Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]
30.05.2019 19:03

Арабская ночь, не дивный восторг. Рецензия на фильм «Аладдин»

Стоит всего раз побывать в какой-нибудь ближневосточной стране, и отношение к кофе меняется навсегда. Ты начинаешь по-особому относиться к аромату этого напитка, способному зазвать к себе прохожего с улицы. Оказавшись в своих родных краях, предположим, рядом с подмосковной кофейней, и едва заслышав этот чудесный запах, ты вспоминаешь о сладком лукуме, терпких специях и мягчайших коврах. И вот уже ноги сами идут в то укромное местечко, где турок-эмигрант с порога улыбается всеми золотыми зубами, что у него есть. Тебя приветствует интерьер, выполненный в арабском стиле, но по расположившемуся в уголке телевизору идет «Модный приговор». Ты садишься на узорчатый ковер, но он помятый и потускневший. Пробуешь рахат-лукум, но сладость уже зачерствела. Делаешь глоток своего кофе и осознаешь: не то! Примерно такие же впечатления вызывает просмотр новой игровой версии «Аладдина», яркой и красивой снаружи, но без изюминки внутри.

Это не первая и не последняя попытка студии Disney переосмыслить свою анимационную классику для нового поколения зрителей в 2019 году. Сначала Тим Бертон не совладал с ремейком «Дамбо», спрятав свое режиссерское «Я» так высоко, что даже летающий слоненок не смог бы достать. Летом нас ждет вроде как не покадровая адаптация «Короля Льва» в стилистике «Книги джунглей» с огромным количеством известных актеров и музыкантов. В промежутке же затесался старина Гай Ричи, от которого в последнее время уже много не ждут, со своей версией приключений парнишки из города Аграба. Его предыдущий фильм, провалившийся в прокате и вызвавший негодование критиков, тем не менее сохранил черты кинематографа Ричи. Там был его фирменный монтаж от персонажа к персонажу, рукопашные драки, бег по узким городским улочкам, тень былого чувства юмора и, конечно, классический ричивский главный герой — сирота, дебошир, робин гуд, трепло.



По сути, из всего этого перечня черт кинематографа Гая Ричи в «Аладдине» осталась лишь последняя: главный герой. Перед нами молодой воришка с подвешенным языком, который вырос на улицах, отчего знает их как свои пять пальцев. Аладдин (Мена Массуд, его первая крупная роль) мечтает стать принцем. На каком месте в такой мечте стоят всеобщее признание и нескончаемое богатство, мы не знаем, однако понимаем, что любовь здесь далеко не на последнем плане. На одном из городских рынков Аладдин знакомится с принцессой Жасмин (Наоми Скотт), ошибочно приняв ее за служанку из королевского дворца, попавшую в неприятность. Вместе они скрываются от толпы хулиганов в тайном прибежище Аладдина, откуда можно романтично смотреть на город, попивая чай и мило беседуя. Несмотря на то, что нашего героя воспитала улица, джентльменских качеств он не лишен: юный и уже влюбленный по уши романтик провожает девушку прямо до покоев принцессы, что в свою очередь не остается без внимания стражи.



Злой и коварный Джафар (Марван Кензари) живет по собственной воровской философии: «Укради яблоко, и ты — вор; укради страну, и ты — повелитель», — говорит он пойманному Аладдину перед тем, как отправить того на опасное задание. Цель поручения заключается в том, чтобы проникнуть в пещеру, полную несметных богатств, но, не прикасаясь ни к одному из них, выкрасть оттуда лишь только лампу. Лампа, естественно, волшебная, сила которой приоткрывается герою вместе со зрителями сразу после очередного (и, к сожалению, далеко не последнего) предсказуемого проявления злости и коварности Джафара. Стоит ее потереть, как перед тобой возникает он — джин голубого оттенка кожи с лицом Уилла Смита, готового исполнить любых три твоих желания.

С появлением Смита на экране действительно исполняются некоторые из зрительских желаний — кино становится бодрее, веселее и наконец начинается какая-то магия. Речь тут в большей мере об отрезке фильма, который начинается с эффектного въезда в город на слонах и с павлинами под пение самого Смита и заканчивается вторым свиданием Аладдина с Жасмин. Наоми Скотт по-настоящему обворожительна в своей роли, отчего их общие сцены с Массудом периодически искрятся от химической реакции, в которую вступает актер с актрисой. Вот только Гай Ричи, по-видимому, не сильно заинтересован в их отношениях, отчего весь финальный акт он отдает абсолютно невыразительному, скучному и банальному злодею, который раскидывается по сторонам стандартным набором фраз: «я хочу безграничную власть», «я буду всемогущ», «трепещите передо мной» и так далее.



Чтобы далеко в сравнительные дебри не лезть, в том же «Дамбо», каким бы предсказуемым и плоским антагонистом не был Вэндевер, за счет космической харизмы Китона, его напущенной манерности и элегантного внешнего вида, злодей смотрелся в куда более выигрышном ключе, чем здесь. В целом, «Аладдин» выстраивает крайне противоречивые отношения со зрителем: у каждой замечательной сцены есть свои «но», к каждому приятному персонажу приставлен кто-то в большей или меньшей степени раздражающий. Будто бы кино ведет непонятную и неосознанную борьбу со своей публикой. То оно пытается очаровать тебя восточной эстетикой и живописным антуражем, то с головой погружает в болото из условностей, банальностей и спецэффектов, тем самым снимая как рукой все добытое в честной борьбе очарование.



Кроме того, у «Аладдина» большие проблемы с хореографией. И речь не только о том, что в фильме полно режущих глаз сцен компьютерного паркура, причем не такого фантастического, чтобы каскадер главного героя не смог бы выполнить, это также касается и музыкальных номеров. А для мюзикла, которым «Аладдин» является, они вовсе играют основополагающую роль. Во-первых, создатели в очередной раз сделали жирный акцент на компьютерной графике, в которой тонут все достижения постановщиков танцев. Во-вторых, большинство танцевальных номеров смотрятся как музыкальные клипы, что крутили в нулевых. Ей-богу, во время финальной душераздирающей арии Жасмин, снятой якобы одним планом, на месте Наоми Скотт так и видится какая-нибудь Бритни Спирс или Кристина Агилера.

В целом, у Гая Ричи получилось довольно яркое киноприключение для всей семьи, в котором есть арабская ночь, волшебный Восток, чары и месть, отвага и честь, дворцы и песок, но только не дивный восторг.
Поделиться:

Премьеры
10.12
Оборотень
The Wolf of Snow Hollow
10.12
Бараны
Rams
10.12
Глубокое погружение
Breaking Surface
все премьеры

Топ 250
55
Чужие
Aliens (8.50)
56
Таксист
Taxi Driver (8.50)
57
ВАЛЛ-И
WALL·E (8.50)
58
Вечное сияние чистого разума
Eternal Sunshine of the Spotless Mind (8.50)
59
Заводной апельсин
A Clockwork Orange (8.50)
60
Реквием по мечте
Requiem for a Dream (8.50)
61
Пианист
The Pianist (8.50)
62
Жизнь прекрасна
La vita è bella (8.50)
63
Головокружение
Vertigo (8.50)
64
Жизнь других
Das Leben der Anderen (8.50)
весь топ