Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]
10.11.2016 21:46

Скотт Дерриксон: «“Доктор Стрэндж” — глоток свежего воздуха»

«Доктор Стрэндж» — последний на данный момент проект киновселенной Marvel — рассказывает об успешном и талантливом нейрохирурге Стивене Стрэндже, который после ужасной автокатастрофы потерял самое ценное — активность своих рук. В поисках исцеления герой отправился в путешествие на восток и неожиданно для самого себя оказался в центре борьбы с темными магическими силами.

На одной из последних пресс-конференций актеры Бенедикт Камбербэтч и Мадс Миккельсен, режиссер Скотт Дерриксон и президент студии Marvel Кевин Файги рассказали, почему настало время Доктора Стрэнджа, к каким приемам они прибегали, чтобы освежить и встряхнуть киновселенную, и какие впечатления остались у команды после работы над столь необычным супергеройским блокбастером.

Доктор Стрэндж впервые появился в комиксах в июле 1963-го. Кевин и Скотт, почему для персонажа, прожившего во вселенной Marvel столь долго, только сейчас настал момент попадания на экраны?

Файги: Поверьте, мы это обсуждали долгие-предолгие годы. Порой все просто удачно срабатывает. Расчет во времени часто нам удавался. «Доктор Стрэндж» — наш четырнадцатый фильм, а мы всегда повторяем, что должны разрушать границы и продолжать удивлять зрителей, создавая уникальные в своем роде картины и таких же героев. С каждой лентой мы все глубже проникаем в другие измерения, так что, на наш взгляд, выбор именно этого времени для Стрэнджа идеален.



Дерриксон: Кевин — один из тех, кто дает зеленый свет фильмам, так что его ответ можно считать официальным. Я же как фанат комиксов могу сказать, что «Доктор Стрэндж» являлся ярким продуктом своего времени, бурных 60-х, и одновременно глотком свежего воздуха в мире комиксов. А как поклонник кино я почувствовал себя готовым к новому вызову. Когда я приступал к «Стрэнджу», мой подход был примерно таким: «Давайте сделаем что-то настолько не в духе Marvel, насколько этот комикс был не в духе графических романов 60-х годов».

Чтобы заполучить Бенедикта на главную роль, вам пришлось перенести дату начала съемок проекта. Почему это было важно для вас?

Дерриксон: Когда мы с Кевином обсуждали, кого бы хотели видеть в роли Доктора, почти сразу остановились на Бенедикте: просто поняли, что это правильный выбор. Я отправился в Лондон, захватив с собой несколько эскизов, встретился с Беном и рассказал ему о нашем проекте. Он согласился участвовать, но на тот момент был занят в постановке «Гамлета» в Лондонском театре. Мы планировали релиз на лето, и наши рабочие графики не совпадали. Потом я встречался с другими хорошими актерами, но постоянно ощущал, что эта роль создана для Бенедикта. Тогда Кевин доверился моему чутью и согласился перенести съемки.

Камбербэтч: Я рад, что в итоге все получилось. Во-первых, мне это очень льстит, а во-вторых, это большая ответственность и в то же время мотивация выполнить свою работу на уровне и сдержать данное обещание. Это стало хорошим началом для моего дебюта во вселенной.



Мы уже восемь лет путешествуем по киновселенной Marvel, которая была запущена в 2008 году с первым «Железным человеком». Какие сложности при создании нового фильма встали перед вами?

Дерриксон: Главной установкой было попытаться снять такой фильм, который бы выглядел прогрессивно на визуальном уровне, как комиксы Стива Дитко выглядели в 60-е. Нашими главными источниками вдохновения стали ранние новеллы Стэна Ли и Дитко — их работы до сих пор можно назвать особенными. Я хочу снимать событийное кино, использующее визуальные эффекты в особой последовательности, а не только для изображения массовых разрушений, хочу находить новые креативные способы для воплощения идей и внутренне обогащаться именно от таких проектов. Фильмы подобного плана надолго врезаются в память и могут изменить отношение к кинематографу в целом. Не знаю, достигли ли мы желаемого уровня, но, безусловно, стремились найти свежий формат, способный приятно удивить публику.

