Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]
19.12.2021 14:20

Сломанные ребра и дьявольские числа. «Заводному апельсину» — 50!

В 1971 году кошмарный мир «Заводного апельсина» был, кажется, как никогда близок к тому, чтобы стать реальностью: эпоха свободной любви канула в небытие вместе с 60-ми, хиппи ушли в отставку, а субкультура панков и нигилизм, напротив, набирали обороты. Секс, наркотики и рок-н-ролл — вот она, новая мантра подрастающего поколения, которая всерьез захватит умы молодежи на ближайший десяток лет.

Однако история о старом-добром ультранасилии появилась на свет гораздо раньше: скандальный роман Энтони Берджесса, повествующий о жизни и судьбе хулигана-садиста Алекса и его банды, был написан в 1962 году. Писатель признался, что для него «Заводной апельсин» стал попыткой справиться с личной трагедией. Во время Второй мировой войны, пока Берджесс служил за границей, его беременную жену жестоко избили и изнасиловали на улицах Лондона четверо американских дезертиров. Это травмирующее событие навсегда оставило отпечаток на психике автора и его супруги и нашло прямое отражение в тексте романа.

Только к концу 1969 года произведение заинтересовало Стэнли Кубрика, к тому моменту не только зарекомендовавшего себя как знатока черного юмора абсурдистской комедией «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу», но и закончившего работу над «Космической одиссеей», которая ознаменовала новый этап в развитии кинофантастики и мирового кинематографа в целом. Именно Кубрику удалось создать из романа провокационный, жестокий и болезненно откровенный фильм, который прокомментировал идеи, впоследствии надолго поселившиеся в молодежной культуре, и сообщил публике грустную истину — природу человека, как ни старайся, не изменишь.



За прошедшие полвека о художественной, эстетической и нравственной ценности «Заводного апельсина» успели порассуждать десятки, если не сотни, авторов, философов и даже психологов. Однако мы предлагаем отметить юбилей культовой картины, вышедшей в прокат 50 лет назад, на менее серьезной ноте: представляем вашему вниманию подборку интересных фактов о «Заводном апельсине», которые вы, несмотря на всемирную известность этой сатирической дистопии, могли не знать.

Единственный и неповторимый Малкольм МакДауэлл

До того как за экранизацию романа Берджесса взялся Стэнли Кубрик, режиссерское кресло пророчили то Кену Расселлу, то Джону Шлезингеру. В тот же период ходили чрезвычайно интересные слухи о том, кому достанется главная роль в «Заводном апельсине»: предполагалось, что Алекса сыграет Мик Джаггер, а его безбашенной компанией друзей станут остальные члены группы The Rolling Stones. Однако Кубрик, возглавив проект, заявил, что не желает видеть в образе Алекса никого другого, кроме Малкольма МакДауэлла. Постановщик успел оценить актерский талант МакДауэлла по драме «Если...», в 1969 году завоевавшей «Золотую пальмовую ветвь» и наполненной тем же антиавторитарным и контркультурным настроем, что и «Заводной апельсин».



Малкольму даже не пришлось проходить прослушивание: поговаривают, откажись он от съемок, Кубрик бы и вовсе забросил работу над фильмом. Чувства оказались не совсем взаимными: на тот момент, когда актеру предложили роль, он и понятия не имел, кто был режиссером картины. МакДауэлл спутал Кубрика со Стэнли Крамером — постановщиком таких лент, как «Нюрнбергский процесс» и «Это безумный, безумный, безумный, безумный мир». Только благодаря Линдсэю Андерсону — другу Малкольма и по совместительству режиссеру той самой драмы «Если…», которая зацепила взор Кубрика, — актер разобрался, с кем же ему предстоит работать.

В книге все было по-другому?

Согласно более ранним версиям сценария, фильм мог выйти в прокат под заголовком «Техника Людовика». Именно так Берджесс назвал один из видов аверсивной терапии, которым Алекса пытались «вылечить» от стремления к ультранасилию. Однако впоследствии Кубрик принял решение вернуться к оригинальному названию.

Если поначалу роман Берджесса не произвел на Кубрика большого впечатления, то со временем легендарный режиссер настолько прикипел к первоисточнику, что готов был и вовсе отказаться от сценария. Порой актеры обращались непосредственно к самому роману прямо во время съемок. Все потому, что сценарий столь тщательно следовал тексту оригинала, что почти полностью состоял из диалогов, написанных Берджессом.

Однако без изменений и импровизаций все же не обошлось. Экранный «Заводной апельсин» не оставил и следа от хэппи-энда, которым завершилась история книжного Алекса — исцеленного, остепенившегося и размышляющего о семье. Кроме того, один из самых знаменитых и ужасающих моментов фильма — погром дома писателя и изнасилование его жены Алексом, напевающим "Singin’ in the Rain", — оказался результатом импровизации МакДауэлла. Во время репетиции этой сцены Кубрик попросил актера сделать нечто вызывающее, чтобы передать зловещую натуру Алекса и бессмысленную жестокость происходящего, например, потанцевать. МакДауэлл же настолько увлекся, что исполнил целый отрывок знаменитой песни: ее радостные, мажорные мотивы только усилили омерзительность насилия, происходящего на экране.

