Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]
26.12.2018 14:01

Лоренс Фишберн: «В детстве я воровал комиксы»

Лоренс Фишберн — фигура в киноиндустрии видная. 57-летний актер с глубоким голосом, сыгравший неподражаемого Морфеуса в «Матрице» и номинированный на премию «Оскар» за работу в картине «На что способна любовь», известен своим трепетным отношением к комиксам. Это можно заметить даже по его фильмографии, которая включает такие картины, как «Человек-муравей и Оса», «Человек из стали» и «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости».

Недавно актер посетил кинофестиваль в Марракеше, где его поймали журналисты, чтобы побеседовать о его детском увлечением комиксами, экранизации «Алхимика» Пауло Коэльо, дружбе с Киану Ривзом, его отношении к отрицательным персонажам, отцовском авторитете и многом другом.

Очевидно, вам хорошо в Марракеше.

Это так.

Почему?

Всякий раз, когда я оказываюсь на Африканском континенте, чувствую себя прекрасно.

Вы представляли здесь фильм «Человек-муравей и Оса». Какие первые комиксы вы прочитали и какие из них произвели на вас наибольшее впечатление в детстве?

Я читал абсолютно все — обожал и Marvel, и DC. Когда я начал, они стоили десять центов, но потом подорожали до двенадцати, и я уже не мог их себе позволить. Поэтому пришлось взять дело в свои руки, и я стал их красть. Как видите, я был настроен серьезно. Можно сказать, что между 1967 и 1975 годами я был заядлым читателем-рецидивистом.



Вы росли на комиксах?

Точно. И это было здорово, так как они вынуждали меня читать. Иногда там использовали научный жаргон и разнообразные сложные слова, ха-ха. Я узнал, например, о такой штуке, как журналистика, от Супермена.

А впоследствии вы сыграли Перри Уайта...

Да, и узнал о таких вещах, как секретные правительственные организации! [Смеется.]

Сейчас вы читаете комиксы?

Иногда выпадает возможность полистать журнальчик-другой, но теперь я читаю другие книги. Недавно вот прочел Cry Like A Man, мемуары Джейсона Уилсона. У него есть организация, которая в рамках строгой 12-недельной программы учит мальчиков быть мужчинами. Моя компания Cinema Gypsey собирается снять документальный фильм об этом.

Вы занимаетесь довольно разносторонними проектами...

Да, и это естественная эволюция. У меня сорокалетний актерский опыт, я играю с десяти лет, так что все логично.

Ваш главный предстоящий проект — «Алхимик» по роману писателя Пауло Коэльо...

Я собираюсь срежиссировать, спродюсировать и сняться в нем. Эти планы я вынашивал в течение последних 15-16 лет, и похоже, что-то наконец получится в наступающем году или в 2020-м. Посмотрим. Реализовать такое иногда непросто.

Особенно учитывая историю проектов Харви Вайнштейна?..

Вот именно. Иногда обстоятельства вмешиваются в твои планы самым неожиданным образом. Но тем не менее скоро выйдут такие фильмы с моим участием, как «Наркокурьер» и «Джон Уик 3».

Вы дружите с Киану Ривзом и Пауло Коэльо. Это помогает в работе?

Разумеется. Пауло дал мне свое благословение давным-давно, сказав: «Ты тот самый парень». А с Киану у меня прекрасные отношения еще с тех пор, когда мы снимались в первой «Матрице». Он один из умнейших ребят, которых я знаю. Также он абсолютно точно не такой, как все, и обладает качеством, которое делает его столь особенным: продолжает рисковать и поэтому постоянно растет как актер. Вот почему людям так нравится смотреть на него. Киану всегда рисковал. Когда я смотрел первого «Джона Уика», то не знал, чего ожидать, и в результате был просто потрясен. Помню, было что-то типа: «Чувак, что мне сделать, чтобы стать частью этого мира?». А Киану такой: «Мы обязательно что-нибудь придумаем».



Каково было войти в мир «Джона Уика»?

