Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]
17.10.2016 19:24

Не мир принес, но меч. Рецензия на «Ученика»

Уже почти традиционно для российского общества фильмы, равно как и книги, поднимающие самые злободневные вопросы, сначала принимаются без особого воодушевления. Подчас реакция на критику текущей ситуации в стране проста — безоговорочный протест. «Сыты уже вашей оголенной правдой или чернухой, спасибо», — такой ответ вполне объясним: вдруг комом на Россию накатилась волна абсурда, от которой хочется либо подальше уехать, либо укрыться одеялом из фэнтези и блокбастеров, желательно западных и о своем наболевшем не напоминающих.

Но Кирилл Серебренников — театральный и кинорежиссер с мировым именем — на уступки своему зрителю никогда не шел. Сцена, как и большой экран, — это территория свободы, считает и доказывает своими произведениями постановщик. В лучших традициях Бертольда Брехта он придает большое значение социальному аспекту в своих работах, отчего они всегда звучат актуально.



За основу сценария своей последней работы Серебренников выбрал пьесу современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга «Мученик». Немного переработанная под российскую действительность, изначально она была поставлена режиссером в его «Гоголь-центре». В фильм перекочевал почти весь актерский состав спектакля, за исключением исполнителя главной роли, — Никиту Кукушкина заменил талантливый и совсем юный Петр Скворцов.

Конечно, театральная база сказалась на общем характере картины — мизансцены и долгие дискуссии занимают большую часть ее хронометража, но как блестяще они проработаны! Однако для того чтобы фильм не превратился в киноспектакль, понадобился особый взгляд оператора, которым здесь выступил Владислав Опельянц, ранее работавший в последних проектах Никиты Михалкова. Долгие планы, неожиданные ракурсы, европейская картинка — несомненные визуальные достоинства фильма.



Отметим, что «Ученик» привлек к себе внимание задолго до российской премьеры, сначала получив премию имени Франсуа Шале на Каннском кинофестивале (за «наилучшим образом переданную действительность нашего мира»), затем — награду за лучшую режиссуру на «Кинотавре». Но не похвала рецензентов и признание коллег в первую очередь характеризуют работу Серебренникова, а ее критическая природа по отношению к одной из проблем российского общества. В последнее время градус религиозного фанатизма зашкаливает, причем не только у некоторых рядовых граждан, но даже среди тех, кто управляет важными процессами в стране. Принимаются странные законы, чувства верующих оказываются оскорблены в вопросах, никак не связанных с религией. Можно сказать, что религиозность в мире переживает новый этап развития и одновременно искажения, грозя принять форму фундаментализма.



На серьезную тему Кирилл Серебренников рассуждает нетривиальным образом, помещая место действия в обычную российскую школу. Один из старшеклассников сего заведения, Веня Южин, вдруг проникается текстом Священного Писания, начинает во всех случаях жизни цитировать Библию и агрессивно навязывать окружающим свои якобы религиозные ценности. К тому же он отказывается плавать в бассейне, выступая против девочек в бикини, эпатажно срывает уроки биологии, не желая знакомиться с приемами контрацепции, и отвергает теорию Дарвина. Начавшись как фарс, история ученичества и мученичества Южина перерастает в триллер, а потом и вовсе оборачивается трагедией.

Всем известно, что Библия полна противоречий: на одну и ту же цитату приходится целый список разных толкований. Порой сами церковники оказываются в замешательстве по поводу той или иной хлесткой фразы. При этом слово Священного Писания, несомненно, обладает особой силой и ритмом, словно заставляющими неокрепшего умом читателя принять все написанное за абсолютную истину. Вот и Веня требует вдумчивой веры и при этом буквального понимания каждого библейского отрывка. А как правильно интерпретировать этому ребенку массу жестокостей, описанных в Евангелии?



Оказать какое-либо эффективное противостояние взбесившемуся школьнику не может никто, кроме разумной и просвещенной учительницы биологии в исполнении Виктории Исаковой. Ее взгляд — научный и либеральный — противопоставляется средневековому мракобесию, в которое ударяется несмышленый Вениамин. И все же, несмотря на очевидную расстановку сил в сюжете, Серебренников и его актеры показывают неоднозначность сложившейся ситуации. Преподавательница сперва никак не может совладать с юношей и постоянно впадает в истерику, в то время как школьник даже при очевидном помешательстве говорит справедливые вещи, например, отвергая веру, которую проповедует недалекий батюшка на уроках по православной культуре.



