрывает нарыв, который начал зреть еще со смерти матери. За «Клют» она получит «Оскар». Правда, в тот момент, когда ее пригласят на сцену, Фонда уже будет под прицелом ФБР, за ее спиной начнут шушукаться и она очень испугается, поднимаясь на пьедестал. На выручку придет отец, непотопляемый Генри Фонда, который знает толк в голливудских премудростях. Он скажет фразу, которую актриса воспроизведет, прижимая к груди «золотого мальчика», что-то из серии «я бы многое могла сказать, но не сейчас». И с многозначительным видом, но, на самом деле, на подкашивающихся ногах, уйдет со сцены под овации. Интерес со стороны ФБР лишь подогрел Фонду. Она намерено встречается с людьми левацкого и коммунистического толка, едет в Северную Корею, попадает в очередной скандал и получает прозвище Ханойская Джейн. Правда, скандал оказался искусственно созданным и подогретым до нужной температуры правительством Никсона и Гувера, но надолго испортил ей репутацию. Крутая Фонда Она начнет сниматься в кино вновь только после вывода американских войск из Вьетнама. Доказав свою состоятельность как актриса в первую очередь самой себе, она откажется от ролей поверхностных вертихвосток и сексуальных дамочек. Фонда уйдет в драму и порой она будет показывать даже больше, чем есть в сценарии. Каждой своей героине она подарит непоколебимый фондовский характер, когда они, страдающие и обездоленные, все-таки идут по жизни с прямой спиной. Будет еще один «Оскар» — за антивоенную драму «Возвращение домой», где ее партнером выступит Джон Войт. Позже она снимется в фильме-предчувствии «Китайский синдром», рассказывающем о работе атомной станции и мистическим образом вышедшем в прокат за несколько дней до крупнейшей в США аварии. Но самой главной картиной тех лет для нее станет «На золотом пруду», где она сыграет в паре с отцом. Ее последняя попытка сблизиться и наконец-то получить одобрение Генри Фонды. В одной из сцен — самой пронзительной — она неожиданно для отца возьмет его за руку и, по ее же воспоминаниям, увидит в его глазах набежавшие на миг слезы, будто тогда он оплакивал мать Джейн и собственные семейные неудачи. Для Генри Фонды эта роль станет последней и оскароносной. В 90-х Джейн Фонда объявит, что уходит из кино. Она из кошачьей породы. И дело не только в разрезе глаз, высоких скулах и долголетии. У Фонды будто не одна жизнь. Она успела побыть активисткой, коммунисткой (любовь к нашей стране — глава отдельная, апогеем которой стала странная экранизация «Синей птицы» Метерлинка), а еще прославилась как икона аэробики. Придумала программу и заработала миллионы. До Фонды обычные женщины спортом не занимались: потеть было не принято. Они изводились диетами и делали то, что позже назовут пищевым расстройством, а по-простому — «два пальца в рот». Сама Фонда нашла отдушину в балете, и как только набегал лишний вес, сгоняла его у станка. Впрочем, и в булимии она тоже признается. Со своей аэробикой, в трико и прической льва она вошла в каждый второй дом Америки. Фонда и до этого была известна, но на этот раз популярность достигла космических высот. Тогда она и задумалась о собственном имидже, о том, какой посыл несет женщинам по ту сторону экрана, и чего они хотят на самом деле. Ну, не стройного же тела, в самом деле? Они хотят быть желанными, уверенными и гордиться собой. Это Фонда и старалась им дать. В кино она вернулась лишь для того, чтобы собрать деньги для своих многочисленных социальных программ. Как и первая жена Роже Вадима, Брижит Бардо, которая перестала играть и посвятила себя спасению мира, Фонда — много больше, чем просто актриса кино. Вернулась она в роли строптивой свекрови в паре с Дженнифер Лопез в фильме «Если свекровь – монстр» и не менее характерной бабушки главной героини в «Крутой Джорджии». Она трижды была замужем, мама троих и бабушка четверых. Но Джейн Фонда, как и одна из ее последних героинь в «Молодости» Паоло Соррентино, Бренда Морель, не из тех старушек, что вяжут тридцать пятый носок к Рождеству и невидящими глазами смотрят внутрь себя, перебирая архив воспоминаний. Она не любит оглядываться назад, а смотрит исключительно вперед. Она знает, что не будет жить вечно, но отмеренное проживет в свое удовольствие.... подробнее