Потрясающе весело. Невероятно, но я попал в место, где всегда хотел побывать, чтобы порезвиться там с остальными ребятами. Кто же не захочет в таком поучаствовать? Это как играть в полицейских и грабителей.

Итак, вы снялись во второй части и точно появитесь в начале третьей. Есть вероятность, что вашего героя убьют?

Даже если и так, я ведь не могу рассказывать об этом, верно?

Почему вы так любите играть плохих парней?

А я не обязательно рассматриваю их как плохих. Я всегда пытаюсь показать своего героя сложнее и многограннее. Но сам процесс изображения отрицательных персонажей всегда веселый.



Во многих фильмах вы играете военных.

Да. Я убежден, что у каждого актера есть свой наиболее подходящий образ. У всех нас есть свои архетипы, на которые мы походим. У кого-то диапазон больше, чем у других, и у меня он неплохой: я могу быть парнем в форме, парнем в костюме, парнем из будущего или из прошлого.

В «Наркокурьере» Клинта Иствуда вы играете агента УБН...

Клинт там играет парня, случайно ставшего наркокурьером, Брэдли Купер — агента, который должен его поймать, а я босс этого агента, который говорит: «Иди и найди преступника».

В проекте Running with the Devil тоже речь идет о наркотиках...

Это действительно крутой боевик, который мы снимали в Нью-Мексико. Там есть мы с Николасом Кейджем и еще куча классных актеров.

Николас Кейдж возвращается!

И это здорово, не так ли? Мы любим Николаса. Он классный.



Как вы относитесь к своей славе?

Господи, да это же прекрасно. Мне очень повезло: я делаю то, что мне нравится, а людям нравится то, что я делаю. Подобный результат и есть цель каждого моего дня. В первую очередь я человек, а потом уже папа и актер. Все вещи одинаково важны.

Это правда, что ваш отец ушел из семьи, и вас воспитывала мать?

Да. Мои родители никогда не были по-настоящему вместе, поэтому я не жил с отцом. Но он любил меня и был хорошим парнем. Возможно, неидеальным, но он дал мне, что смог. В первую очередь папа дал мне замечательное имя. [Смеется.] Он умер в 2013 году, и последние пять лет заботился о нем главным образом я. Обычное человеческое отношение. То, что ты делаешь просто потому, что так надо.

Он работал в исправительных учреждениях?

Он называл себя тюремщиком, хотя 25 лет просто сопровождал малолетних преступников в здание суда и обратно. До этого он участвовал в Корейской войне, правда, в качестве повара. Папа очень хорошо готовил, и я прилично поправился за последние пару лет, потому что готовлю как он.

Отец был для вас авторитетом?

Самым главным. Некоторые его манеры я вложил в своих персонажей, например, определенное щегольство. Мой старик любил хорошо выглядеть и одеваться, всегда надевал галстук и начищенные туфли.

Как он отреагировал, когда вы стали актером?

Отец очень мной гордился.

А мать?

Тоже, разумеется. Она и привела меня в шоу-бизнес, если честно.

Как это было?

Маме всегда нравился этот мир, и она хотела быть его частью, поэтому, когда поняла, что у меня вроде как есть актерский дар, начала периодически намекать и интересоваться, не хочу ли я сходить на прослушивание. Мне было лет девять, и поначалу я отказывался, но мама была настойчива, и после очередного моего «нет» между делом обронила, что если бы я не упрямился, то мог бы зарабатывать триста баксов в неделю. Я подумал: «Почему, черт возьми, мне не сказали об этом раньше?». Поэтому на следующие пробы я пошел, получил работу и после первого же гонорара навсегда влюбился в актерское искусство.

Насколько важной для вас была работа с Фрэнсисом Фордом Копполой в его фильме «Апокалипсис сегодня»?