Но, к счастью, «Ученик» не история обаятельного преступника вроде Алекса из «Заводного апельсина» и тем более не рассказ о славном крестовом походе. Режиссер очень скоро заставляет зрителя расстаться с любыми иллюзиями по поводу возможного «излечения» героя. «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч», — именно в этой цитате из Нового Завета ярче всего выражены взгляды Вениамина на то, как переделать мироустройство. Его Господь — карающий и воинственный — призывает к истреблению евреев и гомосексуалистов и изменению окружающей действительности радикальными мерами. Что примечательно, в герое Скворцова не так уж много психологизма: безотцовщина и явная сексуальная неудовлетворенность — вот двигатели его агрессии.

Несмотря на место действия, «Ученик», конечно, совсем не школьная драма. Изначально сеттинг может показаться надуманным и утрированным, но не стоит воспринимать изображаемое автором буквально. Как и в театре, в ленте мы в первую очередь видим гротескную иллюстрацию обострившейся ситуации. Школа же представлена как наиболее консервативный социальный институт, где большую часть работников составляют люди советской закалки и старых взглядов. Немного неуместной скорее выглядит цивилизованная учительница, настолько выбивающаяся из своего окружения, что невольно хочется спросить: «А что ты вообще здесь делаешь?». Что же касается уровня напряжения, «Ученик» тем более вырывается из рамок подростковой драмы.



Основная проблематика фильма кроется в том, что обществу нечего возразить Вене и подобным фанатикам — в головах у людей все совсем перемешалось. Вполне узнаваемым образом в сердцах работников школы сочетаются и прежняя любовь к тоталитаризму, и те самые духовные скрепы, и абсолютно бездумное выполнение церковных обрядов (увидел крест — перекрестись), и даже слезы под воровские песни. Пустоту ушедшего коммунизма быстро заполнила страстная и одновременно формальная религиозность. Вполне знакомым кажется эпизод, когда дирекция школы смягчается перед проповедями Южина и соглашается с ним: вместо просвещения будем просто запрещать, и проблема разрешится сама собой. Аморфная масса оказывается бессильной перед натиском фанатичной идеи харизматичной, хоть и узколобой личности.



Само столкновение консервативного и либерального взглядов вполне логично в современном обществе, где люди старшего поколения не хотят мириться с новыми, порой неприятными веяниями, а молодые и прогрессивные с рьяным рвением пытаются доказать необходимость модернизации сознания и взглядов. Мир словно находится на стыке и готов либо откатиться назад, либо рухнуть вперед. Есть вариант обрести некий баланс, золотую середину, но он пока не работает. Серебренников же указывает на опасность не консерватизма или христианства, но радикализма, который в российском обществе почему-то принимается с большим успехом. Через запреты всего и вся, закрытые выставки и запрещенные сайты нас якобы хотят привести к добру, но ведь все помнят, куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями.



Вот и «Ученик» лишь в начале балансирует где-то посередине, но финальный катарсис расставляет все точки над «i». Быть здравомыслящим человеком в обществе сумасшедших оказывается безумием, а жертвой должен пасть невинный и искренний — тот самый (м)ученик. Серебренников же и есть та учительница, что пришлась не к месту. Ее последние слова режиссер почти что прибивает гвоздем: «Я никуда не уйду. Я остаюсь. Я на своем месте». Нам же — и верующим, и атеистам — приходится уповать лишь на то, чтобы такие люди и правда оставались на своем месте, не сдаваясь под натиском все более заполняющей пространство неадекватности.
Поделиться:

Премьеры
31.05
От семьи не убежишь
La ch'tite famille
07.06
Мир Юрского периода 2
Jurassic World: Fallen Kingdom
07.06
Фокстрот
Foxtrot
все премьеры

Топ 250
205
Перекресток Миллера
Miller's Crossing (7.90)
206
Выходной день Ферриса Бьюллера
Ferris Bueller's Day Off (7.90)
207
21 грамм
21 Grams (7.90)
208
300 спартанцев
300 (7.80)
209
Мальчишник в Вегасе
The Hangover (7.80)
211
Люди Икс: Первый класс
X-Men: First Class (7.80)
212
Социальная сеть
The Social Network (7.80)
213
Пипец
Kick-Ass (7.80)
весь топ