Травмы, травмы и еще раз травмы…

Специально для сцены, в которой Алекса, пристегнутого к креслу с открытыми глазами, заставляют часами смотреть на отвратительнейшие акты насилия под музыку обожаемого им Людвига ван Бетховена, на площадку был приглашен настоящий офтальмолог из лондонской клиники Мурфилдс. Веки актера были закреплены специальным устройством — «замками» для операций на глазах. Врач проводил анестезию и капал раствор в глаза МакДауэлла прямо во время съемок, однако это не помогло избежать травм.



Подобные закрепления для глаз должны использоваться исключительно на лежачих пациентах, но Кубрик настоял на том, чтобы герой МакДауэлла проходил через экспериментальное лечение сидя. Замки постоянно соскальзывали с век актера и расцарапали роговицу глаз. МакДауэлл, на короткий срок даже потерявший зрение, признался, что готов был биться головой об стену от боли, когда закончилось действие анестезии. По словам актера, Кубрик тоже расстроился, но вовсе не потому, что исполнитель главной роли был травмирован. Режиссера, известного своим строгим перфекционизмом, раздражало лишь то, что съемки пришлось приостановить.



На съемках «Заводного апельсина» пострадали не только глаза МакДауэлла, но и ребра. Во время демонстрации результатов, достигнутых техникой Людовика, мужчина на сцене, роль которого исполнил Джон Клайв, наступил на грудь Алекса. В тот день Клайв, должно быть, максимально сильно вжился в роль, потому что в итоге Малкольм покинул площадку со сломанным ребром.

Пасхалки от Кубрика

Стэнли Кубрик любил не только доводить своих актеров до грани, но и передавать зрителям скрытые сообщения. В этом плане самой знаменитой считается последняя лента режиссера «С широко закрытыми глазами», которую многие воспринимают как тайное послание об оккультных развлечениях элиты. «Заводной апельсин» не стал исключением: порой кажется, что Алекс — настоящий дьявол во плоти, и режиссер не упустил шанса лишний раз напомнить об этом.

Выйдя на свободу, Алекс встречает своих бывший друзей — Джорджи (Джеймс Маркус) и Дима (Уоррен Кларк), которые успели стать полицейскими. Они надевают на Алекса наручники и увозят в лес. В этой сцене можно увидеть идентификационные номера бывших хулиганов, не утративших любви к насилию, — на форме Дима красуется число 665, а за Джорджем закреплен номер 667. Что же остается Алексу, расположенному между ними? Все верно: то самое дьявольское число, обросшее суевериями и ставшее для многих символом зла, — 666.



Внимательных зрителей режиссер не только удивил зловещими символами, но и порадовал отсылками к своим более ранним работам. В рамках экспериментальной коррекционной терапии Алексу вкалывали некую сыворотку под номером 114. Это же число встречается на декодере сообщений в ленте «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу». Еще более очевидную пасхалку Кубрик разместил в музыкальном магазине, где Алекс знакомится с парой девушек: на одной из полок расположилась пластинка с саундтреком к фильму «2001 год: Космическая одиссея».

Прорывные технологии

Сегодняшний юбиляр может похвастаться не только отменной операторской работой, но и качеством звука: «Заводной апельсин» стал первым крупным художественным фильмом, использовавшим систему шумоподавления Dolby, которая, пройдя через многочисленные усовершенствования, остается актуальной и в наши дни.



Неожиданное признание

Снимая экранизацию, Кубрик смягчил некоторые сцены из этических и моральных соображений. К примеру, в книге Алекс приводит к себе домой вовсе не половозрелых девушек, а десятилетних девочек, которых он впоследствии насилует. И все же экранизация изобиловала жестокостью, которая плевала на все мыслимые и немыслимые нормы того времени, тем самым заслужив в американском прокате рейтинг X, позже переименованный в NC-17.



Несмотря на наложенные возрастные ограничения и свое скандальное содержание, «Заводной апельсин» не только обрел невероятный успех у зрителей, но и вошел в историю как вторая картина с рейтингом X, номинированная на премию «Оскар» в категории «Лучший фильм». Американская академия кинематографических искусств и наук также отметила номинациями режиссерскую работу, сценарий и монтаж антиутопии, в которой безнравственность соседствует с высоким искусством, свобода воли, кажется, вот-вот утечет сквозь пальцы, а от ультранасилия голова идет кругом даже без коктейля «Молоко плюс».
Поделиться:


Топ 250
75
Лоуренс Аравийский
Lawrence of Arabia (8.40)
76
Олдбой
Oldeuboi (8.40)
77
Амадей
Amadeus (8.40)
78
Развод Надера и Симин
Jodaeiye Nader az Simin (8.40)
79
Бункер
Der Untergang (8.40)
80
Китайский квартал
Chinatown (8.40)
81
Бесславные ублюдки
Inglourious Basterds (8.30)
82
История игрушек
Toy Story (8.30)
83
Лицо со шрамом
Scarface (8.30)
84
Лабиринт Фавна
El laberinto del fauno (8.30)
весь топ