Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Владимир Соловьев

Vladimir Solovyov
Владимир Соловьев
Пол: Мужской
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Владимир Соловьев известен по фильмам


Новости: Владимир Соловьев

20.10.2017 18:28

Русское сверхновое. Рецензия на «Аритмию»

Разговоры о русском кино — всегда разговоры о стране, а это ахиллесова пята размером от Калининграда до Владивостока. Заговоришь и не заметишь, как сам станешь карикатурным персонажем из ток-шоу Владимира Соловьева. Неизбежно свернешь в политику, миропорядок и полемику о том, наш или не наш этот полуостров. Так что обсуждать русское кино — своего рода моветон, и человек приличный старается избегать этой темы так же, как и ток-шоу Соловьева. Разве что в Сети, спрятавшись за никнеймом и аватаркой с Железным человеком, можно изредка позволить себе лишнее. Разверзнуть, так сказать, душевные хляби. Фильм «Аритмия» Бориса Хлебникова — то редкое исключение, о котором говорить не только пристойно, но и чертовски приятно.

Для режиссера это уже шестой игровой фильм, но первый сумевший привлечь к себе столько внимания критиков и обычных зрителей. Был еще в начале нулевых «Коктебель», роуд-муви по русскому бездорожью, но после него громких премьер не последовало. Пока не случилась «Аритмия». И случилась она внезапно, как рождение сверхновой. Фестивальный зритель фильм, конечно, ждал, но вот массовому о нем заранее не сообщали. Не суетились рекламисты, не было танцев на костях, как с «Матильдой». Это тот случай, когда качественным оказался сам продукт. А история между тем изначально была совсем другой. Фильм задумывался как романтическая комедия. Крутой вираж в сценарии произошел, когда главных героев решили сделать медиками. Тогда Наталия Мещанинова, соавтор Хлебникова, стала собирать материал, ездить на рейды с врачами скорой помощи — слушать, смотреть, записывать. Так фильм расщепился на две самостоятельные сильные темы, и от первоначальной версии остались лишь семейные неурядицы главных героев.
Читать полностью
Поделиться:


Топ 250
122
Двенадцать обезьян
Twelve Monkeys (8.10)
123
Марсианин
The Martian (8.10)
124
Город грехов
Sin City (8.10)
125
Терминатор
The Terminator (8.10)
126
Нефть
There Will Be Blood (8.10)
127
Взвод
Platoon (8.10)
128
Суперсемейка
The Incredibles (8.10)
129
Кошмар перед Рождеством
The Nightmare Before Christmas (8.10)
130
Крупная рыба
Big Fish (8.10)
131
Рататуй
Ratatouille (8.10)
весь топ
20.10.2017
Русское сверхновое. Рецензия на «Аритмию»