Мадс, за последние десять лет вы снялись в фильме о Джеймсе Бонде, «Звездных войнах» и «Докторе Стрэндже». Не возникает желания ущипнуть себя от удивления?

Миккельсен: На самом деле, я примерно половину своей жизни увлекался комиксами, а другую половину — фильмами с Брюсом Ли. Так что когда Скотт рассказал мне эту историю где-то за десять минут, добавив, что в ней будет много кунг-фу и полетов, я ответил: «Вау, перемотай-ка на кунг-фу. Я в деле!». Моя детская мечта сбылась. Удивительно, что в возрасте 108 лет мне удалось немного полетать.



Бенедикт, о чем вы подумали, когда впервые увидели себя в зеркале в костюме с ярким плащом?

Камбербэтч: О, у меня закружилась голова, знаете, как у ребенка на Хэллоуин. Когда я увидел свое облачение в первый раз, наш удивительный дизайнер костюмов Александра Бирн спросила: «Переживаешь сейчас свой супергеройский момент?». Да, пожалуй, это он и был, момент осознания. Фильм обладает множеством притягательных качеств, и я снялся в нем по разным причинам, но чем в первую очередь Скотт и Кевин заманили меня, так это оригинальной историей героя и его ролью в киновселенной Marvel. В его судьбе есть и драматические моменты, и место для тонкого юмора, и странности.

Во второй раз я был сильно впечатлен уже под конец съемок. Мы находились в Нью-Йорке, на Пятой авеню. Папарацци вокруг было примерно столько же, сколько людей из съемочной группы. Все воспринималось как-то сюрреалистично. Мы бежали по улице, прыгали для съемок сцен с полетами, и внезапно произошла настоящая магия: я подумал обо всех тех мужчинах и женщинах, которые когда-то создавали графические романы на полу одного из зданий в этом чудесном городе. И вот он я — исполняю эту роль.




Дерриксон: У меня на телефоне сохранилось видео, которое я отправил только Бенедикту. Все началось с его спонтанного предложения зайти в случайно попавшийся магазин комиксов. Бен был в полном геройском облачении, и посетители, конечно, сильно удивились при виде настоящего Доктора Стрэнджа, покупающего комиксы о самом себе.

Камбербэтч: У меня не было с собой денег, но я пообещал услугу — если фильм провалится, то я приду и установлю для них полки. Правда, это разбило бы мне сердце. Но сам момент стал особенным и волшебным. Это ведь было последнее место, где мы снимали, и рядом оказался магазин комиксов. Просто потрясающе!



Мадс, вы играли злодея в фильме о Бонде, воплотили образ Ганнибала, в общем, создали достаточно культовых отрицательных персонажей, смакующих свою порочность. В «Докторе» же вы сыграли антагониста другого плана — верящего в свою геройскую сущность, якобы спасающего мир. Как вы справились с ролью?

Миккельсен: Все мои персонажи обладают, как вы это назвали, геройской сущностью. Думаю, следует уточнить, что они совсем не однобоки. Ключ к разгадке любого злодея — это понимание его мотивов. Даже Доктор Стрэндж осознает, что у Кецилия есть свои доводы в пользу того, что он делает. Актер должен показать образ, с которым зритель сможет сравнить себя, — вот и весь секрет. Не нужно идти напролом, заявляя: «Я собираюсь захватить весь мир, просто потому, что могу это сделать и хочу повеселиться!». Для всего должна быть причина. Конечно, хорошо, когда это прописано в сценарии, и режиссер ничего не упускает, как и случилось у нас.



Бенедикт, в начале фильма Стивен Стрэндж заносчив и самоуверен. Напоминал ли он вам Шерлока Холмса?

