Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]
08.09.2018 20:10

Реформаторы против реформ. Рецензия на «Историю одного назначения»

Новый фильм Авдотьи Смирновой вышел в очень правильный момент. И дело не в том, что премьера «Истории одного назначения», в основе которой лежит эпизод из биографии Льва Николаевича Толстого, выпала на первую учебную неделю школьников. Эта костюмная драма совершенно не пахнет нафталином, скорее напротив — она слишком свежа, особенно в контексте очень неоднозначных политических дел. Местами герои даже выглядят ряжеными: блеск русской армии, какой мы ее знаем по золотому веку русской же литературы, здесь как в учебнике, со всеми бытовыми подробностями. Порой лишь кажется, что этот учебник подозрительно нов.

Молодой поручик Григорий Колокольцев (Алексей Смирнов) решается уехать из праздной столицы в тульскую губернию. У него с собой бюст Вольтера и мечты о либеральных реформах. На дворе 1886 год, всюду говорят о более новом, справедливом мироустройстве. Важно заметить, что бежит Колокольцев главным образом подальше от прославленного отца-генерала. И движет им отчаяние, что нигде, кроме местами добродушного, хотя и не без последствий, баловства, он проявить себя не может. То слона опоит шампанским, то еще какое глупое пари затеит. Империя ни с кем не воюет, и он втайне завидует ратным подвигам своих старших братьев. В глубинке Колокольцева встречает бывалый ротный командир, что называется сухарь. И все идеи просвещения молодого поручика отныне обречены разбиться о суровый уклад испокон заведенного армейского порядка.



Одна радость — еще в поезде он знакомится с родственным по передовым взглядам Львом Толстым (Евгений Харитонов). А тот — такой же авантюрист: свиньи из Японии, удобрения из Аргентины, уроки для крестьянских детей. Окружающая действительность совсем скоро поставит героев лицом к лицу с практической несостоятельностью их взглядов. Речь все про те же пресловутые благие намерения, которые, как известно, никогда не знаешь, куда заведут. Их приятному знакомству предстоит пройти тяжелое испытание, как и их идеалам. В роте Колокольцева есть спивающийся писарь Шабунин (Филипп Гуревич), забитый и ничтожный от испуга или отчаянья, который ударил по лицу старшего по званию. По законам военно-полевого суда за это его ждет расстрел. Граф Толстой вызывается быть его адвокатом, а Колокольцеву предстоит стать одним из тех, кто вынесет приговор.

Стоит оговориться: в этой истории нет главных персонажей. Все они соучастники одного преступления и братья по несчастью. И все на первом плане. У этой по-хорошему литературоцентричной истории есть все задатки большого романа. Да и многосерийный фильм из нее вышел бы отличный. Потому что сценаристы нашли для каждого героя свой сложный, достоверный и объемный характер, мастерски показанный иногда лишь в паре сцен. Кроме того, у каждого из них есть своя минута славы, когда они говорят вещи настолько убедительные, что с ними сложно не согласиться. Генерал — что благородство солдата заключается в готовности к смерти в любую минуту, губернский военный начальник — что не с кем ему грядущие реформы воплощать, а закон есть закон, польский ротный командир — что и закону, и совести отведены свои рамки уместности, их не стоит путать, иначе какой же тогда порядок. И все это звучит пронзительно и правдиво потому, что правдиво в первую очередь для произносящего.

Практически через каждый фильм Дуни Смирновой проходит одна линия, более всего заметная в комедии «Кококо». Это история о том, как неплохие в целом люди пытаются осчастливить ближнего на свой манер. И ее герои всегда упорствуют в этом до последнего, не желая принимать очевидное с самого начала поражение. Ведь отказаться от своей правды, своего лучшего мира с молочными реками и кисельными берегами, где «люди все — точно ангелы», — как от себя отречься.



В этом случае молодой Колокольцев — первый, кто отрекается, ведь, с одной стороны — новое, прочитанное в правильных книгах, услышанное в хорошем обществе, но не пережитое. А с другой — с детства привитое, не одним поколением почитаемое чувство долга. Молодым поручиком движет не страстное стремление переустройства мира, а простое человеческое желание нравиться: чтобы граф Толстой заметил правильную открытую книжку на столе, чтобы несчастный Шабунин сбежал и вспоминал добрым словом своего избавителя, чтобы отец похвалил, наконец. Вот он и заводит разговоры сплошь уместные и приличествующие ситуации. На дворе ведь все-таки XIX век, люди не посылают друг друга, а в пьяном неистовстве, размахивая саблей, говорят: «Вам от дома отказано».



Самыми честными в истории оказываются те, кто не видит в этих идеалах какого-то спасительного высшего смысла: спивающийся прапорщик Стасюлевич (Сергей Уманов) и Софья Андреевна (Ирина Горбачева). И речь не о том, что их позиция справедливее прочих. Просто они не надеются, что ситуация может разрешиться благодаря чужому благородному поступку — поступки нужно совершать самому. Потому-то Софья Андреевна и говорит мужу о тетушке-фрейлине сразу же, не рассчитывая на чудесный исход суда. В итоге этот суд над Шабуниным — критическая точка невозврата для всех идеалистов. Поручик Колокольцев в финале — персонаж обреченный, а всем остальным ожидаемо остаются разочарование и перерождение. Граф Толстой вскоре создаст Платона Каратаева. Это пока он работает над сценой ампутации ноги Анатолю Курагину — ну что ж, расставаться с идеалом всегда больно.
Поделиться:

Премьеры
22.11
Великаны
Gigantic
22.11
Нация убийц
Assassination Nation
22.11
Ральф против интернета
Ralph Breaks the Internet: Wreck-It Ralph 2
29.11
Суспирия
Suspiria
все премьеры

Топ 250
50
Сияние
The Shining (8.50)
51
Король Лев
The Lion King (8.50)
52
Чужой
Alien (8.50)
53
Спасти рядового Райана
Saving Private Ryan (8.50)
54
Амели
Le fabuleux destin d'Amélie Poulain (8.50)
55
Чужие
Aliens (8.50)
56
Таксист
Taxi Driver (8.50)
57
ВАЛЛ-И
WALL·E (8.50)
58
Вечное сияние чистого разума
Eternal Sunshine of the Spotless Mind (8.50)
59
Заводной апельсин
A Clockwork Orange (8.50)
весь топ