Разговоры о русском кино — всегда разговоры о стране, а это ахиллесова пята размером от Калининграда до Владивостока. Заговоришь и не заметишь, как сам станешь карикатурным персонажем из ток-шоу Владимира Соловьева. Неизбежно свернешь в политику, миропорядок и полемику о том, наш или не наш этот полуостров. Так что обсуждать русское кино — своего рода моветон, и человек приличный старается избегать этой темы так же, как и ток-шоу Соловьева. Разве что в Сети, спрятавшись за никнеймом и аватаркой с Железным человеком, можно изредка позволить себе лишнее. Разверзнуть, так сказать, душевные хляби. Фильм «Аритмия» Бориса Хлебникова — то редкое исключение, о котором говорить не только пристойно, но и чертовски приятно. Для режиссера это уже шестой игровой фильм, но первый сумевший привлечь к себе столько внимания критиков и обычных зрителей. Был еще в начале нулевых «Коктебель», роуд-муви по русскому бездорожью, но после него громких премьер не последовало. Пока не случилась «Аритмия». И случилась она внезапно, как рождение сверхновой. Фестивальный зритель фильм, конечно, ждал, но вот массовому о нем заранее не сообщали. Не суетились рекламисты, не было танцев на костях, как с «Матильдой». Это тот случай, когда качественным оказался сам продукт. А история между тем изначально была совсем другой. Фильм задумывался как романтическая комедия. Крутой вираж в сценарии произошел, когда главных героев решили сделать медиками. Тогда Наталия Мещанинова, соавтор Хлебникова, стала собирать материал, ездить на рейды с врачами скорой помощи — слушать, смотреть, записывать. Так фильм расщепился на две самостоятельные сильные темы, и от первоначальной версии остались лишь семейные неурядицы главных героев. Первая — остросоциальная, вторая — вечная. Их режиссер решил показать максимально честно. Взявшись за отечественную медицину, Хлебников по-своему вскрыл гнойник. Слишком много недовольных с обеих сторон баррикады. У нашего общества всегда есть «мы» и отдельно — «они». Две аморфные, обезличенные массы. «Они» — это врачи-изверги, чиновники-воры, продавцы-хамы. Между прочим, и народ-быдло — это тоже «они». А «мы» — всегда праведники, обруганные, недолеченные, обманутые системой. Даже в толпе, идущей к метро, чувствуется социальная сегрегация, которую мы лелеем и взращиваем. Она как приобретенный рефлекс. Если навешать ярлыки, то нет надобности каждый раз встречаться с равными себе, что требует несоизмеримо больше душевных сил и времени. Легче отгородиться от них — страшных, чужих и пустых, изредка выглядывая, воюя и прячась обратно. Может, пресловутый человеческий фактор, витающий над страной, как бабайка, оттого и вездесущ, что Человека в простом смертном с пульсом, болью, желаниями и, упаси бог, мечтами у нас массово репрессируют. И речь не о правительстве, богачах, элите. Обычному человеку наплевать на такого же, как он бедолагу, валящегося с ног от усталости, с больными детьми, кредитами и прыщом на причинном месте. Вот и рвется там, где тонко, трещит по швам безликое общество. Чем еще объяснить мотивацию водителя, не пропускающего машину скорой помощи с умирающим пациентом, или диспетчера, который отказывается отправить бригаду к сильно пьющему человеку? Потому что «они» не «мы», а «мы» не «они». Хлебников показал далекому от медицины зрителю изнанку, при этом постаравшись ничего не утаить. И оказалось, что под белыми халатами скрываются обычные люди. Они жарят яичницу с сосисками, потому что им некогда думать о правильном питании, пьют пакетированное вино, потому что это быстро, и нужно запить горечь после рабочей смены. Они страдают от отчуждения дома. Но самое главное, что показал Хлебников — участие. Его врач Олег, роль которого блестяще сыграл один из любимых актеров режиссера, Александр Яценко, почти ницшеанский. Он, словно сверхчеловек, рассекает на машине по улицам маленького городка, движимый одной целью — помочь. Но делает это без пафоса или выражения лица в стиле доктора Хауса. Вся его жизнь будничная и серая. И даже из разрыва с женой не выходит скандала с битьем посуды и рыданиями. В «Аритмии» все именно так, как обычно бывает, без режиссерских прикрас и киношной пыли. Он просто надувает синий матрас и втискивает его между кухонным столом и холодильником. И весь фильм — словно подсмотренная чужая жизнь. Ни для кого не секрет, что наше кино сильно прихрамывает. Если попытаться говорить о нем в целом, то напоминает оно трехглавого Змея Горыныча, что, конечно, символично. Одна голова с тоской смотрит на Запад и под субсидии, дарованные свыше, изо всех сил старается сделать ленту не хуже голливудской. Для второй головы киносюжеты придумывают комики-стахановцы, и куда она смотрит — известно. Голова третья — интроверт, взор которой обращен сугубо внутрь, и воспевает она невзгоды сограждан. Голова-интроверт — кино фестивальное, которое по задумке должно находить отклик у населения, но на выходе получается элитарным. У Бориса Хлебникова картина тоже вышла фестивальной, как у Звягинцева или Ивана Вырыпаева. Но оказалось, что про нашу жизнь можно снять фильм без привкуса безысходности. Кино, которое не вызовет чувства глубокого отвращения к окружающим, а, наоборот, пробудит сострадание. Ведь почти все люди, по сути, хотят одного и того же: прожить свою такую короткую жизнь и быть в ней хоть изредка счастливыми. Как писал Буковски в своем последнем романе: «...жизнь изнашивает человека, изнашивает его до дыр». И поэтому любовь главных героев — вторая мощная тема в фильме. Это не пестики-тычинки, а жизненная необходимость, как кислород и Н2О. Нет Ромео и нет Джульетты — это истории пубертата. Есть зрелые люди, спасающие друг друга в мясорубке жизни. Для этого им порой достаточно просто обняться. А если и есть на экране близость, то далекая от эротизма и в чем-то даже неприглядная, когда хочется отвести глаза, потому что увидел больше, чем пресловутое соитие. Увидел кульминацию одиночества, непреодолимое желание двоих стать платоновским гибридом, четырехруким, двухголовым существом с одним бьющимся сердцем. Этого и жаждет главная героиня. В исполнении Ирины Горбачевой она вышла цельной и красивой. К слову, сама актриса, несмотря на более чем скромный список ролей, по-своему известна даже больше, чем партнеры по фильму. Она — очень успешный инстаграм-блогер. Но для зрителя, свободного от соцсетей, Горбачева стала безусловным открытием. Да и вся актерская команда слаженно и достоверно отыграла режиссерский замысел. У героев «Аритмии» и у зрителей оказался один генетический код: их судьбы созвучны судьбам большинства. Такие далекие, но похожие. И как это бывает в жизни, смерть, секс, пьяные танцы, драки, скука — лишь кадры в длинной киноленте. Они актуальны, пока происходят. Время бережно стирает, убаюкивает, чтобы было не голо и не чувствовалась такая острая боль. «Аритмия» доказала, что будучи даже сильно хворающим, наше кино встало на путь исцеления. У нас принято оглядываться назад и ностальгировать по советским картинам, вздыхать по «Девчатам» и ронять слезу в новогоднее оливье от Эльдара Рязанова. Но мало кто любит вспоминать царивший тогда уровень цензуры, когда неугодные фильмы хоронили на пыльных полках киностудий. Сколько мог снять, например, Тарковский? И это не риторический вопрос. В работе у режиссера осталось более десяти проектов. Сегодня даже в отечественном кино можно показать намного больше правды. А чтобы понравиться зрителю, надо просто выбрать правильную тональность. И Хлебников с ней угадал. Кстати, еще у фильма очень точное название. Эскулапы назвали аритмией несогласованность в работе сердца. Такое заключение подходит нам как ни одно другое: живем на разрыв аорты, мечтаем о высоком, лучшем или просто о теплом доме, да чтобы прыщ на причинном месте наконец-то прошел. И у всех нас один диагноз — аритмия.... подробнее