Камбербэтч: Нет, я бы сказал, со Стрэнджем все немного по-другому. Да, они с Шерлоком похожи умом, высокомерием и любовью к своему делу. Стивен — материалист и эгоцентрик, но он очарователен и остроумен. Его любят коллеги, и он с ними нормально контактирует, даже заводит отношения. Стрэндж не социопат или асексуальный аутсайдер, как Холмс. Мой новый герой живет в Нью-Йорке, ест бейглы и все такое. В отличие от Шерлока, он человек от мира сего.

Доктор отправляется к Старейшине в Непал, заново обретает там смысл жизни и перенимает особый опыт. Кто для вас стал тем человеком, чье мнение оказалось особенно важным?

Камбербэтч: Я бы хотел, чтобы был всего один такой человек — это упростило бы мой ответ. Но правда в том, что при работе я ориентируюсь на всю съемочную команду. А работа над «Стрэнджем» была весьма необычна: каждый помогал мне по всякому, даже незначительному, поводу. Тильда, например, показала, как пройти по грани между древностью и молодостью, мудростью и современностью, как двигаться с достоинством и грацией. Впрочем, так она идет и по жизни. Я уже работал с Чиветелем, но в «Докторе» мне довелось наблюдать, как непросто актеру бывает осуществить задуманное авторами. А Мадс… Жалуется, что чувствует себя на сто лет, а на самом деле двигается, как 20-летний юноша. Он атлет и в то же время настоящий джентльмен, который всегда поддержит и заверит, что в следующей сцене не ударит случайно по лицу, что часто происходит на съемках экшен-фильмов. Также при работе под руководством режиссера и продюсера, знающих свое дело со всех сторон, я чувствовал себя в полной безопасности. Могу еще долго перечислять, ведь мне очень повезло сниматься в компании таких поистине вдохновляющих людей.



В фильме присутствуют действительно смелые кадры и эпизоды. Как они создавались?

Дерриксон: Из-за сдвигов в запуске проекта у нас оставалось меньше времени на постпродакшен, но благодаря Кевину и Луису Д'Эспозито удалось нанять больше специалистов. Один из наиболее полезных моментов во всем творческом процессе был связан с тем, что мы задумали образы, которые якобы невозможно создать. Финальный эпизод фильма как раз является итогом наших размышлений. Нужно было прорисовать каждый отдельный кадр, причем что-то казалось невозможным, какие-то идеи подавали мастера по визуальным эффектам, а другие просто не срабатывали. Каждое утро, просыпаясь и собираясь на работу, я ждал стука в свою дверь и вынесенного приговора: «Ты уволен. Все стало слишком странно». Но мне повезло — в Marvel полностью поддержали мою идею нарушать прежние установки.



В комиксах есть сюжетная арка о секретном сообществе «Иллюминаты». Планируется ли его появление в одном из будущих фильмов?

Файги: Не могу сказать ничего конкретного о перенесении на экраны этой сюжетной линии, но, конечно, вы увидите некоторых членов группы, работающих вместе в следующих «Мстителях».

Куда вы отправитесь с Доктором Стрэнджем дальше?

Файги: Совсем скоро он снова наденет свой плащ в «Войне бесконечности».

Бенедикт, как долго вы видите себя в роли Доктора Стрэнджа?

Камбербэтч: Давайте сначала выпустим фильм. Я просто хочу наслаждаться сегодняшним днем. Мы представляем моего героя миру впервые, и меня переполняют эмоции.
Поделиться:


Топ 250
239
Матч Поинт
Match Point (7.80)
241
Искупление
Atonement (7.80)
242
Игра
The Game (7.80)
244
Гарри Поттер и Дары Смерти: Часть 1
Harry Potter and the Deathly Hallows: Part 1 (7.70)
245
Пятый элемент
The Fifth Element (7.70)
246
Не пойман — не вор
Inside Man (7.70)
248
Полночь в Париже
Midnight in Paris (7.70)
весь топ