Он действительно стал исходной точкой моего становления, как актера. Это было началом моего понимания кино, да и вообще мира, потому что меня вдруг вывезли из Бруклина, и я очутился на Филиппинах, в центре Азии. Подобная смена обстановки открыла мне много новых впечатлений. Да, работа с Фрэнсисом над данной картиной и все остальные фильмы, где мы сотрудничали, сформировали меня, как актера.

Великие мастера могут многое изменить. Клинт Иствуд, например.

Мне повезло начать свое сотрудничество с ним на съемках «Таинственной реки». Я ощутил его стиль работы, с которым раньше не сталкивался, — очень простой и приятный. У него есть команда, с которой он работает на протяжении десятилетий, и уровень общения у них таков, что люди понимают друг друга с полуслова и много не разговаривают. Процесс шел удивительно быстро, а со мной рядом снимались невероятные актеры — Шон Пенн, Тим Роббинс, Кевин Бейкон. Это было восхитительно. «Апокалипсис сегодня» создавался два года, и я тогда считал, что все идет как надо, ведь я был совсем пацаном, а это лишь мой второй фильм. Спустя сорок лет я снялся у Клинта Иствуда, и на все ушло 25 дней. Совершенно другой стиль.



Был ли у вас в карьере фильм, по уровню сумасшествия близкий к «Апокалипсису сегодня»?

Ну, таких же безумных, конечно, не было, но были просто очень сложные: трилогия «Матрица», например, когда мы одновременно снимали сразу две картины со всеми этими визуальными эффектами. Так что по сложности, да, их можно сравнить.

Вы также работали с независимыми режиссерами, такими как Ричард Линклейтер.

Было очень здорово с ним познакомиться. Он один из тех парней, который умеет показать сложные вещи обманчиво легкими и тем самым заинтересовать. Перед тем, как взяться за съемки ленты «Куда ты пропала, Бернадетт?», он мне сказал: «Там есть сцена, где нужно выслушать Кейт Бланшетт и дать ей совет, который поможет ей жить дальше». Услышав такое, я сразу сказал: «Я в деле».

Итак, вы авторитетная фигура...

Не самая плохая роль по жизни.

Как вы решаете, браться за что-то или нет?

Нет никакой формулы. Нужно просто понять, есть ли в этом смысл.

Вы считаете себя хорошим комиком?

Да, я стараюсь. [Смеется].

Что вы думаете о шансах «Черной Пантеры» на получение «Оскара»?

Знаете, я не люблю обсуждать подобные вопросы. Что более важно лично для меня, так это то, что фильм стал успешным на международном уровне. На него стоит обратить внимание, и теперь всем киношникам придется считаться с этим феноменом. Думаю, нас ждет как минимум одно продолжение.

Хотели бы вы в нем сняться?

Конечно.

Насколько сложно было работать чернокожему актеру в начале вашей карьеры и сейчас?

Многое меняется. Сами люди пытались что-то изменить, и у них получалось: для цветных, для женщин и т.д. Многие теперь становятся успешными там, где раньше не могли и представить. Мы живем в прекрасное время.

Как вы подходите к постановке «Алхимика»?

«Алхимик» рассказывает о духовном путешествии, которое совершают люди, об уроках, которые извлекает молодежь, постепенно взрослея. Речь идет о том, чтобы двигаться к своей мечте и не сдаваться. Это также касается взаимного культурного обмена для молодого человека, который приходит из христианского мира в исламский и признает красоту обеих культур и обеих духовных систем.

Источник: Collider
Поделиться:


Топ 250
80
Бесславные ублюдки
Inglourious Basterds (8.30)
81
История игрушек
Toy Story (8.30)
82
Лицо со шрамом
Scarface (8.30)
83
Лабиринт Фавна
El laberinto del fauno (8.30)
84
Бэтмен: Начало
Batman Begins (8.30)
85
Схватка
Heat (8.30)
86
Крепкий орешек
Die Hard (8.30)
87
2001 год: Космическая одиссея
2001: A Space Odyssey (8.30)
88
Большой куш
Snatch (8.30)
89
Бегущий по лезвию
Blade Runner (8.30)
весь топ